Священномученик Иоанн (Артоболевский)

Священномученик Иоанн (Артоболевский)
Священномученик Иоанн (Артоболевский)

Священномученик Иоанн (Артоболевский) родился 9 января 1872 года в селе Проказна Лунинской волости Мокшанского уезда Пензенской губернии в семье священника. Был односельчанином и младшим товарищем известного историка Василия Осиповича Ключевского. Окончил духовное училище и Пензенскую духовную семинарию. В 1891 году, как лучший ученик семинарии, был послан продолжить образование в Московскую духовную академию, которую окончил в 1895 году.

Иван Алексеевич, еще будучи студентом, стал известен как талантливый проповедник, и одна из его проповедей обратила особенное внимание учившегося тогда же в Академии Ивана Васильевича Успенского, впоследствии священномученика Фаддея, архиепископа Тверского, ревностного подвижника. Он тогда записал в своем дневнике, что Артоболевский произнес проповедь о призвании апостолов, «которое явилось важнейшим событием в их жизни. Каждому из нас также предстоит призвание, но так ли мы настроены, как были настроены апостолы при призвании? Апостол Пётр, который был опытен в своем деле — в лове рыбы, — после чудесного лова, будучи призван, сознал полное свое бессилие. Мы при призвании слышим два голоса — голос разума и голос сердца. Первый говорит о нашей силе: мы изучили не одну лишь внешнюю сторону жизни, изучая историю, но и внутреннюю, изучая психологию, историю педагогики, предохраняющую от ошибок воспитания. Голос сердца говорит нам о нашем бессилии: готовы ли мы к самоотвержению, к признанию не важными интересов собственной личности, а важными — дела других? Выходит разлад, который поможет разрешить Священное Писание. Подобно апостолу Петру, мы должны оставить мысль подольше остаться в воспитанном в нас неведении, уяснить себе, что книги — не вечное наше достояние. Необходимо удовлетворить голосу сердца — развивать в себе самоотвержение, любовь и сострадание».

С 1896 года Иван Артоболевский служил в Московской духовной академии, где его оставили по окончании обучения. В Академии он занимал несколько разных должностей: был помощником секретаря Совета правления МДА, исполнял обязанности помощника инспектора Академии, параллельно с этим преподавал географию в Филаретовском училище в Сергиевом Посаде, а также был преподавателем еврейского языка в Вифанской духовной семинарии.

В 1899 году он был удостоен звания магистра богословия за работу «Первое путешествие апостола Павла с проповедью Евангелия»[1].

6 июля 1905 года был рукоположен в сан священника ко храму святой равноапостольной Марии Магдалины при московском Императорском коммерческом училище. В храме он сразу был назначен настоятелем, а в училище — законоучителем. Через два года служения, в 1907 году, отец Иоанн был назначен настоятелем Александро-Невского храма при Усачевском училище.

В 1911 году отец Иоанн получил звание профессора богословия и был назначен заведующим кафедрой богословия при Петровской сельскохозяйственной академии[2], а также священником домового академического храма святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Церковь эту снесли в середине 1920-х годов. В 1916–1917 годах он читал лекции по богословию студентам Рижского политехнического института, эвакуированного в это время в Москву. Был одним из наиболее «прогрессивных» членов Общества любителей духовного просвещения.

В 1917 году епархиальный съезд избрал отца Иоанна членом Поместного Собора от Московской епархии. На Соборе он принимал активное участие в работе отделов богослужения и преподавания богословия в высших учебных заведениях.

В марте 1918 года кафедра богословия в Петровской сельскохозяйственной академии была упразднена; отец Иоанн продолжал служить настоятелем в храме при Академии. С лета 1920 года по февраль 1921 года отец Иоанн — помощник редактора академических изданий Московской духовной академии.

В ночь с 16 на 17 августа 1922 года отец Иоанн был арестован и заключен во Внутреннюю тюрьму ГПУ.

