«Днесь земля Радонежская торжествует…»

Празднование в честь Собора новомучеников и исповедников Радонежских внесено в общецерковный месяцеслов официального календаря Московской Патриархии по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла 2 марта 2011 г.[1] Праздник приходится на 10 декабря — день, когда в 1937 году на Бутовском полигоне были расстреляны последний наместник Лавры преподобномученик Кронид и несколько человек лаврской братии и посадского духовенства.

Собор новомучеников и исповедников Радонежских
Собор новомучеников и исповедников Радонежских

Преподобномученик Кронид и закрытие Троице-Сергиевой Лавры

ХХ век ознаменовался расцветом подвижничества и исповедничества по всей Руси и, в частности, в Троице-Сергиевой Лавре и ее окрестностях. С первых дней своего существования советская власть поставила задачу — полное и беспощадное истребление Православия. В годы лихолетья на Радонежской земле страдали за Христа не только насельники Сергиевой обители: многие люди в это тяжелое время стремились под покров Преподобного, становились защитниками Лавры и ее святынь — за это отдавали свои жизни.

Гонения на земле преподобного Сергия затронули судьбы людей самых разных сословий и положения: монахов и мирян, церковных иерархов и послушников, дворян и крестьян. Многие из них прославлены в лике святых, их имена включены в Собор новомучеников и исповедников Радонежских, во главе которого стоит наместник Лавры преподобномученик Кронид (Любимов).

Архимандрит Кронид (Любимов), монах Макарий (Моржов), иеросхимонах Алексий (Соловьёв)
Архимандрит Кронид (Любимов), монах Макарий (Моржов), иеросхимонах Алексий (Соловьёв)

Архимандрит Кронид родился 13 мая 1859 года в деревне Левкиево Волоколамского уезда в семье псаломщика. В 1878 году он поступил на испытательный срок в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру. В 1880 году был призван в армию. 2 февраля 1883 года определен в число лаврских послушников, назначен келейником наместника Лавры архимандрита Леонида (Кавелина). 28 марта 1888 года в Гефсиманском скиту пострижен в монашество с наречением имени Кронид. 25 сентября 1889 года рукоположен во иеродиакона, а 23 мая 1892 года во иеромонаха. В монастыре отец Кронид нес послушания смотрителя мастерской по производству литографий и фотографий (1892), члена Комиссии по испытанию братии перед рукоположением, смотрителя (1896), инспектора и члена Совета епархиального училища иконописи (1904). В ноябре 1903 года был утвержден в должности помощника казначея Лавры и члена Духовного собора Лавры. 17 января 1905 года назначен экономом Санкт-Петербургского Троицкого подворья. Митрополитом Московским и Коломенским Владимиром (Богоявленским) 11 мая 1906 года возведен в сан игумена, а 9 мая 1908 года — в сан архимандрита. 9 января 1915 года архимандрит Кронид назначен наместником Троице-Сергиевой Лавры. В 1917–1918 годах он являлся членом Поместного Собора, а с установления Патриаршества входил в состав Патриаршего Управления. Будучи наместником Лавры, архимандрит Кронид оказался в центре событий, связанных с закрытием обители.

Гонения на Церковь в различных формах начали проявляться с первых дней советской власти. Принятый уже на второй день после Октябрьского переворота «Декрет о земле» носил ярко выраженный антицерковный характер: все церковные и монастырские землевладения со всем движимым и недвижимым имуществом подлежали национализации. Затем последовала целая череда новых антирелигиозных законов, кульминацией которой стал известный «Декрет об отделении Церкви от государства и школы от Церкви», принятый Советом народных комиссаров 20 января (2 февраля) 1918 года. После его издания духовенство лишилось всех прав по управлению церковным имуществом.

Свято-Троицкая Сергиева лавра. Фото 1880–1885 годов
Свято-Троицкая Сергиева лавра. Фото 1880–1885 годов

31 августа 1918 года сотрудники ВЧК произвели обыск в Гефсиманском скиту. Осенью того же года началась конфискация имущества, принадлежавшего Троице-Сергиевой Лавре. 1 ноября 1918 года, после национализации земельных владений Лавры, Наркомпрос утвердил Комиссию по охране памятников старины и искусства ТСЛ. В начале 1919 года вышло постановление президиума Московского Совета о передаче монастырских помещений Отделу народного просвещения. В Лавре была создана трудовая артель. Для властей отец Кронид стал лишь старостой. В то же время в местной газете «Трудовая неделя» стали появляться клеветнические и хулительные статьи о Лавре, о мощах преподобного Сергия Радонежского и возможности их вскрытия. В дни Великого поста 1919 года в Трапезном храме Лавры по этому поводу состоялось большое собрание верующих. Архимандрит Кронид произнес речь, в которой призвал верующих защитить от поругания священное место. Вскоре после этого в храмах Лавры, в академическом храме и посадских приходских церквах стали собирать подписи под прошением в Совнарком не вскрывать мощи преподобного Сергия.

