Богословие славы-света

«Господь воцарися, в лепоту облечеся». Восхи­щенный человек созерцает славу, сияние которой рождает в сердце каждой твари хвалебный гимн. Так, в «Завещании Господа нашего Иисуса Хри­ста» (Тestamentum Domini) есть молитва: «Тебе, Господи, исповедуется сердце наше, ум, душа со всеми помыслами, да приидет на нас благодать Твоя, к непрестанному восхвалению Тебя и Сына Твоего Единородного со Святым Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков». Икона – по­добное же славословие, она источает радость и собственными средствами возвещает славу Божию. Истинная красота не нуждается в доказа­тельствах. Икона ничего не доказывает; она по­казывает; она неопровержимая очевидность, «калокагатический» аргумент существования Бога.

5289035.jpg

Собор-памятник Спас на Крови, Санкт-Петербург

Христологическое основание иконы – «Хри­стос есть образ Бога невидимого» – ясно сформулировано святым апостолом Павлом. Он имеет в виду, что видимое человечество Христа есть образ Его невидимого Божества, «видимое невидимого» (выражение Дионисия Ареопагита, заимствованное Иоан­ном Дамаскиным. Слово первое. XI). Икона Иисуса являет, таким обра­зом, одновременно образ Бога и образ человека, то есть является иконой всецелого Христа, Богоче­ловека. Это богооткровенное человечество Христа становится мерой истинности каждого человечес­кого существа; человек истинен и реален лишь в той мере, в какой в нем отражается небесное: тварное наделено чудесным даром – быть зерка­лом нетварного, «образом Божиим». В кондаке недели Православия об этом говорится так: «Оскверншийся образ в древнее вообразив, Боже­ственною добротою смеси, но исповедающе спа­сение, делом и словом, сие воображаем». Очевид­но, что тайна спасения далеко выходит за рамки простого восстановления образа Адама. Христос осуществляет, доводит до совершенства образ, очищая, восполняя его, приобщая его Божествен­ной Красоте.

1506172202.jpg

Апостол Павел

Образ, искупленный Христом и сознательно об­ретаемый в созерцательном подвиге, объясняет, по­чему монах, причисленный к лику святых, всегда именуется преподобным. Это наименование означа­ет предельное субъективное, личное уподобление объективному образу Божию. Его точное определе­ние дано в другой формуле святого Апостола Пав­ла: «Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа». Поэтому икона Христа в центре Святой Софии изображает Господа с Евангелием, раскрытым на словах: «Я свет миру» (Ин. 8:12); Церковь поет, что свет Христов сияет на лицах Его святых. Че­ловек исповедует спасение словом, но свидетель­ствует о нем также и делом, сам становясь «препо­добным». И, конечно, самая волнующая икона Божия – человек, «преображенный в тот же образ», по приведенному выше выражению апостола Пав­ла. Во время богослужения священнослужитель кадит иконы святых, обращаясь с этим литурги­ческим приветствием к их первообразам, отраже­ниям Бога; он кадит также и верующих, привет­ствуя присутствие Бога в Его образе – человеке, кадит людей как живые иконы Божии.

Дидим Александрийский приводит слова Господа, сохра­ненные устным преданием: «После Бога узри Бога в каждом ближнем...» Это иконографическое понимание человеческой личности, ее «преподобие», по­буждает святого Василия учить о предназначении человека как об обожении: «Человеку предназна­чено стать богом по благодати», так как, «при­ближаясь к свету, душа преображается в свет» (св. Григорий Нисский. PG. 44, 869 A).

Согласно отцам крещаемые, одетые в белые одеж­ды, облекаются в светоносные одежды Христа, в каких Он явился в момент Своего Преображения.

didimus-01.jpg

Св. Дидим Александрийский

Из этого видно, насколько глубоко иконоборче­ство затрагивает основополагающую традицию Православия: исихазм с его созерцанием Фаворского света как предпосылкой обожения (исихия, hesychia – молчание, спокойная сосредоточен­ность; метод аскетически-мистического самоуглубления и сердечной молитвы). Богосло­вие иконы восходит к различению в Боге сущнос­ти и энергий; икона свидетельствует нам о энергии Бога, о Его свете. «Бога именуют Светом, но не по Его сущности, а по Его энергии».

Согласно Восточному Преданию, быть в состо­янии обожения – значит созерцать нетварный свет и проникаться им, претворять в самом своем существе христологическую тайну: «Объединять любовью природу тварную с нетварной, добиваясь их единства через стяжание благодати» (св. Максим. De ambiguis; PG. 91, 1308 В). Бог, не­изменно недоступный в Своей Сущности, «много­образен в Своих явлениях», энергийных и свето­носных, дабы приобщить человека к Своей «опаля­ющей близости». Поэтому Преображение Господ­не, самое ослепительное явление Его света, имеет столь большое значение в мистической жизни пра­вославия.

