В Сергиево-Посадском музее-заповеднике состоялся вечер памяти архитектора В.И. Балдина

В Сергиево-Посадском музее-заповеднике состоялся вечер памяти архитектора В.И. Балдина

11 апреля 2017 года в исторической экспозиции музейного комплекса «Конный двор» близкие люди, друзья, коллеги по работе вспоминали Виктора Ивановича Балдина, заслуженного архитектора России, почетного члена Российской Академии архитектуры и строительных наук, лауреата Европейской премии за сохранение памятников старины, почетного гражданина Сергиева Посада, участника Великой Отечественной войны.

Этот день был выбран неслучайно. 18 апреля в России объявлен Днем охраны памятников и исторических мест. Эта дата для музея очень важна. И в преддверии данного праздника музейные сотрудники решили провести вечер памяти, посвященный этому легендарному человеку.

На встрече присутствовал глава города Сергиева Посада Виктор Сергеевич Демин. В своем приветственном обращении он подчеркнул роль и значение вклада архитектора В.И. Балдина в воссоздание жемчужины России – Троице-Сергиевой Лавры.

Двадцать лет назад, в 1997 году, Виктор Иванович Балдин ушел из жизни после продолжительной болезни. Но дело, которому он посвятил свои послевоенные годы, продолжают его соратники, его ученики. Среди них его супруга Юлия Федоровна Сивакова. Заместитель генерального директора музея-заповедника по научной работе Светлана Викторовна Николаева попросила ее рассказать о своем муже.

«В жизни Виктора Ивановича главным была Лавра, потом Троицкий собор, музей был его родным домом. Я была на третьем месте. По образованию я не архитектор, но как жена архитектора старалась во всем ему помогать. Мне он предложил воссоздать облик Лавры в 500-м масштабе. Он исследовал всё до последней мелочи. Всё, что вы видите на макете, исторически достоверно: монастырь изображен на макетах в разные исторические отрезки времени, начиная с XVI века, когда уже был построен Успенский собор, трапезная и поварня. Царские чертоги были не такие, как сейчас, а деревянные. Затем облик монастыря менялся, и это видно по другим макетам, изображающим Лавру в XVII, XVIII, XIX веках». Все они сделаны руками Юлии Федоровны и переданы музею. «Мне очень нравилось это – восстанавливать облик Лавры в миниатюре, – призналась Юлия Федоровна. – И я всё свободное время проводила за этим занятием, хотя никто меня не учил этому».

Юлия Федоровна рассказала о том, что ей самой лично пришлось пережить в годы войны. На эту встречу она пришла, приколов на лацкан пиджака медаль, которую ей вручили как узнику концлагеря. Знаменательно и то, что этот день, 11 апреля, в календаре отмечен как день памяти узников концлагеря. Юлия Федоровна рассказала, что в годы войны она шестнадцатилетней девочкой вместе со своей сестрой и другими жителями г. Брянска была вывезена немцами в Германию, и 3 года провела в концлагере, где работала на станке, вытачивая детали для авиационных бомб. Вместе с другими узниками она изготавливала бракованные детали, поэтому бомбы эти не взрывались, когда их сбрасывали с самолетов. В конце войны их лагерь разбомбили американцы, и, когда пришли наши солдаты, Юлия Федоровна от радости, что осталась жива, что дожила до Победы, потеряла сознание.

Пришедшим на встречу было представлено интервью, записанное на видео, где Виктор Иванович рассказывает о своей жизни. В частности, о том, как ему в начале войны пришлось маскировать храмы Лавры. Золотые купола Успенского собора Лавры блестели на солнце и служили ориентиром для вражеских бомбардировщиков во время их налетов. Виктор Иванович предложил купола закрасить темной краской и вместе с несколькими студентами сам поднялся на веревках и закрасил купола, хоть это было трудно и опасно. А купол Троицкого собора не стали закрашивать – не захотели портить сусальное золото, которым оно было покрыто. Сшили специальный покров из брезента, надели на него, завязали веревками. Замаскировали Лавру, и ушли на фронт. Виктора Ивановича сначала направили в Военную академию в г. Фрунзе учиться военно-инженерному делу. А через 1,5 года обучения он был отправлен на фронт. Первый бой принял на Курской дуге в звании капитана. Дошел почти до Берлина. По Лейпцигом нашел коллекцию Бременского музея, сохранил ее и привез с собой в Россию.

Ученый секретарь музея Татьяна Николаевна Маношина общалась с ним на протяжении 30 лет. И вместе с ним возрождала Лавру и музей. Он обследовал все памятники Сергиевой обители, изучал литературу, исторические источники. В Сергиевом Посаде есть здание, построенное по его проекту, – библиотека им. В.В. Розанова, которая прекрасно вписалась в исторический облик города. Многие горожане считают это здание старинным, а оно – создание рук нашего современника.