Вскрытие мощей прп. Сергия
Вскрытие мощей прп. Сергия

4 марта 1919 года братия Лавры во главе с отцом Кронидом обратилась к председателю Совнаркома с просьбой запретить вскрытие раки с мощами преподобного Сергия. 20 марта Святейший Патриарх Тихон также обратился к председателю Совнаркома по поводу кампании по вскрытию мощей. Но, несмотря на ходатайства верующих, решение о вскрытии мощей Преподобного было принято на пленуме местного городского Совета 1 апреля 1919 года и 4 апреля подтверждено Московским губисполкомом. Вскрытие мощей Преподобного было произведено 11 апреля. Архимандрит Кронид отказался собственноручно вскрывать гробницу, поручив это благочинному Лавры иеромонаху Ионе. Отец Кронид тогда сказал, что по нравственному чувству он не может это сделать, а отец Иона исполнит приказ за послушание. Вскрытие мощей продолжалось в течение двух часов. По окончании был составлен протокол вскрытия, мощи преподобного Сергия обнажили от покровов и прикрыли стеклом. Замысел власти сводился к тому, чтобы убедить верующих не поклоняться мощам. Однако число богомольцев, шедших на поклонение Преподобному, против ожидания властей лишь увеличилось.

Юрий Александрович Олсуфьев
Юрий Александрович Олсуфьев

10 ноября 1919 года Сергиевский исполком принял постановление о ликвидации Троице-Сергиевой Лавры как монастыря. Ночью 3 ноября 1919 года в Лавре неожиданно был произведен обыск, братия была изгнана из стен обители. Лаврских монахов выселили в Гефсиманский скит, не дожидаясь даже принятия постановления. В январе 1920 года в Лавру приехала созванная по инициативе Сергиевского исполкома межведомственная комиссия по разрешению вопросов, связанных с закрытием Лавры как монастыря, в которую входил бывший петроградский священник, делегат Наркомата юстиции М.В. Галкин. Получив 20 марта указ московского областного Совнаркома о необходимости вывоза мощей преподобного Сергия в Москву, он написал секретное письмо в Наркомат юстиции. Указав, что обстановка в городе Сергиеве[2] напряженная, Галкин просил разрешения перенести вывоз мощей на более позднее время. Беспокоясь о судьбе мощей Преподобного, священник Павел Флоренский и граф Юрий Александрович Олсуфьев, будучи членами Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой Лавры, с благословения отца Кронида изъяли честную главу преподобного Сергия, заменив ее на череп одного из князей Трубецких, захороненного в XVII веке в крипте Троицкого собора. Честная глава Преподобного была перенесена в дом графа Олсуфьева.

26 марта 1920 года вышло постановление Президиума Мосгубисполкома «О закрытии Троице-Сергиевой Лавры и передаче мощей Лавры в московский музей». Согласно декрету Совета народных комиссаров от 20 апреля 1920 года, в Лавре был открыт историко-художественный музей. По решению Сергиевского исполкома 7 мая 1920 года Троицкий собор был заперт и опечатан, несмотря на то что ранее он уже был передан Наркомату просвещения для музейных целей. 10 мая 1920 года Святейший Патриарх Тихон осудил закрытие лаврских храмов и намерение вывезти оттуда мощи как нарушение декрета «Об отделении церкви от государства...». Мощи преподобного Сергия остались в Лавре. В результате ходатайств Святейшего было разрешено открыть Троицкий собор только на праздник Святой Троицы. 30 мая 1920 года в Лавре было совершено последнее богослужение и в последний раз отзвонили колокола. Монастырь был окончательно закрыт для богомольцев.

Пятницкая церковь
Пятницкая церковь

После закрытия Лавры одни монахи проживали в Гефсиманском скиту, другие поселились в Сергиеве на частных квартирах. Архимандрит Кронид был оформлен старостой сторожей Лавры. Находившиеся с ним 43 монаха, сторожа музея, образовали так называемую «малую Лавру». Богослужения проходили в Пятницкой церкви «на Подоле», недалеко от Святых врат Лавры. К 1926 году оставленные при музее монахи были уволены, и в мае 1928 года были закрыты и лаврские храмы на Подоле.

В 1920–1922 годах отец Кронид жил в селе Братовщина у Якова Кузьмича Дмитриева — старосты храма Благовещения Пресвятой Богородицы, в 1922–1926 годах — в Гефсиманском скиту, в 1926–1929 годах — в скиту Параклит, с 1929-го до кончины — в Сергиевом Посаде на Штатно-Садовой улице, недалеко от Кукуевского кладбища.

Архимандрит Кронид продолжал оказывать поддержку инокам, заботился об окормлении духовных чад, фактически оставался главой закрытой большевиками Лавры, владел и пользовался печатью Наместника. По его благословению около пятидесяти вернувшихся из ссылок и тюрем лаврских иеромонахов были назначены на приходы в окрестностях Загорска. Забота преподобномученика Кронида о ближних выражалась и в руководстве к благочестивой жизни, и во врачевании греховных болезней, и в поддержании мужества среди искушений.

Уничтожение колоколов в Лавре. Фото писателя Михаила Пришвина, 1930 год
Уничтожение колоколов в Лавре. Фото писателя Михаила Пришвина, 1930 год

С 1935 года архимандрит Кронид стал быстро слепнуть. 11 ноября 1937 года органами НКВД против него, уже больного и немощного, было возбуждено дело. 21 ноября 1937 года он был арестован и заключен в Таганскую тюрьму в Москве. Вместе с группой монахов, духовенства и мирян отец Наместник обвинялся в контрреволюционной деятельности, создании монархической группировки, сохранении нелегального монастыря, поддержке находившихся в ссылках и тюрьмах и вернувшихся оттуда монахов Лавры.