19 августа следователь составил заключение по делу, где написал: «Рассмотрев дело о гражданине Иване Алексеевиче Артоболевском, бывшем профессоре Петровско-Разумовской сельскохозяйственной академии по кафедре богословия, обвиняемом в использовании своего положения священнослужителя с целью контрреволюционной агитации во время проповедей в храме и в частном быту, в организации в Петровской сельскохозяйственной академии кружков христианской молодежи, в руководстве и придании им черносотенного характера, в разлагающей деятельности среди студенчества в виде постоянной антисоветской и антикоммунистической пропаганды, облеченной в религиозную форму, в распространении и чтении в церкви провокационного послания Тихона перед изъятием ценностей, то есть в пассивном сопротивлении изъятию, и в том, что с момента Октябрьского переворота и до настоящего времени он не только не примирился с существующей в России в течение пяти лет рабоче-крестьянской властью, но ни на один момент не прекращал своей антисоветской деятельности, причем в моменты внешних затруднений для РСФСР он свою контрреволюционную деятельность усиливал, — нашел, что всё вышеизложенное материалами, имеющимися в деле, подтверждается. И посему, на основании статьи 2 литер Е положения о ГПУ от 06.02.1922 года, полагаю: в целях пресечения разрушительной антисоветской деятельности гражданина Артоболевского Ивана Алексеевича, выслать его из пределов РСФСР за границу, но принимая во внимание его заявление с просьбой о разрешении добровольного выезда за свой счет — из-под стражи освободить, обязав его подпиской о выезде за границу в семидневный срок».

21 августа 1922 года Коллегия ГПУ постановила выслать священника «из пределов РСФСР за границу... Освободить на семь дней с обязательством явки в ГПУ по истечении указанного срока». На основании этого постановления отец Иоанн был освобожден. Однако 22 августа следователь революционного трибунала составил свое заключение: «...как видно из заявления обвиняемого Артоболевского, он, Артоболевский, подлежит высылке из пределов РСФСР, как являющийся опасным для общественного правопорядка и могущим причинить ущерб диктатуре рабочего класса,... по настоящему делу Артоболевскому грозит тяжелое наказание,... поэтому пребывание его на свободе является общеопасным — заключить Артоболевского, священника церкви Петра и Павла в Петровском-Разумовском, под стражу в Таганской тюрьме».

Отец Иоанн, обремененный семьей, срочно распродал имущество, квартиру, получил заграничный паспорт, но на вокзале перед отправкой за границу был снова арестован. 7 октября было составлено окончательное заключение по делу, в котором было сказано, что священник «в период изъятия церковных ценностей оглашал в церкви с амвона во время богослужения послание бывшего Патриарха Тихона, призывающее к сопротивлению изъятию церковных ценностей, что с момента Октябрьского переворота и до настоящего времени он не только не примирился с существующей в России рабоче-крестьянской властью, но остался ее врагом... Материал в отношении Артоболевского достаточно полный, и следственных действий более производить не требуется... Материал о священнике представить в Московский революционный трибунал на предмет приобщения к имеющемуся делу по обвинению Артоболевского в контрреволюционной деятельности». Дело было передано в революционный трибунал.

