Поехали, Лавру открывают

Уточья башня и двор перед ней. Послевоенное фото
Уточья башня и двор перед ней. Послевоенное фото

О первом богослужении

В то время я был маленьким мальчиком. Помню, как-то мама сказала: «Поехали, Лавру открывают». Приехали, народу множество! Все перекопано, перерыто, ноги поломаешь, пока проберешься по территории. Само богослужение было под Успенским собором в маленькой Всехсвятской церкви-крипте, люди туда как селедки в бочку набились. Все остальное было в безобразном виде.

Все здания были заселены, жильцы встречали нас враждебно. Около корпусов повсюду стояли столбики. На веревках сушилось белье. На крыше академического храма красовался громкоговоритель Дома культуры. В здании самой академии располагался педагогический институт. Вскоре мы вновь приехали в Лавру, уже передали Успенский собор. В нем служили только летом, так как внутри было очень холодно. Из Троицкого собора торжественно перенесли мощи преподобного Сергия и поставили под правый клирос в Успенском соборе. Повсюду уже чувствовался духовный подъем! В самом Троицком соборе был музей, а в апсиде алтарной части Никоновского придела располагалась музейная касса. Каждый год мы с мамой ездили в Лавру и очень радовались тому, что ситуация меняется.

О состоянии возвращенных государством зданий и сооружений

Когда начали реставрировать Трапезную церковь, посередине ее образовалась трещина: южная часть храма просела. Музей предлагал ее снести. Однако взорвать просевшую часть храма не представлялось возможным, так как в алтаре располагалась сапожная мастерская и, кроме того, вплотную примыкало сооружение войсковой части (исторически и ныне — Пафнутьевский корпус, здание бывшей почты. — Ред.). И вот наместник, архимандрит Иоанн (Разумов), организовал артель мастеров-сибиряков, которые бурили скважины под стенами и заливали туда воду. Это был своеобразный сибирский способ укрепления фундамента — не вполне научный, но показавший эффективность на практике. Таким образом удалось стянуть обе части Трапезного храма и заделать трещину. И когда проверили приборами этот свод, техника показала, что это монолит, — державшийся, по сути, на воде. Поистине тогда совершались чудеса.

На Всеправославное совещание 1948 года должны были съехаться представители Поместных Церквей. Родной лаврский иконостас из Трапезной церкви не сохранился. Иконостас Лавра просила у музея. А как в то время просили? Несли конверты, да отнюдь не тонкие, чтобы музейные работники ходатайствовали перед властями. В конце концов для Трапезного храма передали иконостас из снесенного в 1934 году на Ильинке московского храма Никола Большой Крест. Но его иконостас был высоким, и, сопрягая с Трапезным храмом, его нужно было сделать ниже и шире. Сумели все-таки хорошо поработать и вписали его в требуемые габариты. В трапезной части храма алтарей тогда еще не было (они появятся только в 1970-е годы), по большим праздникам там проходила братская трапеза. На Троицу, когда совершались молебны на улице, сотрудники Дома культуры специально включали громко музыку, чтобы заглушить богослужение.

В надвратном Предтеченском храме размещалась пуговичная фабрика. На Святых вратах купола не было: когда он сгорел, вместо него соорудили четырехскатную кровлю. Церковь в то время использовала разного рода международные мероприятия, проходившие на территории Лавры, чтобы что-то сделать и отремонтировать. Так, во время Всемирного фестиваля молодежи и студентов в 1957 году, когда я учился в Московской духовной академии, поставили на вратах шарообразный купол со словом «МИР». Но потом музей начал требовать немедленно убрать этот купол. Лавра и поставила старый дореволюционный купол — восстановили, так сказать, историческую справедливость.

Вход в Московскую духовную академию во время Конференции всех Церквей и религиозных объединений в СССР, посвященной вопросу защиты мира во всем мире, 1951 г.
Вход в Московскую духовную академию во время Конференции всех Церквей и религиозных объединений в СССР, посвященной вопросу защиты мира во всем мире, 1951 г.

О восстановлении архитектурного ансамбля Московской духовной академии

В 1954 году Патриарх Алексий I вместе с митрополитом Николаем (Ярушевичем) отправился к председателю Совета министров СССР Маленкову и министру обороны Булганину просить о выселении находившегося в здании Академии бывшего Дома культуры в новопостроенное. Правительственным решением сотрудникам отвели двое суток на переезд. Выехать-то они выехали, но постарались сломать в старом здании все что было можно. После этого сразу начался ремонт академического храма, и уже к осеннему празднику Иоанна Богослова все ремонтные работы успели закончить. Мрамора цельного не было, поэтому взяли мраморную крошку и сделали пол, который лежит до сих пор. Сверху соорудили хоры. Кинобудку за алтарем снесли. Иконостас использовали из снесенного до войны в Мос­кве храма Харитона Исповедника (нам отдали три храмовых иконостаса, из них сделали один, и часть икон из тех иконостасов пошла в Малый собор Донского монастыря). Мария Николаевна Соколова (впоследствии монахиня Иулиания, руководитель знаменитого Иконописного кружка при Московской духовной семинарии. — Ред.) принимала участие в храмовой росписи, и когда я уже поступил в семинарию, мы все молились в восстановленном академическом храме.

В следующем, 1955 году никак не хотел освобождать часть здания Академии педагогический институт. В то время он занимал классный, больничный, инспекторский корпуса, верхний этаж академической столовой и половину ректорского корпуса. Только после того, как Патриарх Алексий I в очередной раз ходатайствовал перед Правительством CCCР о выводе пединститута, за летние каникулы тот переехал в Подольск. Осенью экстренно приступили к ремонтно-­реставрационным работам, и уже в 1957 году мы занимались в историческом здании Московской духовной академии.

Протопресвитер Владимир Диваков
19 мая 2021 г.

Использованы архивные фотографии из фондов
Церковно-археологического кабинета
Московской духовной академии

Источник: «Журнал Московской Патриархии» (№ 4, 2021)



20 мая 2021

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
22 марта (2 апреля н. ст.) 1782 года императрица Екатерина II подписала указ, одним из пунктов которого повелевалось учредить из сел и слобод близ Троице-Сергиевой Лавры лежащих, «посад под имянем Сергиевской и в нем ратушу...».

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».

Пушка в подарок
Пушка в подарок

Однажды, много лет назад, келарю Троицкого монастыря довелось показывать иностранным путешественникам помещения монастырских арсеналов. Гости пришли в неподдельное изумление. Искреннее восхищение и уважение вызвала громадная, только что отстроенная крепость, оснащённая по последнему слову военной техники.