Архитектурное своеобразие Пятницкой церкви Лавры

Архитектурное своеобразие Пятницкой церкви Лавры

В отличие от Введенской церкви, неоднократно подвергавшейся значительным изменениям в ходе пере­стройки и ремонтных работ, Пятницкая церковь, как от­мечает В. Балдин, «сохранила в основном свой первоначальный вид», если признавать ее одновременно возве­денной с Введенским храмом. Так или иначе, но никаких сведений, которые могли бы рассказать о другой, более древней, Пятницкой церкви, не имеется. Поэтому остановимся подробно на архитектурных особенностях ныне cyществующей Пятницкой церкви, принимая во внимание позднейшие поновления и ремонты.

Пятницкая церковь представляет собой «разительное отличие от первой (Введенской. — И. Г.) своим стилем византико-русским», пишет Н. М. Снегирев. Здесь нет подклета, и общий план церкви вытянут по оси запад-восток. Церковь разделяется на три отличные друг от друга части: полукруглый алтарь, собственно церковь прямо­угольной формы («корабль») и квадратную трапезу. М. Красовский отмечает, что «если у плана Пятницкой церкви отделить трапезу, то совокупность двух остальных частей будет почти тождественна с планом церкви в селе Беседах». Алтарь завершается полукуполом, церковь — сомк­нутым сводом, а трапезная — коробовым сводом. Средняя часть храма значительно выше двух остальных частей, приблизительно одинаковых по высоте.

Пятницкая церковь находится в 7 метрах к северу от Введенской, и ее местоположение на местности не впол­не удачно: «К ней устремляются ливневые воды с Красной Горки».

Благодаря тому, что церковь и трапезная пере­крыты сводами без промежуточных опор, внутреннее пространство храма становится просторным и вместите­льным. «Приземистость» церкви компенсируется шатро­вой колокольней, с одной стороны опирающейся на западную стену трапезной, с другой — на два отдельно стоящих столпа. М. Красовский отмечает, что колокольня «является для нас первым примером в московском зодче­стве устройства связанного с храмом помещения для коло­колов, имеющего форму башни».

Опись 1641 г. упоминает «теплую церковь» Параскевы «Пятницы» «с трапезою», крытую тесом, и с «зделанною колокольницею», на которой — пять колоколов. «Колокольница» увенчана высоким каменным шатром со «слуха­ми» для лучшей резонации звука и изящной главкой на тонкой шее. Колокола висели в звонах, обращенных к Троице-Сергиеву монастырю. «Зазвоные колокола висе­ли на связах, а благовестный колокол был очапным. По всей видимости, этот благовестник был снят с древней Пятницкой церкви, имевшей, судя по описи 1642 г., на­стенную звонницу, и перенесен со всем очапным устройст­вом — веретеном и уключинами — на новую колокольню». Примечательно, что в «ширинках парапета колокольни имеются 10 штук мелких неполивных, плохо обожженных полуразрушенных изразцов с двуглавыми орлами в круге. По стилю изразцы должны быть отнесены к первой чет­верти — первой половине XVII в. Они вполне могли быть употреблены в конце XVII в. вторично и могли быть копиями».

Фундамент Пятницкой церкви состоит из валунов-гладышей среднего диаметра 80 см, уложенных в ров и залитых раствором. Глубина заложения не превышает 50 см. Однако эти сведения носят предположительный характер, поскольку во время проведения археологических! исследований на территории храма углубиться ниже фундамента не удалось — этому помешал высокий уровень грунтовых вод. Для выравнивания валунного фундамента по| всему периметру уложены расколотые могильные плиты, плиты красноватого песчаника и плоские гладыши. Сле­дующие два выстилающих ряда представляют собой бело­каменные блоки длиной до 1 м. В отличие от Введенского храма, цоколь Пятницкой церкви невысок, и, как предпо­лагает М. Красовский, «часть цоколя теперь находится ниже поверхности земли, так как культурный слой должен быть здесь довольно толстый».

Полы Пятницкой церкви, как показали натурные ис­следования 70-х годов XX в., представляли собой насухо уложенный «на плашку» «в елочку» большемерный кирпич на песчаном основании. Перепад высот пола между алта­рем и церковью составлял один ряд кирпича.

Стены церкви сложены из кирпича 31-32x16-15x9-10 см. Толщина стен — 4 кирпича, т. е. 126 см. В западной стене устроена лестница и истопницкая, поэтому ее толщина увеличена. Стены разделены четырьмя широкими лопат­ками, а углы трапезы усилены широкими, не сильно вы­ступающими лопатками, «базы которых образованы рас­креповками цоколя». Лопатки заканчиваются вверху двухобломными капительками, образованными раскреповками верхних обломов широкого пояса. На каждой сто­роне церкви, пишет Н. М. Снегирев, «вверху стен по три впадины в виде теремков, назначенные для церковной стенописи; под карнизом вытяжной пояс, составляющий общий архитрав с мелкими теремками в виде ячеек».