473f735e571e2e89837bbaf5e66b3482.jpg

Свт. Василий Великий

Его свет – это уже свет Парусии, Второго При­шествия. Но «подобное познается подобным»; более того, глаз не только воспринимает, но и излучает; видеть означает одновременно распространять ви­дение, то есть свет. Икона являет всем этот эсха­тологический свет святых, поэтому она – луч Восьмого Дня, свидетельство зачаточно осуществ­ляющейся эсхатологии. Уничтожая иконы, иконо­борчество умаляет значение Преображения и пы­тается угасить его свет; напротив, весьма симпто­матично, что, согласно обычаям иконописцев, пер­вый сюжет, за который берется каждый из них, – Преображение, «дабы в сердцах их Христос засве­тил свет Свой». Афонская рукопись, предписывая совершать эпиклезис, призывание Духа Святого на «божественное искусство», добавляет; «Пусть [иконописец] обратится к священнику, чтобы тот помолился над ним и прочел песнь Преображе­ния».

На иконах никогда не изображается источник света, так как свет – их сюжет: солнце же не ос­вещают! Можно даже сказать, что созерцание Пре­ображения учит иконописца изображать гораздо более светом, нежели цветом. В специальной тер­минологии золотой фон иконы называют «светом», а метод работы – постепенным «высветлением». Работая над изображением лика, иконописец по­крывает его сначала темным тоном, затем наклады­вает слой более светлой краски, получаемой при добавлении к предыдущему составу желтой охры, иначе говоря, – света. Эту операцию наложения все более светлых тонов повторяют несколько раз. Таким образом, образ появляется в результате по­степенного процесса, как бы воспроизводящего уси­ление в человеке света.

Icon_transfiguration38.jpg

Икона Преображения Господня

«Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню...» (2 Кор. 3:18); ико­на и является этим зеркалом, из которого струит­ся главный атрибут славы: свет. Дивное искусст­во преподобного Андрея Рублева в образе Боже­ственной Троицы передает трисолнечный свет, озаряющий мир. Святой Григорий Палама гово­рит, что Фаворский свет, свет, созерцаемый свя­тыми, тождествен свету будущего века. Для Кли­мента Александрийского (Строматы. 6, 16) свет первого дня пред­шествует творению; это «истинный свет Логоса, озаряющий еще сокрытое и вызывающий к суще­ствованию всякую тварь». Иустин среди имен Слова называет День и Свет. Евсевий видит в пер­вом дне божественный свет, освещающий посте­пенное сотворение мира; по его мнению, это пер­вое воскресенье сходится с последним воскресень­ем Апокалипсиса, когда Бог-Свет будет «все во всем» (1 Кор. 15:28). Можно сказать, поэтому, что свет первого дня творения был восходом Фа­ворского света и что именно в этой светоносной субстанции Своей славы Бог в течение шестиднев­ного «последовательного высветления» творил кос­мическое бытие человека. «Бог есть Свет», и, со­гласно этому откровению, после эпиклеза, ожида­ния апостолами Святого Духа, схождение Его в День Пятидесятницы обращает человека в огонь и свет. Слова «вы свет мира» (Мф. 5:14) для святых онтологически нормативны. Нимб вокруг головы святого на иконе – это не отличительный знак его святости, но светоносное излучение его тела.

img_2982_01.jpg

Икона Сошествия Святого Духа 

Предписания Стоглавого собора призывают иконописцев работать «со страхом Божиим, ибо их искусство – божественно». Оно требует от «святых» иконописцев харизматического служе­ния, они учатся «воздержанию очей» и длитель­ным молитвенным подвигом готовятся к переходу от искусства вообще к священному искусству. Плохая икона – «оскорбление Богу»; небрежно­го иконописца предписывается прогнать. Каноны весьма строги, запрещая всякую торговлю ико­нами.

2721bc99cfe6058ae960b4fdb88s--kartiny-i-panno-serafim-sarovskij-chudotvorets.jpg

Прп. Серафим Саровский

Слияние художественного элемента и мисти­ческого созерцания полагает начало богословию видения. При этом видение выражает веру в том смысле, в каком Апостол Павел называет веру уверенностью в невидимом. Икона обращена к духовным очам, давая им возможность созерцать «тела духовные» (1 Кор. 15:44). Церковный стиль прегражда­ет путь субъективности, так как сама Церковь созерцает объект веры, ее тайны. Как священная архитектура Храма упорядочивает пространство, а литургическое Памятование – время, так икона воздействует на невидимое, на «внут­реннюю природу» бытия, которое, в свою оче­редь, связано с просветлением, с Фаворским состоянием. Благодатное состояние, как учил преподобный Серафим, озаряет и позволяет видеть свет. Икона являет всем этот свет; будучи «мо­литвой», она очищает и преображает по соб­ственному образу того, кто взирает на нее; буду­чи тайной, учит безмолвию, полному содержа­ния, небесной радости на земле, неотмирной кра­соте.

Источник: П. Н. Евдокимов. Искусство иконы. Богословие красоты. Клин: Христианская жизнь, 2007. С. 195-202.


30 июля 2020

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

«Дело бывших монахов Троице-Сергиевой Лавры»
«Дело бывших монахов Троице-Сергиевой Лавры»
17 февраля 1938 года — особенный день в истории Троице-Сергиевой Лавры и Радонежской земли. В этот день были расстреляны несколько человек лаврской братии, а также духовенства, монахинь и мирян Сергиево-Посадского благочиния.
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
22 марта (2 апреля н. ст.) 1782 года императрица Екатерина II подписала указ, одним из пунктов которого повелевалось учредить из сел и слобод близ Троице-Сергиевой Лавры лежащих, «посад под имянем Сергиевской и в нем ратушу...».

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».