Иеромонах Ипполит (Яковлев)
Иеромонах Ипполит (Яковлев)

Из обвинения: «Идейными руководителями этой контрреволюционной группировки являлись наместник бывшей Троице-Сергиевой Лавры, в прошлом пользовавшийся особым расположением бывшего царского дома Романовых, ярый монархист Любимов Константин Петрович, и бывший благочинный Загорского и других районов, дворянин протоиерей Баянов Дмитрий Федорович. Эта контрреволюционная монархическая группировка монахов и духовенства сохранила до последних дней продолжение Троице-Сергиевой Лавры как нелегальный монастырь, с сохранением лаврского уставного порядка взаимоотношений между собой и [по отношению] к архимандриту Крониду; сохранялся старый, особо монастырский порядок церковной службы по подобию прежней службы в Троице-Сергиевой Лавре в церкви Петра и Павла, а после ее закрытия в церкви Кукуевского кладбища; открывались филиалы нелегального монастыря на домах, как например в доме крупного загорского домовладельца и торговца Сычева Николая Михайловича, где проживало 6 монахов и монашки в маленьких комнатках — подобиях келий с “прозорливцем”, старцем Ипполитом [Яковлевым — бывший духовник Лавры] и игуменом Никодимом... Вся эта группа монахов и духовенства оказывала всемерную поддержку и помощь монахам, вернувшимся из ссылки, каковые при прямом содействии протоиерея Баянова Д.Ф. как благочинного также устраивались служителями в церквах города и района»[3].

На допросе отец Кронид заявил, что по убеждениям является монархистом, но участником контрреволюционной группировки себя не признал и назвать имена монахов и мирян, посещавших его, мужественно отказался.

Преподобномученик Серафим Крестьянинов
Преподобномученик Серафим Крестьянинов

В оперативной разработке это дело называли «Делом Ипполита» — по имени братского духовника игумена Ипполита (Яковлева). Видимо, отец Ипполит вызывал особую ненависть у представителей НКВД. Арестовать самого 93-летнего старца органы госбезопасности не смогли. За ним пришли в праздник Архистратига Божия Михаила, 21 ноября 1937 года. Старец лежал больной, с высокой температурой. Он упросил оперативников подождать один день и вернуться за ним завтра, и в ночь на 22 ноября преставился.

7 декабря 1937 года архимандрит Кронид был осужден тройкой УНКВД по Московской области по ст. 58–10, 58–11 УК РСФСР. Приговор — высшая мера наказания, расстрел. 10 декабря 1937 года он был расстрелян на Бутовском полигоне, и с ним еще десять Радонежских подвижников. Среди них келейник архимандрита Кронида, находившийся при нем свыше 35 лет, — монах Георгий (Потапов), четыре игумена — Никодим (Монин), Гедеон (Черкалов), Азария (Павлов) и Ксенофонт (Бондаренко), причем последний только накануне вернулся из ссылки и остался переночевать у отца Кронида, четыре иеромонаха — Серафим (Крестьянинов), Иаков (Марочкин), Лаврентий (Насонов) и Гедеон (Смирнов), а также благочинный Загорского округа протоиерей Димитрий Баянов. Николай (Никодим) Михайлович Сычев, священник Виталий Лукашевич, иерей Алексий Быстрицкий и послушница Анна Андреевна Самойлова получили по десять лет исправительно-трудовых лагерей. Трое из расстрелянных — архимандрит Кронид, игумен Ксенофонт и иеромонах Серафим — ныне прославлены в лике святых.

Протоиерей Димитрий Баянов, благочинный Загорского округа
Протоиерей Димитрий Баянов, благочинный Загорского округа

Репрессии ХХ века на Радонежской земле. Новомученики и исповедники Лавры, ее скитов и подворий

В хронологии репрессий ХХ века на Радонежской земле можно выделить несколько основных периодов. Помимо группового дела № П-59458 — «Дела архимандрита Кронида и др. г. Загорск, 1937 г.», или «Дела Ипполита» — было сфабриковано еще несколько дел, связанных с Лаврой и ее окрестностями.

23 февраля 1922 года вышло постановление ВЦИК об изъятии церковных ценностей, и в этом же 1922 году состоялся разгром Троицкого Сухаревского подворья в Москве. Были изъяты помещения и церковные ценности. В Сергиевский храм подворья комиссия пришла 3 апреля 1922 года. Члены комиссии действовали нарочито грубо и кощунственно. Один из насельников подворья иеромонах Макарий (Телегин) в лицо назвал их грабителями и насильниками. Тут же последовал его арест и заключение в тюрьму. Отец Макарий был одним из 54 арестованных по делу об изъятии церковных ценностей, или так называемому «Московскому судебному процессу 1922 года». 8 мая он был приговорен к высшей мере наказания в числе десяти священнослужителей (одиннадцатым был мирянин Сергий Тихомиров). 18 мая 1922 года Политбюро приняло окончательное решение о расстреле — правда, только пяти человек из одиннадцати приговоренных. 26 мая 1922 года были расстреляны: иеромонах Макарий (Телегин), преподобномученик; протоиерей Александр Заозерский, священномученик; протоиерей Христофор Надеждин, священномученик; протоиерей Василий Соколов, священномученик; Сергий Тихомиров, мученик.

В 1925 году в Сергиеве прошли аресты связанных с Лаврой лиц дворянского происхождения, переселившихся сюда после революции. 13 человек были арестованы и приговорены к заключению в исправительно-трудовые лагеря, высылке или ограничению места проживания со сравнительно небольшими сроками наказания, а двое отпущены. В дальнейшем десять из них были расстреляны или погибли в заключении[4].