Виктор Иванович издал несколько книг об истории Сергиева Посада. В музее хранятся первые его рукописи. В 1955 году вышел в свет его первый большой альбом по архитектурным памятникам Лавры. Он проводил научные исследования, печатал статьи, создавал проекты реставрации памятников. Вместе с архитектором Устиновым он разработал комплексный проект реставрации Лавры, который был официально утвержден и по которому велись реставрационные работы в монастыре. Виктор Иванович учитывал и работы предшественников, в частности проект И.В. Трофимова, который отмечал высокую художественную значимость памятников Лавры. На основании этих проектов музею был дан статус заповедника. И Загорск был включен в туристический маршрут «Золотое кольцо России». В 1964 году Виктора Ивановича пригласили в Венецию на научный симпозиум архитекторов-реставраторов, где он выступил с докладом «Методика исследований и реставрация архитектурных памятников на примере ансамбля Троице-Сергиевой Лавры». Этот доклад был опубликован в Венеции. В 1992 году Виктор Иванович получил Европейскую премию за охрану памятников. Торжественная церемония вручения проходила в Царских чертогах МДА. Через год архитектурный ансамбль Лавры был включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

В 1996 году Татьяна Николаевна вместе с ним подготовила книгу о Троице-Сергиевой Лавре. Эта работа была последней в жизни великого архитектора. В январе 1997 года он скончался. Но память о Викторе Ивановиче живет в наших сердцах. И хорошо было бы увековечить память о реставраторе Лавры, назвав, например, новую улицу его именем.

Из рассказа сотрудника Патриаршего архитектурного центра Троице-Сергиевой Лавры Сергея Васильевича Демидова:

«Я устроился работать в реставрационные мастерские, а Виктор Иванович к тому времени был уже 10 лет директором музея, но, несмотря на занятость, он часто приходил к нам в мастерские, где выросло целое поколение специалистов, которое заложило основы нашей советской реставрации. Виктор Иванович был среди нас лидером, и нам очень повезло, что именно он возглавил все реставрационные работы по Лавре и вел их до последних своих дней. При нем началась, действительно, научная реставрация монастыря».

Виктор Викторович Дмитриев, сотрудник Патриаршего архитектурного центра Троице-Сергиевой Лавры рассказал, что его познакомил с Виктором Ивановичем Балдиным эконом Лавры игумен Георгий (ныне митрополит Нижегородский и Арзамасский):

«Я тогда работал в Российском государственном геолого-разведовательном университете и привозил в Лавру с нашего полигона в дер. Рязанцы группу студентов. Мы осматривали стены, фиксировали трещины и обратили внимание на то, что с наружной стороны грунт понижен до цоколя вокруг Лавры, а внутри, допустим, у южной стены, есть участки, где глубина техногенного слоя намного больше. И когда я спрашивал, почему такой диссонанс, мне отвечали, что снаружи Виктору Ивановичу Балдину удалось откопать Лавру, а внутри нужны согласования. В 1996 году возле Михеевской церкви прокладывали кабель, вырыли траншею и обнаружился двухваликовый из белого камня цоколь. Это позволило откопать храм. И оказалось, что убрать техногенный слой следует и возле других храмов, чтобы увидеть их во всех красоте, в первозданном виде. Но была опасность, что можем столкнуться с невидимыми взору подземными коммуникациями и пр. И мы обратились к исследованиям Виктора Ивановича Балдина и Татьяны Мамошиной. Они составили замечательные летописи по каждому храму. Было интересно узнать, например, что колокольня строилась вначале не на том месте, где она сейчас стоит, а посредине Соборной площади. Снимая техногенный слой, мы обнаружили сваи перед южным крыльцом этой колокольни. Эти сваи оказались уникальными. В длину они составляют 60 см., в диаметре – 8 см. Ясно, что это не обычные сваи, которые забивают для усиления несущей способности, а декоративные, которые, как я понял из истории строительства колокольни, забивали монахи, дабы протянуть время, потому что было ясно, что колокольню на этом месте строить нельзя. Ее нужно было отодвинуть подальше. По времени строительство колокольни разделяется на три этапа. Было три архитектора. В итоге им удалось решить эту задачу. Мичурин отодвинул колокольню, а потом Ухтомский настроил ее до 5 ярусов. И такую мы видим ее сейчас – фантастически красивую колокольню. Подземный мир, который скрыт для нас, мы увидели по книгам Виктора Ивановича и его реконструкциям. Очень интересный был эпизод, когда мы нашли с северной стороны колокольни дубовую колоду. Вначале мы думали, что это пень, мало ли что закапывают… А грунт снимался, примерно, на 1 метр 80 см, чтобы понизить его до того рельефа, который когда-то был при строительстве колокольни. Мы пытались этот пень вытащить, но он не вылезал. Пришлось его откапывать, и мы откопали вместе с пнем расширительный бачок, сделанный из двух половинок сосны, перевязанный берестой, и с донышком в виде бочечки. Оказалось, там проходил великолепно сохранившийся деревянный трубопровод – он шел к Писаревскому пруду, который был возле Академии. Зачем, спрашивается, он тут? Реконструкция, которую провел Виктор Иванович, показала, что на этом месте была Ермолинская трапезная с поварней. И всё стало понятно. Мы много откопали тогда интересного. Это великолепное основание Надкладезной часовни, воздуховод Патриарших покоев, различные фундаменты и пр. Позже игумен Георгий познакомил нас с Виктором Ивановичем; мы бывали у него дома, пили чай, много разговаривали… Он прекрасный собеседник, замечательный рассказчик… Я думаю, нам еще не один раз помогут в работе исследования, которые проводил Виктор Иванович Балдин».

