Троицкий патерик. Святой благоверный князь Михаил Александрович Тверской и Микулинский, собеседник преподобного Сергия Радонежского

Троицкий патерик. Святой благоверный князь Михаил Александрович Тверской и Микулинский, собеседник преподобного Сергия Радонежского

Святой благоверный князь Михаил Александрович Тверской и Микулинский († 1399), собеседник преподобного Сергия Радонежского, является внуком святого благоверного великого князя Михаила Ярославича Тверского.

Родился в 1333 г. в Пскове, где проживала тогда семья отца его Александра Михайловича, бывшего в изгнании (в Литве).

После 1339 г., когда Александр Михайлович с сыном Феодором варварски были убиты в орде, мать Анастасия отправила Михаила в Новгород к Новгородскому епископу Василию – крестному Михаила. В Тверском Летописце, составленном в XIV в., сказано, что после обучения грамоте в Новгороде Михаил Александрович «вдан бысть честною его материю Анастасиею к Митрополиту Московскому Фегнасту (т.е. Феогносту) на учение святым книгам», и далее замечает летописец, что он «добре извыче святыя книги и писание».

По достижении совершеннолетия получил по завещанию отца в удел Микулинское княжество (существовало в 1339–1485 гг.) с центром в Микулине (ныне село Микулино Городище).

При его попечении был возведен каменный пятикупольный собор в Микулинской крепости (на валу) и каменный храм в Старице, посвященные Архистратигу Михаилу и освященные святителем Арсением Тверским.

Уже в 1362 году Василий Михайлович, состоявший в родстве с московскими князьями (Михаил Васильевич с 1349 года был женат на Василисе Симеоновне), осаждал Михаила в Микулине. В 1364 году от чумы умерли Всеволод, брат Михаила, и Семён Константинович, завещавший свой удел Белый Городок Михаилу, что вызвало недовольство Еремея Константиновича. Митрополит Алексий поручил разобрать дело тверскому владыке Василию, и в 1366 году тот решил дело в пользу Михаила, за что был вызван в Москву и претерпел там протор велик.

Зная, что великий князь Дмитрий и митрополит поддерживают его дядю, Михаил в 1367 году отправился за помощью в Литву к своему зятю Ольгерду.

Воспользовавшись этим, Василий и Еремей провели поход на Микулин, но Михаил вернулся от Ольгерда с литовской помощью, захватил в Твери жен Василия и Еремея, многих из их бояр, подошел к Кашину, где находился Василий. Но по дороге, в селе Андреевском, его ждали послы от дяди и тверского епископа Василия. Они убедили Михаила помириться с Василием и Еремеем, целуя крест. Василий должен был оставить Тверь племяннику, довольствуясь только Кашином.

В 1368 году князь Еремей приехал в Москву с требованием распределить уделы Тверского княжества. Великий князь Дмитрий и митрополит Алексей пригласили Михаила в Москву на третейский суд, гарантировав ему безопасность. Однако после после устроенного на скорую руку суда Михаила и его бояр сделали пленниками, расселив в разных домах. Воспользоваться этим обманом Дмитрий Иванович, впрочем, не успел, так как узнал о неожиданном приезде в Москву ордынских послов. Испугавшись их визита, он освободил Михаила, при этом с тверского князя была взята клятва «быть довольным и не жаловаться». Кроме того, под давлением великого князя он должен был уступить Еремею Белый Городок, куда тот выехал с московским наместником. Михаил спешно покинул Москву, громогласно обвиняя Дмитрия и митрополита.

В том же году умер Василий Михайлович, и Михаил Александрович стал тверским князем не только фактически, но и юридически, что сразу же вызвало конфликт с Москвой.

Под предлогом защиты сына Василия Михаила Дмитрий Московский послал войска в Тверское княжество. Не имея сил для самостоятельного сопротивления, Михаил уехал за помощью к мужу своей сестры Ольгерду. Сумев скрытно провести все приготовления к походу, литовский князь двинулся на Москву.

Разгромив на реке Тросне московский сторожевой полк, Ольгерд первый раз осадил Москву. Однако, построенный незадолго до этого белокаменный Кремль стал непреодолимым препятствием для литовцев и тверичей, а в западные владения Ольгерда вторглись крестоносцы, и он вынужден был снять осаду спустя 3 дня, подвергнув страшному разорению окрестности и уведя много пленных. По мирному договору Михаил получил обратно Белый Городок и другие волости покойного двоюродного брата Семена Константиновича.

Михаил Александрович в 1369 году укрепил Тверь деревянной стеной. В августе 1370 года Дмитрий вновь объявил ему войну. Михаил снова бежал к Ольгерду, а посланные Дмитрием войска опустошили Тверскую землю. Вскоре в тверские земли с большой ратью явился и сам великий князь, он захватил и пожег города Зубцов и Микулин, волости и села и многих жителей увел в плен.