Все объемы Пятницкой церкви связаны единой сис­темой железных кованых связей, скованных посредством горячей ковки из двух полос.

В юго-западном углу трапезной палаты в древности находилась печь, которая топилась снаружи, из истопницкой. Иных сведе­ний о древней системе отопления не имеется, так как устья и внутристенные каналы при реставрации не обследова­лись.

Пояс приподнят под самые пяты венчающих кокош­ников и имеет значительную ширину. Нижняя часть пояса состоит из ряда поребрика и узенькой полосочки; средняя, самая широкая, представляет собой гладкую полосу, укра­шенную рядом стрельчатых кокошников, занимающих всю высоту полосы и превратившихся здесь в исключительно декоративный мотив; верхняя часть пояса образована ря­дом поребрика, над которым идут два упомянутых выше облома — полочка и полувалик.

Карнизы трапезы, впрочем, как и на самой церкви практически не сохранились, за исключением только узенького полувалика: вероятнее всего, они просто не были возобновлены во время реконструкции после осады мо­настыря. Как следует из Акта обследования Пятницкой церкви от 11 апреля 1968 г., «первоначальный карниз под шатром был выполнен из трех рядов кладки, два из которых полностью сохранились, а верхний ряд был заменен тремя рядами более поздней кладки без профи­лей». Между кокошниками килевидной формы в древности находились белокаменные водометы, хвосто­вые части которых сохранились.

Вокруг первоначальной формы купола Пятницкой церкви велись споры, связанные с различной датировкой времени построения храма. Во время проведения рестав­рационных работ 1967-69 гг., согласно комплексном проекту реставрации ансамбля Троице-Сергиевой Лавры, составленному В. И. Балдиным и Н. Д. Недовичем, главка церкви представлялась шлемовидной, а четверик с дополнительными диагональными закомарами. Однако в связи с исследованиями В. В. Кавельмахера по вопросу времени возведения Пятницкой церкви было принято ре­шение о реставрации утраченной луковичной главы.

Особое место в наружном декоре храма занимают бо­гато развитые оконные наличники и кокошники. В таком же стиле выполнен и вход в церковь с запада, украшенный узорчатым архивольтом, который опирается на чередующиеся импосты и колонки с перехватами в виде «дынек». Декор окон алтарной апсиды полностью повто­ряет убранство трапезы. Убранство же окон средней части храма несколько отличается: «Для их колонок применен другой мотив, очень напоминающий собою “рустованные” колонки средней башни Покровского собора».

Снаружи церковь была окрашена по первому слою по­белки в два цвета: стены — краплаком, наличники — золо­той охрой. По всей видимости, столбы колокольни были раскрашены под кирпич, без подстилающей побелки, с нарисованными швами. В. В. Кавельмахер предполагает что «колокольня как элемент главного фасада была раскрашена особенно пестро».

В целом декор Пятницкой церкви, как считает М. Красовский, «представляет конечную ступень трансформации суздальского мотива. В этом виде он был канонизирован Москвою и, варьируясь лишь в деталях, применялся московскими зодчими для декорации главной части церкви вплоть до XVIII столетия».

Подводя общий итог своеобразию Пятницкой церкви, Красовский делает вывод, который позволяет понять причину значительного отличия Пятницкой церкви от Введенской, построенных, возможно, одновременно. В архитектуре Пятницкой церкви объединяются два направления московского зодчества XVI в.: к первому относится «памятники, не имеющие ничего общего с церквами предшествующего столетия», ко второму — церкви, «у которых при новом складе плана разрез и внешний вид близки к памятникам церковного зодчества XV в.». Церк­ви последнего типа строились преимущественно в монастырях, отличавшихся большим консерватизмом.

Источник: Игумен Гедеон (Губка). Подольные храмы Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. - Пятницкой подворье г. Сергиева Посада, 2007.


5 июля 2020

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

«Дело бывших монахов Троице-Сергиевой Лавры»
«Дело бывших монахов Троице-Сергиевой Лавры»
17 февраля 1938 года — особенный день в истории Троице-Сергиевой Лавры и Радонежской земли. В этот день были расстреляны несколько человек лаврской братии, а также духовенства, монахинь и мирян Сергиево-Посадского благочиния.
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
22 марта (2 апреля н. ст.) 1782 года императрица Екатерина II подписала указ, одним из пунктов которого повелевалось учредить из сел и слобод близ Троице-Сергиевой Лавры лежащих, «посад под имянем Сергиевской и в нем ратушу...».

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».