Праздник святого Сергия в его Лавре

Праздник святого Сергия в его Лавре

Еще одно утешительное посещение Лавры Сергиевой сохранилось в памяти моей, по тем сладостным и высоким впечатлениям, которые оно во мне оставило. Под крылом Преподобного обрел я мир душевный, и орудием мира был Настоятель его Лавры. Скажу, что видел и чувствовал. Это было уже седьмое мое странствие в обитель столь близкую сердцу каждого русского! Я прибыл накануне осеннего праздника, в самую минуту, когда ударяли в колокол к торжественному молебну. Церковь была открыта, я поспешил сперва к гробу преподобного Никона, а оттоле к мощам его великого учителя Сергия. Гробовой монах служил молебны богомольцам; приветливо взглянул он на меня, как бы сочувствуя тому, что тревожило мое сердце, и с радушною улыбкой сказал только: «Молитесь больше!» Я спустился в келлию Преподобного, к иконе явления Божией Матери и поклонился гробам Дионисия, Серапиона, Иоасафа - там старец, блюститель келлии, зажигал уже светильники. Тогда взошел я в покои Митрополита. Владыка принял меня с обычным благоволением, и пригласил остаться после праздника на освящение обновленной церкви преподобного Михея. Он спешил к молебну, и я за ним последовал в собор Троицкий.

О, какое особенное чувство возбуждает в душе этот чудный молебен! Мне привелось стоять в южных дверях, подле самой раки, пред которою митрополит, окруженный своим клиром, читал акафист Преподобному. Из собора взошел я в ризницу, где опять с благоговением целовал убогую ризу и сосуды Преподобного, лучшее сокровище посреди несметных драгоценностей Лавры, ибо от сей ветхой ризы потекли все ее богатства, из сего деревянного потира возсиял некогда небесный огнь Сергию, совершавшему в нем бескровную жертву, в своей дремучей пустыне!

Трезвонили к всенощной. Четыре архимандрита и вся братия пришли, со славою, сопровождать своего Настоятеля в собор, и точно со славою совершилось сие всенощное бдение на память великого заступника России. Великолепно было зрелище собора, ярко освещенного безчисленными паникадилами, от которых горел весь первый ярус иконостаса, как одна золотая стена, с сияющими на ней драгоценными камнями. Более матовым, как бы лунным светом, сияли серебряные массы балдахина и раки, и когда открылись царские врата, во мраке алтаря необычайно освещен был серебряный престол и таинственный подсвечник позади его, с семью разноцветными радужными огнями на каждом яблоке его ветвей. Опять, как на акафисте умилительно было видеть, посреди нахлынувшего к амвону народа, как Митрополит, сидя пред царскими вратами, читал вслух, после первой кафизмы, житие преподобного Сергия по смерти его, т.е. те чудные дела, которыми прославил он Лавру свою и спас отечество, начиная от первых исцелений, бывших над гробом его, и до нашествия галлов и с ними двадесяти языков. Не могли они дойти от пылающей столицы до безоружной Лавры! Только на пятнадцать верст не допустил до себя врагов Сергий, чтобы показать, как сила Божия в немощи совершается, и указал предел сему бурному потоку. Когда еще недавно свирепствовала холера в столице, и она не проникла, с бесчисленными богомольцами, в отверстые врата Лавры! Таково чудное покровительство святому месту.

Величественно было обратное шествие из собора, после всенощной, митрополита, окруженного клиром, уже за час до полночи, при свете лампад и трикирий, при гуле всех колоколов Лавры, гремевших во мраке, как бы из глубины неба. На другой день пришел я к ранней обедне в малую церковь преподобного Никона; что-то совершенно родное веяло мне из святилищ сей чудной Лавры, которая сделалась достоянием общим каждого сына Церкви и отчества, по своим великим воспоминаниям, ибо судьба ее слилась с судьбой России. Митрополит совершал позднюю литургию в Троицком соборе, и я имел утешение видеть близко его служение, из той части алтаря, которая в древних храмах именуется диаконикон. 

На следующий день, на праздник Иоанна Богослова, слушал я опять раннюю литургию в алтаре малой Никоновой церкви, как бы у ног самого ученика преподобного Сергия, и потом в его келлии, между гробами архимандрита Дионисия, митрополита Иоасафа и архиепископа Серапиона, молебен, совершаемый каждую субботу в честь явления Божией Матери преподобному на самом месте сего явления. Наместник архимандрит Антоний, умилительно читал канон Пречистой Деве и молитву к ней, выражающую все потребности болезненной души; он же совершал и позднюю литургию в соборе Троицком, который всегда исполнен призывающими помощь Преподобного близ его Святых мощей.

В крестовой церкви Петра и Павла была всенощная, накануне освящения церкви преподобного Михея, ученика Сергиева, и остаток вечера я насладился еще тихою беседою митрополита. В три часа ночи поднялся к утрени в собор; в первый раз мне случилось так рано молиться, в тишине утренней, при мощах Преподобного. Все эти впечатления имели для меня нечто особенное, утешительное, равно как и ранняя обедня, при гробе преподобного Никона. Вскоре начался торжественный благовест к освящению. Тесна была церковь Михея, устроенная во дни императрицы Елизаветы, над гробом Преподобного, на память явления Божией Матери, которого был он свидетель вместе с преподобным Сергием. 

Прощаясь с владыкою, я благодарил его, от избытка сердца, за все оказанные мне милости и гостеприимство, какое обрел под его мирным кровом. «Вы были под кровом преподобного Сергия», - отвечал он с кроткою улыбкой и благословил меня.

Тихо и мрачно было в соборе Троицком, горели только несколько лампад пред иконами Св. Троицы и Божией Матери и пред ракою Преподобного. Во главе его стоял наместник Антоний, у ног гробовой монах Авель. В безмолвии храма чуть слышен был тихий молебен, недремлющему заступнику своей земной родины. Я опять внимал, в совершенном уединении, тем же сладким молитвам, какие недавно ему возглашались всею Церковью, в день его торжества. Что то особенно святое веет от его раки, и русское чувство невольно пробуждается в русской душе, ибо никто как Сергий, не принял столь живого участия в делах России, непрестанными знамениями своего дивного покрова! Воспоминая над его ракою, все наше славное минувшее, невольно воскликнешь с нынешним блюстителем его Лавры: «Братия, ведь это все здесь!»

1842 год

Источник: А.Н. Муравьев. Путешествие по св. местам русским / Сост., предисл., примеч. А.Д. Каплина. Отв. ред. О.А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2014.


6 октября 2020

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».

Пушка в подарок
Пушка в подарок

Однажды, много лет назад, келарю Троицкого монастыря довелось показывать иностранным путешественникам помещения монастырских арсеналов. Гости пришли в неподдельное изумление. Искреннее восхищение и уважение вызвала громадная, только что отстроенная крепость, оснащённая по последнему слову военной техники.

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой
278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.