Слово наместника Троице-Сергиевой Лавры в Прощеное воскресенье

14 марта 2021 года, в Неделю сыропустную, воспоминание Адамова изгнания (Прощеное воскресенье), наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры епископ Сергиево-Посадский Фома в сослужении братии обители совершил вечернее богослужение и чин прощения. По окончании богослужения Преосвященный Фома обратился к народу и братии Лавры с архипастырским словом.

наместник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры епископ Сергиево-Посадский Фома

Дорогие отцы, братья и сестры!

Хочу обратиться к вам без превыспренних слов и воззваний о тяжелых временах, непростых испытаниях и вызовах времени.

Всем нам всегда непросто, вне зависимости от дня и года на календаре, вне зависимости от распространения инфекций. Не было бы коронавируса, мы бы нашли причину для оправдания собственного несовершенства, лени, озлобленности в чем-то еще, может быть, не настолько глобальном.

Кому-то мешают соседи, кому-то маски и перчатки, кому-то сотрудники и коллеги, кому-то сослужители и собратья. Но совокупность всех этих, казалось бы, мелких факторов и есть настоящая, тяжелейшая и всеобъемлющая пандемия.

Пандемия нелюбви.

Насколько просты слова Христа о важности любви к себе и ближнему, настолько же для нас они сложны для исполнения.

Если задуматься, сегодняшний воскресный день одновременно прекрасен и страшен.

Прекрасен, потому что после моего слова все мы, здесь и сейчас, будем просить друг у друга прощения.

Все мы друг перед другом виновны за вольные и невольные обиды, за невнимание и огорчения, за отсутствие времени и якобы загруженность, за весь неудобный багаж, на протяжении года аккуратно накапливавшийся в самых дальних уголках наших сердец.

Потом, придя в келии или свои дома, подумаем о тех, кто находится далеко, напишем им сообщения или, может быть, даже позвоним. Хорошо, если весь этот воодушевляющий процесс будет искренним, обдуманным и сознательным. И очень плохо, — а оттого сегодняшний день еще и страшен, — если просьбы наши будут движимы необходимостью, данностью, формальной обязанностью.

За несколько минут до начала взаимного прощения я прошу всех и каждого из вас крепко задуматься и встряхнуть свои сердца.

Подумайте, будет ли толк от внешнего, показушного извинения, не подкрепленного хоть сколько-нибудь деятельным движением сердца?

Сможем ли мы без душевного порыва облегчить тот груз, что день ото дня самой тугой удавкой сдавливает нас и тянет камнем вниз, не давая возможности воспрянуть мыслями к Творцу?

Сможем ли мы окрыленными пройти чрез спасительные дни Святой Четыредесятницы и обновленными встретить самый светлый и радостный для каждого христианина день Святой Пасхи?

Сможем ли возглашать весть о Воскресении Христовом, не воскресив собственную совесть?

Как наместник Троице-Сергиевой Лавры, я в первую очередь хочу попросить прощения у преподобного Сергия за то, что не в полной мере забочусь об его Обители; за то, что позволяю себе жалеть себя и своих ближайших помощников; за то, что пропускаю службы и братские молебны, и за многое другое, что, быть может, выпало сейчас из моей памяти, но пылится где-то в ее чертогах.

У своих собратий, сослужителей и сопредстоятелей у Престола Божия, насельников Лавры, ее клириков и тружеников прошу прощения за то, что не всех принимаю для беседы; как должно не вникаю в проблемы и трудности; без должного внимания выслушиваю просьбы и обращения. Прошу прощения за резкие слова, за невнимание; за всё, что могло послужить смущению или ожесточению сердечному. Прошу простить меня за всё.

Благословите мя, отцы святии и братия, и простите ми, грешному, елика согреших в сей день и во вся дни живота моего словом, делом, помышлением и всеми моими чувствы.


< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Богослужения

29 ноября 2021 г. (16 ноября ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

В 1750 года в Лавру привезли "Царя"
1 (12) февраля 1750 г. – на соборную площадь Троице-Сергиевой Лавры был доставлен огромный колокол весом 4.000 пудов, названный позднее «Царем». Колокол был отлит в 1748 г. на лаврском колоколенном дворе близ Уточьей башни.