После арестов 1925 года в Сергиеве оставалось еще немало лиц, вызывавших подозрение властей. И уже в мае 1928 года здесь опять начались аресты.

Дело «Антисоветской группы черносотенных элементов в г. Сергиево Московской области» 1928 года началось с выхода мартовского номера журнала «Безбожник у станка», где была помещена статья с кощунственными комментариями и «Списками личного состава церковных советов г. Сергиево». Затем последовали другие клеветнические публикации. Это стало сигналом к началу новых репрессий, в результате которых в городе было арестовано 80 человек. Основная масса арестованных были людьми, так или иначе связанными с Лаврой. В список осужденных попали семнадцать монахов, четырнадцать из которых оставались в Лавре на должностях сторожей музея, три профессора Московской духовной академии, восемь священнослужителей Сергиево-Посадского благочиния, церковные старосты и лица, охарактеризованные следственными органами как «активные церковники» (тринадцать человек), а также те, кто, видимо, чем-то не угодил местным властям.

Приговоры, вынесенные по делу, предусматривали в большинстве случаев наказание в виде административной высылки на три года, с лишением права жить в Москве, Ленинграде, Киеве, Одессе, Харькове, Ростове-на-Дону и соответствующих областях («минус 6»). При этом высылаемый лишался жилья, работы, зачастую и имущества.

Следующим крупным делом, напрямую затронувшим Радонежских исповедников, стало дело «Истинных православных христиан». В марте — апреле 1931 года в Загорске, Клину и Сходне было арестовано более 120 человек. В «Загорскую ячейку филиала ИПЦ», по заявлению следствия, входило 22 участника. «Руководителями ячеек» были объявлены настоятель церкви в селе Малыгино Загорского района священник Иоанн Инюшин и благочинный Зосимовой пустыни иеромонах Мелхиседек (Лихачев). По этому делу был арестован последний строитель Гефсиманского скита игумен Израиль (Андреев). Отца Израиля приговорили к высылке на десять лет в Семипалатинск, где в 1937 году он был вновь арестован, затем расстрелян.

Священномученики Иоанн Инюшин и Николай Аристов, преподобномученики Дионисий (Петушков) и Макарий (Моржов), иеромонахи Нафанаил (Алексеев) и Мелхиседек (Лихачев), мученики Петр Юдин, Дмитрий Шестерин и Игнатий Марков были расстреляны 10 июня 1931 года на Ваганьковском кладбище в Москве и захоронены в общей могиле.

К 1931 году относится и «Дело Хотьковского монастыря», по обстоятельствам ареста и характеру приговора сходное с делом «Истинных православных христиан». Большинство сестер, работниц артели, образованной на территории Покровского Хотькова монастыря, получили разные приговоры: запрещение жить в шести основных городах и областях с прикреплением к определенному населенному пункту, выселение за пределы 100-километровой зоны от Москвы, заключение в исправительно-трудовые лагеря, высылка в Казахстан. Несколько монахинь были расстреляны. Духовенство монастыря также подверглось репрессиям. Дальнейшая судьба многих из них до сих пор осталась неизвестна.

Мученик Василий Кондратьев
Мученик Василий Кондратьев

В 1935 году было сфабриковано громкое дело «духовенства и церковников во главе с архимандритом Маврикием». Проходившие по этому делу обвинялись в том, что «объединились в тесно спаянную контрреволюционную группировку, объединили вокруг себя бывших монахов и монашек и контрреволюционно настроенных церковников». Архимандрит Маврикий (Полетаев), игумен Максимилиан (Марченко), Сергий Крестников и Василий Кондратьев обвинялись также в том, что «в контрреволюционных целях прославляли могилу “старца” Алексия (Соловьева), похороненного на Кукуевском кладбище Загорска». Преподобномученики Маврикий (Полетаев), Максимилиан (Марченко), Сергий (Крестников), мученик Василий (Кондратьев), а также преподобный Алексий (Соловьев), старец Зосимовский, были причислены к лику святых в 2000 году.

В начале января 1938 года была арестована еще одна группа из пятнадцати человек, близких к архимандриту Крониду. В обвинительном заключении говорилось: «В процессе по делу контрреволюционной церковно-монархической группы активными участниками являлись бывшие монахи Троице-Сергиевой Лавры, которые организовали тайный монастырь и проводили нелегальные богослужения на дому, <…> систематически проводили среди окружающих контрреволюционную агитацию и распространяли клеветнические слухи о гонении на религию и духовенство, о войне и скорой гибели советской власти». Все проходившие по делу были приговорены к расстрелу. 17 февраля 1938 года на Бутовском полигоне были расстреляны игумен Епифаний (Авдеев), иеромонахи Нестор (Балашов), Нифонт (Мамаев) и Савватий (Григорьев), иеродиакон Аффоний (Вишняков), 10 марта — иеромонах Вивиан (Умнов), 16 марта — послушник Евдоким (Демидов).

Преподобномученик Максимилиан Марченко
Преподобномученик Максимилиан Марченко

В списке расстрелянных в 1937–1938 годах жителей Загорского района 78 человек. Из них семеро были членами ВКП(б). Остальные — священнослужители и монахи, лица иностранного происхождения, а также немногие уцелевшие дворяне.