Из обвинительного заключения 32 клириков, проходивших по делу: «...Артоболевский, состоя членом организации, называемой Православной Иерархией... по предварительному соглашению с другими... с целью воспрепятствовать общими усилиями проведению в жизнь постановления ВЦИК от 26 февраля 1922 года и инструкции к нему об изъятии церковных ценностей в специальный фонд ЦК Помгола... вошел в преступное сообщество, организованное представителями высшего духовенства и возглавляемое бывшим Патриархом Тихоном. В осуществление поставленных этой организацией контрреволюционных целей [ее члены] в течение марта и апреля 1922 года в Москве и Московской губернии сознательно и умышленно: а) усиленно распространяли... воззвание (Патриарха Тихона), заведомо ложно... указывающее, что церковные ценности являются неприкосновенными и не подлежащими изъятию... что всякое посягательство на них есть святотатство; б) тайно и явно призывали верующих к массовому и открытому противодействию постановлению ВЦИК... последствием чего при фактическом изъятии произошли во многих местах республики... эксцессы, приведшие к кровавым событиям и пролитию крови...; в) ...с амвона... и в беседах с прихожанами распространяли заведомо ложные о деятельности должностных лиц, администрации Советской власти и отдельных членов местных комиссий Помгола сведения, возбуждающие в населении враждебное к ней отношение, что предусмотрено 69, 62, 73 и 119-ой ст. ст. УК РСФСР. Протоиерей Артоболевский на суде виновным себя не признал, но признался, что “воззвание Патриарха Тихона огласил”. В своем последнем слове он сказал: “Прошу Трибунал обратить внимание на мое семейное положение из четырех человек, а также имею семью своего умершего брата из 5 человек и прошу Трибунал дать мне возможность вернуться к моей семье, так как они без меня будут обречены на вечные мучения”».

13 декабря 1922 года революционный трибунал приговорил отца Иоанна к трем годам тюремного заключения. Этот срок был сокращен по амнистии втрое, и 17 января 1923 года постановлением ВЦИК священник был освобожден.

В 1924 году отец Иоанн был награжден митрой и включен в состав членов Высшего Церковного Совета при Святейшем Патриархе Тихоне. В Москве он служил в Петропавловском храме при сельскохозяйственной академии до его закрытия в 1927 году[3], после чего был назначен настоятелем Введенского храма в Черкизове («Введение на платочках»).

24 января 1933 года власти снова арестовали священника и заключили в Бутырскую тюрьму в Москве. Причиной ареста было противодействие святотатству: при очередном изъятии ценностей представители властей решили забрать серебряный оклад старинного Евангелия и тут же начали вырывать из него страницы. Отец Иоанн запротестовал и сразу был арестован. Вместе с ним было арестовано тринадцать человек. Все они обвинялись в том, что собирались для бесед на религиозные темы, на которых будто бы занимались антисоветской пропагандой. Следователи, однако, не сумели выдвинуть против них сколько-нибудь обоснованных обвинений, за исключением тех, которые содержались в показаниях лжесвидетелей, данных по приказу следователей. Отец Иоанн на вопрос следователя ответил, что в 1922 году он участвовал в собраниях союза христианской молодежи, которые проходили в помещении Тимирязевской академии. «Беседы велись на церковно-философские темы», — написал следователь. «Участниками кружка являлись студенты высших учебных заведений, но фамилий их я не помню», — отвечал отец Иоанн на соответствующий вопрос. Когда следователь предложил подписать протокол, написанный со слов священника, отец Иоанн написал: «В христианском кружке молодежи никаких бесед на церковно-философские темы я не вел, да там их и вообще не было. Всё дело там сводилось к истолкованию слова Божия (отдельных мест и отрывков), совокупному обмену мыслями по поводу прочитанного стиха или отрывка. В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю».

15 марта 1933 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило протоиерея Иоанна к трем годам ссылки в Северный край; он был отправлен в Вологодскую область. По окончании ссылки вернулся в Москву, вышел за штат.

22 января 1938 года власти снова арестовали отца Иоанна. Он был заключен в Таганскую тюрьму в Москве. Во время следствия ему была поставлена в вину организация «академического дня» (так назывались собрания бывших воспитанников Московской духовной академии после ее окончания), участие в Соборе 1917–1918 годов.

Как гласил приговор, «Артоболевский Иван Алексеевич действительно являлся активным деятелем ИПЦ[4], членом Поместного Собора Православной Церкви... В узком кругу своих единомышленников проводил глубоко законспирированную церковную деятельность... Виновным себя не признал, но полностью уличен показаниями свидетелей...»