Сергей Евгеньевич Боков, генеральный директор коммерческой фирмы «Тонус», тоже был лично знаком с Виктором Ивановичем. У него свои воспоминания о Лавре, свои истории. Отец Сергея Евгеньевича родился в церкви прпп. Савватия и Германа Соловецких. В то время там была больница, поэтому и сына своего он назвал по аналогии Саввой. С самого раннего детства бабушка рассказывала ему о его матери Варваре Дмитриевне Спиридоновой, смотрительнице музея. В музее хранились экспонаты, которые представлены сейчас в экспозициях музея-заповедника на Конном дворе, но тогда они все хранились в Лавре, и мальчишкам разрешали даже залезать в кареты, трогать вещи. Мама следила за этими старинными вещами, заботливо протирала их маслом, собирала с пола рассыпавшиеся жемчуга, потому что нити, которыми их пришивали, истлели от старости. А дома родственники умирали от голода, потому что, кроме травы, есть было нечего. Эти рассказы он помнит до сих пор. Его отец закончил ремесленное училище, которым тогда руководил Виктор Иванович Балдин. В детстве он вместе с другими мальчишками занимался раскопками, и у стен Лавры однажды откопал маленькую пушку и, конечно же, сдал ее в музей. Вспомнил он и последнюю свою встречу с Виктором Ивановичем на Конном дворе. И пообещал как депутат помочь решить вопрос о присвоении имени Балдина новой улице в Сергиевом Посаде. И о переиздании книг о реставрации Лавры.

«Спасители наследия» так назвали эту встречу в Сергиево-Посадском музее-заповеднике ее организаторы. И это название как нельзя лучше характеризует всех этих неравнодушных, увлеченных людей. Много добрых слов было сказано в адрес Виктора Ивановича сотрудниками Сергиево-Посадского музея-заповедника Татьяной Юрьевной Токаревой и Ниной Викторовной Холодковой.

Зоя Валерьевна Золотницкая и Людмила Владимировна Сайгина, работники Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева, поделились своими воспоминаниями о том, как им было хорошо при Викторе Ивановиче Балдине. Он сумел сплотить коллектив, музей при нем процветал. Виктор Иванович очень заботился о работающих, устраивались постоянные экспозиции. Эти времена они вспоминали с ностальгией как лучшие в своей жизни. При нем музей вышел на международную арену. Искусствоведы Польши, Чехословакии, Финляндии приезжали перенимать опыт по созданию у себя на родине музеев архитектуры. У них таких музеев не было. В музей из-за рубежа привозили первоклассные выставки. В этом тоже заслуга Виктора Ивановича. К примеру, состоялась выставка шведского серебра, и на ее открытие приехал шведский король со своей молодой супругой.

На встрече говорили о Викторе Ивановиче как об архитекторе, о реставраторе, о директоре музея, о патриоте. Наталья Аркадьевна Четырина, исследователь истории города Сергиева Посада, рассказала еще об одной стороне этой многогранной личности. Виктор Иванович занимался изучением истории города Сергиева Посада и был его летописцем. В 1958 году он выпустил в свет первую книгу о Сергиевом Посаде, в которой анализировал план города 1792 года и как архитектор доказывал его уникальность. Эта книга была переиздана. В ней он опубликовал исследования, которые делал в свое время митрополит Платон (Левшин) об истории города. В этом еще одна примечательная особенность данной книги. Однажды, попав в его рабочий кабинет в музее архитектуры на Воздвиженке, из окна которого был виден Кремль, Наталья Аркадьевна неожиданно для себя окунулась в мир Лавры, потому что все стены в этой комнате были увешаны чертежами, планами, обмерами, видами Лавры.

Всю свою жизнь Виктор Иванович Балдин посвятил Лавре, и, чем бы он ни занимался, он всё время думал о ней...

Людмила Ковригина,
фото: пресс-служба Лавры

STSL.Ru


12 апреля 2017

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».

Пушка в подарок
Пушка в подарок

Однажды, много лет назад, келарю Троицкого монастыря довелось показывать иностранным путешественникам помещения монастырских арсеналов. Гости пришли в неподдельное изумление. Искреннее восхищение и уважение вызвала громадная, только что отстроенная крепость, оснащённая по последнему слову военной техники.

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой
278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.