Новомученики и исповедники Московских духовных школ

Помимо насельников Троице-Сергиевой обители, в годы гонений пострадали многие профессора, преподаватели и выпускники Московских духовных школ, расположенных в Лавре. Вот имена некоторых из них:

Священномученик Николай (Добронравов), архиепископ Владимирский и Суздальский, в 1885 году окончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия и несколько лет преподавал богословие и Священное Писание в Вифанской духовной семинарии. В 1917 году, после отстранения архиепископа Феодора (Поздеевского) от должности ректора Академии, был одним из кандидатов на эту должность. Был расстрелян на Бутовском полигоне 10 декабря 1937 года в один день с преподобномучеником Кронидом.

Священномученик Игнатий (Садковский), епископ Скопинский, — выпускник и постриженник МДА, помощник библиотекаря Академии. Защитил кандидатскую диссертацию на тему «В поисках Живого Бога: Преосвященный Игнатий Брянчанинов и его аскетическое мировоззрение». По отзыву ректора МДА архиепископа Феодора (Поздеевского), отец Игнатий «описал не только жизнь святителя, но и показал духовную эволюцию его личности».

В наставлении, которое после пострига в 1910 году написал ему совершавший обряд священноинок, были такие слова: «Между вопросами и ответами при пострижении ты принял заповедь о всегдашней постоянной молитве Иисусовой, для чего тебе дан меч духовный (четки). Это — первое твое делание будет отныне как монаха. Об этой молитве говорит Слово Божие. В Евангелии Спаситель говорит: “Именем Моим бесы ижденут” (Мк. 16:17). А в каждом человеке много страстей и других неподобных помыслов, в Псалтири сказано: “Обыдоша мя пси мнози” (Пс. 21:17). Отцы толкуют, что это говорится о помыслах. Еще сказано: “Обышедше обыдоша мя, и именем Господним противляхся им” (Пс. 117:11). А имя-то Господне и есть Сладчайшее имя Господа нашего Иисуса Христа, которое мы непрестанно должны повторять, творя молитву Иисусову... Молитва Иисусова очищает нас. Как солнце ходит над землею, высушивает болотистые и скаредные места, так и Сладчайшее имя Господа Иисуса Христа, если ты навыкнешь его повторять непрестанно, будет иссушать все твои помыслы и страсти, очистит твою душу и тело. Это твое первое делание отселе, как монаха...

Помни, молитва Иисусова и самоукорение, смирение спасут тебя от многих скорбей. Где бы ты ни был, заботься о чистоте сердечной через самоукорение и молитву Иисусову, и ты всегда будешь с Господом, как царь и пророк Давид говорит, “предзрех Господа предо мною выну” (Пс. 15:8). Когда тебе будет тяжело, будут скорби, тотчас начинай молитву Иисусову и смиряй себя, и тебе скоро станет легче. Когда все это будешь исполнять, то “возрадуется” и возвеселится “сердце твое”, ты обрящешь мир и покой в душе твоей, и “радости вашей никто не отнимет у вас” (Ин. 16:22).

Потом имей послушание и отсечение своей воли, которое нас оправдывает пред Богом... Только послушный преуспеет во всяком делании монашеском. Без послушания мы не спасаемся. Будь послушен, наипаче начальникам — Преосвященному, старцу. А теперь поздравляю тебя, “Что ти есть имя?”»[5].

Многократные ссылки, заключения в тюрьмы, допросы, каторжная работа в лагере окончательно подорвали здоровье епископа Игнатия. Он скончался в Кулойлаге Архангельской области 9 февраля 1938 года и был погребен в безвестной могиле на территории лагеря.

Священномученик Никита (Делекторский), епископ Нижне-Тагильский, также является выпускником МДА. С 1 октября 1915 года по 27 декабря 1916 года был помощником секретаря Совета и правления Академии. Неоднократно подвергался арестам. В последние годы жизни юродствовал. 19 ноября 1937 года был расстрелян на Бутовском полигоне.

Священномученик Иоанн Алексеевич Артоболевский, протоиерей, магистр богословия, профессор церковного права, учился в Академии с 1871 по 1875 год. Был помощником секретаря Совета и Правления МДА и преподавателем Священного Писания и еврейского языка Вифанской духовной семинарии, затем профессором богословия Петровской сельскохозяйственной академии. Член Поместного Собора 1917–1918 годов. С лета 1920 по февраль 1921 года являлся помощником редактора академических изданий Московской духовной академии. В 1924–1925 годах — член Высшего Церковного Совета при Патриархе Тихоне. Неоднократно подвергался арестам. Во время последнего следствия ему была поставлена в вину организация «академического дня» — собраний бывших воспитанников Московской духовной академии. 17 февраля 1938 года расстрелян на Бутовском полигоне.

Священномученик Иоанн Михайлович Смирнов был доцентом МДА по кафедре славянского языка и палеографии. В 1917 году являлся делегатом от Академии на Московском епархиальном съезде для выбора митрополита Московского. С лета 1917 по 1919 год был сверхштатным экстраординарным профессором МДА. После закрытия Академии некоторое время служил в Воронежской епархии, затем в храмах Москвы, в последнее время — в Знаменской церкви у Крестовской Заставы. Мученическую смерть принял 10 декабря 1937 года — в один день с преподобномучениками Кронидом, Ксенофонтом и Серафимом, в престольный праздник храма.