Узнав об этом, Михаил выехал за помощью в Орду, его московские друзья дали ему знать, что на пути в Орду Дмитрий расставил заставы, чтобы его перехватить. Михаилу пришлось опять вернуться в Литву и снова кланяться Ольгерду.

В Рождественский пост Ольгерд двинулся к Москве с братом Кейстутом, Михаилом Тверским и Святославом Смоленским. Они безуспешно штурмовали Волоколамск, крепость взять не смогли, но три дня грабили окрестности, после чего двинулись к Москве. 6 декабря 1370 года Ольгерд осадил Москву. Однако через 8 дней предложил мир, узнав, что против него начали собираться серпуховские и рязанские войска. Но Дмитрий согласился только на перемирие до Петрова дня. Ольгерд отступил в Литву. Михаил тоже помирился с Дмитрием и возвратился в Тверь.

Однако весной 1371 года тверской князь отправился в Орду и выхлопотал там ярлык на великое княжение Владимирское. Ордынцы предлагали ему свои войска, чтобы помочь утвердиться во Владимире, но Михаил отказался и возвратился обратно на Русь только с ханским послом Сарыходжой. Однако Дмитрий Московский взял со всех городов присягу не пускать Михаила. Когда Сарыходжа послал звать Дмитрия во Владимир к ярлыку, тот велел передать ему: «К ярлыку не еду, Михаила на княжение Владимирское не пущу; а тебе, послу, путь чист». Отдав ярлык Михаилу, посол отправился из Мологи в Москву, а тверской князь, недовольный поворотом дела, разорил Кострому, Мологу, Углич и Бежецкий Верх. После этого он вернулся в Тверь и отправил в Орду своего сына Ивана.

Туда же отправился и Дмитрий Московский, который сумел убедить темника Мамая оставить великое княжение за ним. Тверскому же князю из Орды было передано послание: «Мы тебе дали великое княжение, давали и войско, чтоб посадить тебя на нем; но ты войска нашего не взял, говорил, что сядешь одною своею силою; так сиди теперь с кем хочешь, а от нас помощи не жди». Сын Михаила Иван задолжал в Орде 10000 рублей, что вдвое превышало размер годовой дани в Орду с владимирского великого княжения. Дмитрий выкупил его и забрал с собой в Москву, где он жил на митрополичьем дворе, пока его не выкупил отец. Войска Дмитрия захватили Бежецк, убив Михаилова наместника, и пограбили тверские волости.

Михаил стал вновь убеждать Ольгерда двинуть войска на Русь. В 1372 году Михаил вместе с Кейстутом и Андреем Ольгердовичем неудачно подступал под Переславль-Залесский и взял Дмитров (как упоминается, к примеру, в летописи Авраамки под 1372 годом «…взял град Дмитров, а посад и села пожже, а бояр многое множество и людей с женами и детьми сведе в Тферь»), а затем взял Торжок.

Ольгерд вновь пошел на Москву, но под Любутском вместо битвы произошло заключение мира между Москвой и Литвой (1372), в ознаменование которого Владимир Серпуховской женился на Елене Ольгердовне. Михаил в борьбе против Москвы оказался предоставлен собственным силам.

В 1374 году Михаил принял у себя бежавшего из Москвы сына последнего московского тысяцкого Василия Ивана, вновь получил ярлык и атаковал Торжок и Углич, что вызвало ответный поход почти всех северо-восточных русских князей (а также смоленского) под Тверь. Ольгерд только нанес удар по беззащитным смоленским землям в качестве реакции на участие пребывавших с ним до этого в союзе смолян в походе против союзных ему тверичей. На этот раз Михаил вынужден был отказаться от претензий на Кашин, признать себя младшим братом московского князя и согласиться участвовать в войнах Московского княжества с Ордой как в оборонительных, так и наступательных. Однако, об участии тверских войск в Куликовской битве 1380 года сведений нет, за исключением кашинцев и отряда Ивана Холмского.

Как только оказалась возможность, а случилось это в 1382 году, земли Кашина были силою присоединены к Твери. Тверское княжество уверенно набирало силы и опять, в виду нашествия чингизида Тохтамыша, готово было поспорить за первенство среди русских земель.