14 февраля 1938 года тройка НКВД по Московской области приговорила протоиерея Иоанна по ст. 58-10 УК РСФСР за «контрреволюционную агитацию» к расстрелу. Протоиерей Иоанн Артоболевский был расстрелян 17 февраля 1938 года, погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

В августе 2000 года протоиерей Иоанн Артоболевский причислен к лику святых Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви. Память священномученика Иоанна совершается в день его мученической кончины — 4/17 февраля, в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской (первое воскресение, начиная от 25 января/7 февраля), в Соборе Бутовских новомучеников (переходящее празднование в 4-ю субботу по Пасхе), в Соборе новомучеников и исповедников Радонежских (27 ноября/10 декабря)[5].

Иеромонах Пафнутий (Фокин)
17 февраля 2022 года

Священномученик Иоанн (Артоболевский)
Священномученик Иоанн (Артоболевский)

Тропарь, гл. 4

Нивы церковныя благодатный класс/ плод сторичный яве приносит,/ воспитуя глаголом духовным верныя,/ укрепляет надеждею небесных,/ манною богомыслия насыщает,/ Тихону Святейшему соработник мудрый,/ вся претерпевает злострадания/ сладкословесный свидетель Истины Иоанн,// молитвенник о душах наших.

Кондак, гл. 4

Семя Божия звания восприим э/ доброю землею своего сердца/ умножал еси веры сеяние, Иоанне мудрее/ мольбами же слезными ниву Церкви орошая,/ жатву ангелов многоусугубил еси,/ иже классы восприяша праведных душ,// возделанных тобою, священнострадальче.


[1] Экземпляр этого труда хранится в приходском музее храма святителя Митрофана Воронежского в Москве.

[2] При ее основании, в 1865 году, была названа Петровской сельскохозяйственной и лесной академией (по месту ее расположения в Петровско-Разумовском, где арендовалось здание усадьбы, с 1860 года перешедшее в казну); с 1894 по 1917 год стала называться Московским сельскохозяйственным институтом; с 1917 года — вновь Петровской сельскохозяйственной академией; в 1923 году ей было присвоено имя К.А. Тимирязева: Тимирязевская сельскохозяйственная академия (ТСХА); сокращенное название в годы новейшей истории: РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева.

[3] Петропавловский храм сначала использовали под склад или нечто подобное, а потом разрушили; ныне на месте храма стоит памятник В.Р. Вильямсу, бывшему в послереволюционные годы ректором Тимирязевской академии.

[4] Истинно-Православная Церковь — это название появилось в качестве реакции на церковный курс митрополита Сергия (Страгородского) в конце 1920-х — начале 1930-х годов. Название ИПЦ зафиксировано в нескольких десятках дел, сфабрикованных ГПУ, в которых раскрывается «контрреволюционная деятельность» всесоюзной организации «Истинно-Православная Церковь», якобы действовавшей по всей стране через сеть «филиалов». По этим делам все активные церковные деятели были либо расстреляны, либо заключены в тюрьмы, либо отправлены в лагеря и ссылки.

[5] Основной источник: Священномученик Иоанн (Артоболевский) // Региональный Общественный Фонд «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви» [Электронный ресурс]. URL: http://www.fond.ru/userfiles/person/118/1293396591.pdf.


18 февраля 2022

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

«Дело бывших монахов Троице-Сергиевой Лавры»
«Дело бывших монахов Троице-Сергиевой Лавры»
17 февраля 1938 года — особенный день в истории Троице-Сергиевой Лавры и Радонежской земли. В этот день были расстреляны несколько человек лаврской братии, а также духовенства, монахинь и мирян Сергиево-Посадского благочиния.
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
22 марта (2 апреля н. ст.) 1782 года императрица Екатерина II подписала указ, одним из пунктов которого повелевалось учредить из сел и слобод близ Троице-Сергиевой Лавры лежащих, «посад под имянем Сергиевской и в нем ратушу...».

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».