Священномученик Иоанн Артоболевский
Священномученик Иоанн Артоболевский

Священномученик Димитрий Александрович Лебедев, протоиерей, — выпускник Вифанской духовной семинарии 1892 года и МДА 1898 года, магистр богословия. В период с 1916 года до закрытия Академии — экстраординарный профессор. В 1919 году подал в Совет Академии в качестве докторской диссертации работу «Список епископов Первого Вселенского Собора в 318 имен. К вопросу о его происхождении…». Служил в храме села Спирово Волоколамского района. Три года пробыл в ссылке в Казахстане. 27 ноября 1937 года расстрелян на Бутовском полигоне.

Священномученик Александр Александрович Зверев, протоиерей, окончил Московскую духовную академию в 1909 году со степенью кандидата-магистранта. Помощник инспектора и преподаватель словесности и истории русской литературы Вифанской духовной семинарии. Летом 1918 года назначен членом-секретарем строительной комиссии по ремонту зданий Вифанской семинарии. Его тщанием ремонт и переустройство семинарии были успешно завершены. Служил в храмах Москвы и Подмосковья. Неоднократно подвергался арестам, в том числе и по делу «изъятия церковных ценностей». Был расстрелян на Бутовском полигоне 14 ноября 1937 года.

Священномученик Сергий Иванович Голощапов, протоиерей, — выпускник МДА 1908 года. По окончании Академии оставлен профессорским стипендиатом, а затем до 1918 года был преподавателем словесности и помощником инспектора семинарии. Был делопроизводителем Отдела о Высшем Церковном Управлении Поместного Собора 1917–1918 годов. Служил в храмах Москвы. Неоднократно подвергался арестам. Три года провел на Соловках. 19 декабря 1937 года расстрелян на Бутовском полигоне.

Священномученик Зосима Васильевич Трубачев, протоиерей, обучался в Московской духовной академии с 1914 по 1918 год. В студенческие годы управлял вторым академическим хором. В 1918 году Святейшим Патриархом Тихоном был рукоположен во священника к храму Покрова Пресвятой Богородицы при МДА, затем служил в храмах Вологодской, Владимирской и Калужской епархий, неоднократно арестовывался. Был расстрелян на Бутовском полигоне 26 февраля 1938 года.

Священномученик Константин Павлович Любомудров, священник, в 1917 году с серебряной медалью окончил Московский археологический институт, защитив диссертацию на тему «Святой Димитрий Ростовский и его проповеди». Параллельно с обучением в археологическом институте стал вольнослушателем Московской духовной академии, а с 1 марта 1916 года получил назначение на должность эконома. 1 сентября 1917 года отец Константин официально был зачислен на первый курс МДА, но в 1919 году в связи с закрытием Академии вынужден был прервать обучение. Тем не менее при последующих арестах он указывал сведения об окончании МДА. Отец Константин был расстрелян 19 ноября 1937 года на Бутовском полигоне.

Мученик Иоанн Васильевич Попов — церковный историк, патролог, профессор патристики МДА. Преподавал на кафедре патрологии до закрытия Академии. Магистр богословия с 1897 года. Доктор церковной истории с 1917 года. Редактор «Богословского вестника» в 1903–1906 годах. Был одним из образованнейших людей ХХ столетия. О нем архиепископ Иларион (Троицкий) говорил: «Если бы, отцы и братия, все наши с вами знания сложить вместе, то это будет ничто пред знаниями Ивана Васильевича».

В 1919 году Иван Васильевич Попов обратился в Совнарком с протестом против планов властей изъять мощи преподобного Сергия Радонежского из Троице-Сергиевой Лавры. После закрытия в 1920 году Московской духовной академии он до 1923 года продолжал преподавать в Московском университете на кафедре философии древних веков.

10 декабря 1924 года Иван Попов был арестован и заключен в тюрьму ОГПУ в Москве. Его убеждения, основанные на фундаменте веры, были настолько глубоки, что их не могли поколебать ни тюрьма, ни концлагерь, ни ссылки. Он везде оставался все тем же мудрым, глубоким и спокойным профессором-христианином, на опыте проходившим жизнь святых отцов, исповедников и мучеников.

5 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила его к расстрелу. Иван Васильевич Попов был расстрелян 8 февраля 1938 года в 9 часов вечера, в канун празднования памяти вселенского учителя и святителя Иоанна Златоустого, имя которого он, по-видимому, и носил.

Мученик Николай Георгиевич Варжанский в 1907 году окончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Был преподавателем на кафедре сектоведения Московской духовной семинарии. 30 мая 1918 года арестован на квартире протоиерея Иоанна Восторгова и заключен в Бутырскую тюрьму. Расстрелян на Калитниковском кладбище и похоронен за его старой оградой.

Новомученики и исповедники Радонежской земли: священнослужители и миряне Сергиева Посада и окрестностей

В состав Собора новомучеников и исповедников Радонежских вошли не только святые, чья жизнь и подвиги были связаны непосредственно с Лаврой, но также и те, кто жил, служил и пострадал за веру в Сергиевом Посаде и его окрестностях.

Священномученик Феодор Дорофеев
Священномученик Феодор Дорофеев

Так, в один день с преподобномучениками Кронидом, Ксенофонтом и Серафимом был расстрелян священномученик иерей Феодор Дорофеев. Он долгое время служил в Сретенском храме села Константиново, расположенного недалеко от Сергиева Посада. В 1931 году храм был закрыт, и отец Федор вместе с прихожанами хлопотал о его открытии, а сам служил по домам. В 1932 году был арестован и отправлен в лагерь. Последнее место его служения — храм во имя преподобного Сергия Радонежского в селе Зятьково Талдомского района Московской области.