И вот в этот переломной для Отечества час понадобилось сугубое участие преподобного Сергия Радонежского в межкняжеских отношениях. Как свидетельствует Софийская летопись, когда татарское войско подступило к Москве, Сергий на некоторое время покинул свой монастырь «и от Тахтамышова нахожения бежа в Тверь» под защиту князя Михаила Александровича. Так написал летописец… Но каково было подлинное положение дел – мы не знаем. Сложно представить себе святого мужа, каким, безусловно, был преподобный Сергий, который так был напуган татарами, что презрел свои седины и немощи и побежал из любимого монастыря за тридевять земель, ища спасения. Сложно и невозможно…

Не вопрос собственной безопасности повел игумена в дальнюю дорогу, а дело спасения Отечества. Мы сейчас можем только гадать, каким был разговор между преподобным Сергием и князем Михаилом Александровичем Тверским. Какие аргументы приводил святой настоятель Троицкого монастыря князю, чтобы последний не воспользовался ситуацией слабости Москвы, не присовокупил тверские части к татарскому воинству, не добил разоренное нашествием соседнее княжество. Но факт остается фактом: Тверь удержалась от агрессии. Продолжала укрепляться; строила кремль, привозила «из немец» пушки, но с Москвой не воевала. И в этом очевидно заслуга радонежского подвижника.

Димитрий ли Донской, святитель ли Алексий Московский направили преподобного Сергия в Тверь? Вряд ли. Направили его жажда правды Божией и ревность о спасении родной страны. Так было всегда в жизни преподобного. Читаем в житии, что святой игумен «тихими и кроткими словами» мог действовать на самые грубые и ожесточенные сердца, а это было жизненно необходимо для Русской земли. И никогда миротворческая миссия преподобного не была явна и публична; никогда не шла в разрез с совестью игумена. Никогда преподобный инок не действовал по распоряжениям священноначалия или князей, если это шло в разрез с его совестью и требованиям правды Божией.

После Куликовской битвы великий князь стал относиться ещё с большим благоговением к радонежскому игумену и пригласил его в 1389 скрепить духовное завещание, узаконивающее новый порядок престолонаследия от отца к старшему сыну.

В 1399 г. вновь построил в Твери кафедральный Спасо-Преображенский собор. «Верх (этого храма), по замечанию летописца, чудно позлати, и сотвориша каменсечцы от плиты жжены и убелиша».

26 августа 1399 г. скончался, приняв перед смертью постриг в тверском Афанасьевском монастыре. Летописи сохранили рассказ о кончине князя. Вот как он приведен в Тверском Патерике, составленном архиепископом Тверским и Кашинским Димитрием (Самбикиным):

«Михаил Александрович призвал детей своих и бояр и всех придворных и поучал (своих детей), чтобы сохраняли xopoшие обычаи, наблюдали правду, целомудрие и братолюбие, внушал им быть мужественными, братьям жить согласно и слушать большаго брата (Ивана), а боярам приказывал, чтобы они его детям, а своим князьям, повиновались и следили за тем, чтобы они (его дети) друг другу обид не делали и довольны были бы своими уделами, которые были им распределены (Ивану Михаиловичу с детьми – Тверь, Ржев, Зубцов, Ново-Городская Старица, Радзивилов и др.; Василию Михаиловичу и Ивану, сыну умершаго сына Бориса – Кашин и Скнятин, Феодору Михаиловичу – Микулин с волостями). Затем, встав с постели, пошел в Соборную церковь, тут пролил свои молитвы Богу, Пресвятой Богородице, Архангелу Михаилу, кланялся гробам – деда своего, св. князя Михаила Ярославича, и родителя, князя Александра Михаиловича, а потом приказал себе высечь гроб в том же соборе на правой стороне под образом праотцев Авраама, Исаака и Иакова. Вышедши из собора, он остановился на паперти, пред коею находилось множество народа, тут князь кланялся на все стороны, просил прощения, а народ, взирая на сие происшествие, с великими слезами единогласно ответствовал: "Бог да простит тебя, добрый наш княже и господине". Супруга его Евдокия и сыновья с женами, также и бояре, не зная намерения княжеского, думали, что он с паперти возвратится в свой дворец, но он рукою дал знак, чтобы повели его в монастырь св. Афанасия... Видя сие, супруга и прочие подняли великий плач, но не смея препятствовать его желанию, отвели в монастырь, где в келье инока Григория приказал себя немедленно постричь в монашество; и святитель Арсений постриг его с именем Матвея. Все это происходило 20 августа. Князь (инок Матвей) прожил в монастыре только семь дней, приготовляясь к вечности».

Тело его было торжественно отпето святителем Арсением Тверским и положено в Спасском соборе г. Твери. Тверской князь Михаил Александрович внесен в число местночтимых святых Тверской епархии.


26 августа 2020

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

«Дело бывших монахов Троице-Сергиевой Лавры»
«Дело бывших монахов Троице-Сергиевой Лавры»
17 февраля 1938 года — особенный день в истории Троице-Сергиевой Лавры и Радонежской земли. В этот день были расстреляны несколько человек лаврской братии, а также духовенства, монахинь и мирян Сергиево-Посадского благочиния.
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
22 марта (2 апреля н. ст.) 1782 года императрица Екатерина II подписала указ, одним из пунктов которого повелевалось учредить из сел и слобод близ Троице-Сергиевой Лавры лежащих, «посад под имянем Сергиевской и в нем ратушу...».

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».