13 сентября 1937 года, после шести лет заключения в лагерях по делу «Истинных православных христиан», был расстрелян священномученик протоиерей Мирон Ржепик, настоятель Пятницкого храма Сергиева Посада (после его закрытия в 1928 г. служил в Воскресенской церкви Сергиева Посада вплоть до ареста в 1931 г.).

9 октября 1937 года был расстрелян священномученик иерей Афанасий Докукин, который c августа 1936-го до своего ареста в сентябре 1937 года служил в Покровском храме села Никульское Сергиево-Посадского района.

Священномученик Афанасий Докукин
Священномученик Афанасий Докукин

13 октября того же года мученическую кончину принял священномученик протоиерей Симеон Лилеев, выпускник Вифанской духовной семинарии, c 1898 по 1904 год служивший в Никольском храме села Дерюзино, а c 1904 по 1936 год — в Покровском храме села Заболотье.

21 октября — священномученик протоиерей Павел Преображенский, который c 1917 по 1928 год служил в храме в честь Рождества Пресвятой Богородицы села Мишутино.

13 ноября пострадал священномученик протоиерей Василий Архангельский, с 1885 по 1891 год служивший в храме села Ахтырка.

8 декабря был расстрелян священномученик иерей Василий Парийский, с 1928 по 1936 год служивший в Тихвинском храме села Титовское.

Священномученик Василий Архангельский
Священномученик Василий Архангельский

26 февраля 1938 года пролила свою кровь за Христа преподобномученица Ирина (в миру Ирина Михайловна Хвостова). Родилась в 1882 году в деревне Агинтово Сергиево-Посадского района, приняла иноческий постриг в Московском Новодевичьем монастыре, с 1910 по 1917 год проживала при Троице-Сергиевой Лавре. В 1938 году была арестована в селе Никульское Константиновского (ныне Сергиево-Посадского) района.

Мученица Татиана Гримблит, удивительная подвижница и талантливая поэтесса, посвятила себя служению находящимся в узах священнослужителям и пострадавшим за веру мирянам.

Почти все зарабатываемые средства, а также то, что ей удавалось собрать в храмах, Татьяна меняла на продукты и вещи для заключенных.

В 1936 году после многократных арестов и нескольких заключений переехала в село Константиново Сергиево-Посадского района и стала работать лаборанткой в местной больнице. На вопрос о носимом ею нательном кресте Татьяна неоднократно отвечала: «За носимый мною на шее крест я отдам свою голову, и пока я жива, с меня его никто не снимет, а если кто попытается снять крест, то снимет его лишь с моей головой, так как он надет навечно».

22 сентября 1937 года тройка УНКВД по Московской области приговорила Татьяну Гримблит к расстрелу по ст. 58–10 УК РСФСР за «антисоветскую агитацию, помощь заключенным, религиозные разговоры». Татьяна Николаевна Гримблит была расстреляна 23 сентября 1937 года и погребена в безвестной общей могиле на Бутовском полигоне.

***

Десять лет минуло с тех пор, как было установлено празднование Собору новомучеников и исповедников Радонежских. За прошедшие годы открыты новые имена и страницы истории подвижничества на Радонежской земле, и сегодня Собор включает 81 святого. В увековечивании памяти пострадавших за веру особое участие принял насельник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Георгий (Тертышников; 1941–1998). Являясь членом Синодальной комиссии по канонизации святых, он подготовил материалы для прославления преподобномученика Кронида, святых Царственных страстотерпцев и других новомучеников и исповедников Церкви Русской. Благодаря отцу Георгию и продолжателям его дела мы имеем возможность засвидетельствовать подвиги и мученичество людей, еще совсем недавно ходивших по Радонежской земле. Уже сейчас известно, что в годы гонений и репрессий ХХ века в Сергиевом Посаде и его окрестностях за веру пострадало более пятисот подвижников. Многие из них малоизвестны и еще не прославлены. О них в издательстве Лавры готовится двухтомное издание «Пострадавшие за Христа на Радонежской земле в годы гонений и репрессий XX века. Синодик с краткими биографическими справками».

Несомненно, дальнейшие исследования выявят новые имена, список Собора будет пополнен. И мы получим возможность не только отдать дань памяти и благодарности святым мученикам и исповедникам, но и приобщаться их подвигу, следовать их примеру. По словам святителя Иоанна Златоуста, «мучеником делает не одна только смерть, но и душевное расположение. Не за конец дела, но и за намерение часто сплетается венец мученичества». Поэтому так важно сохранять память о подвижниках благочестия, беззаветно преданных Христу и отдавших свои жизни за Него и Его Святую Церковь.

Иеромонах Пафнутий (Фокин)
Сергиева Лавра
10.12.2021

ПРИЛОЖЕНИЕ
Собор новомучеников и исповедников Радонежских

(список официального календаря Московской Патриархии Русской Православной Церкви)

Агафангел (Преображенский), Ярославский, митр., исп.
Александр Заозерский, прот., сщмч.
Александр Зверев, прот., сщмч.
Александр Левитский, прот., сщмч.
Александр Туберовский, прот., сщмч.
Александр (Щукин), Семипалатинский, архиеп., сщмч.
Алексий Никольский, иерей, сщмч.
Алексий Никонов, иерей, сщмч.
Анатолий (Грисюк), митр. Одесский, сщмч.
Андрей Воскресенский, прот., сщмч.
Андроник (Никольский), архиеп. Пермский, сщмч.
Афанасий Докукин, иерей, сщмч.
Афанасий (Сахаров), еп. Ковровский, исп.
Борис Назаров, прот., сщмч.
Василий Архангельский, прот., сщмч.
Василий (Зеленцов), еп. Прилукский, сщмч.
Василий Кондратьев, мч.
Василий Малахов, иерей, исп.
Василий Надеждин, иерей, сщмч.
Василий Парийский, иерей, сщмч.
Василий Соколов, прот., сщмч.
Вениамин (Воскресенский), еп. Романовский, сщмч.
Владимир (Богоявленский), митр. Киевский, сщмч.
Владимир (Волков), архим., прмч.
Владимир (Терентьев), игумен, исп.
Гавриил (Яцик), архим., прмч.
Герасим (Мочалов), иером., прмч.
Димитрий (Добросердов), архиеп. Можайский, сщмч.
Димитрий Лебедев, прот., сщмч.
Евгений Васильев, иерей, сщмч.
Евгений (Зернов), митр. Горьковский, сщмч.
Ефрем Долганев, прот., сщмч.
Зосима Трубачев, прот., сщмч.
Иаков Бойков, иерей, сщмч.
Игнатий (Лебедев), схиархим., прмч.
Игнатий (Садковский), еп. Скопинский, сщмч.
Иларион (Троицкий), архиеп. Верейский, сщмч.
Илия Громогласов, прот., сщмч.
Илия Четверухин, прот., сщмч.
Иоанн Артоболевский, прот., сщмч.
Иоанн Кесарийский, иерей, сщмч.
Иоанн Попов, мч.
Иоанн Смирнов, прот., сщмч.
Ипполит Красновский, иерей, сщмч.
Ирина (Хвостова), прмц.
Константин Любомудров, иерей, сщмч.
Кронид (Любимов), архим., прмч.
Ксенофонт (Бондаренко), иером., прмч.
Леонид (Антощенко), еп. Марийский, сщмч.
Леонтий (Стасевич), архим., исп.
Маврикий (Полетаев), архим., прмч.
Макарий (Моржов), иером., прмч.
Максимилиан (Марченко), игумен, прмч.
Мирон Ржепик, прот., сщмч.
Никита (Делекторский), еп. Орехово-Зуевский, сщмч.
Николай Беневоленский, иерей, сщмч.
Николай Варжанский, мч.
Николай Виноградов, прот., сщмч.
Николай (Добронравов), архиеп. Владимирский, сщмч.
Николай (Могилевский), митр. Алма-Атинский, исп.
Николай Толгский, прот., сщмч.
Павел Добромыслов, прот., сщмч.
Павел Преображенский, прот., сщмч.
Павел Светозаров, прот., сщмч.
Павлин (Крошечкин), архиеп. Могилевский, сщмч.
Парфений Грузинов, иерей, сщмч.
Петр (Полянский), митр. Крутицкий, Местоблюститель Патриаршего престола, сщмч.
Серафим (Звездинский), еп. Дмитровский, сщмч.
Серафим (Крестьянинов), иером., прмч.
Серафим (Остроумов), архиеп. Смоленский, сщмч.
Сергий Голощапов, прот., сщмч.
Сергий (Зверев), архиеп. Елецкий, Мелитопольский, сщмч.
Сергий (Крестников), послушник, прмч.
Симеон Лилеев, прот., сщмч.
Татиана Гримблит, мц.
Тихон (в миру Василий Иванович Беллавин), Патриарх Московский и всея России, исп.
Фаддей (Успенский), архиеп. Тверской, сщмч.
Феодор Алексинский, иерей, сщмч.
Феодор Дорофеев, иерей, сщмч.
Феофан (Графов), иеродиакон, прмч.
Христофор Надеждин, иерей, сщмч.


[1] Текст службы Собора подготовлен Синодальной богослужебной комиссией и утвержден определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 27 декабря 2011 года (журнал № 162).

[2] Сергиев Посад в 1919 году был переименован в Сергиев, в 1930 году — в Загорск, и с 1991 года он снова стал называться Сергиевым Посадом.

[3] Обвинительное заключение по следственному делу № 6801 по обвинению Любимова Константина Петровича и других // ГАРФ. Ф. 10035. Оп. 1. Архивно-следственное дело П-59458. Л. 224–229.

[4] Священники Павел Флоренский, Сергий Сидоров и Михаил Шик, граф Юрий Александрович Олсуфьев, князь Владимир Сергеевич Трубецкой, иконописец и художник Владимир Алексеевич Комаровский, монахиня Анастасия (Анна Ивановна Хвостова), монахиня Иннокентия (Екатерина Хвостова, дочь монахини Анастасии), Петр Владимирович Истомин, Иван Сергеевич Мещерский.

[5] Игумен Дамаскин (Орловский). Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Январь. Тверь: Изд-во «Булат», 2005. С. 369–398.


14 декабря 2021

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
22 марта (2 апреля н. ст.) 1782 года императрица Екатерина II подписала указ, одним из пунктов которого повелевалось учредить из сел и слобод близ Троице-Сергиевой Лавры лежащих, «посад под имянем Сергиевской и в нем ратушу...».

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».

Пушка в подарок
Пушка в подарок

Однажды, много лет назад, келарю Троицкого монастыря довелось показывать иностранным путешественникам помещения монастырских арсеналов. Гости пришли в неподдельное изумление. Искреннее восхищение и уважение вызвала громадная, только что отстроенная крепость, оснащённая по последнему слову военной техники.