Последние у Троицы. Переселение академического храма в Пятницкую церковь Лавры

Последние у Троицы. Переселение академического храма в Пятницкую церковь Лавры

Выселение монахов из Лавры и приход отца наместника с частью братии в наш академический храм, переселившийся в Пятницкую церковь, напомнили мне о кратких, но запавших в память встречах с Его Святейшеством Всероссийским Патриархом Тихоном, так много сделавшим в те годы для Русской Церкви. 

Впервые Патриарха Тихона я увидел, когда он был настоятелем нашей Лавры, то есть еще до избрания 21 июня 1917 года на Московскую митрополию; затем я присутствовал на традиционном торжественном богослужении 1 октября 1917 года в академическом храме, когда он служил Литургию с двумя другими святителями; был и при торжественном избрании его почетным членом нашей Академии, а потом видел его всякий раз, когда он посещал Лавру и Академию.

Запомнился мой визит к нему, предпринятый по просьбе настоятелей нашей приходской церкви архимандритов Варфоломея и его друга Вассиана. Я сблизился с ними на протяжении 1918 года, когда нас связали дела академического храма, который стал вначале приходским, а затем испытал мытарства переселения, пока окончательно не водворился в помещении Пятницкой церкви возле лаврских стен.

Монахи были много старше меня. Один – профессор, другой – профессорский стипендиат. После выселения из Лавры оба монаха поселились на Вифанской улице в доме покойного профессора Академии П. С. Казанского, куда я к ним часто приходил. Кроме того, мы ежедневно виделись в храме. Когда к нам в Пятницкую церковь пришли служить вместе с отцом наместником лаврские монахи, Варфоломей и Вассиан забеспокоились. Они говорили, что на нашу церковь Сергиевские власти могут посмотреть как на новую «малую Лавру» под боком у старой. А это, в свою очередь, приведет к тому, что церковь закроют. Чтобы предотвратить это, Варфоломей и Вассиан решили устраниться от настоятельства и просить Патриарха поставить вместо них Е. А. Воронцова, который к тому времени целиком обратился к религиозному служению. «Он не монах, он белый священник, поэтому у советской власти не будет оснований для придирок. А мы, как и лаврские монахи, станем только прихожанами и гостями на службах...» Предложение было разумным, и я согласился. Они помогли составить мне от имени приходского совета прошение на имя Патриарха Тихона. Мне следовало передать эту бумагу лично Патриарху, не обращаясь в епархиальное управление, как то полагалось делать, поскольку там могли решение затянуть, а тем временем храм будет закрыт. И это станет уже катастрофой.

Я поехал в Москву. Святейший изволил выслушать меня очень милостиво и дал свое согласие на те прошения, которые я подавал ему от академического прихода. 

Так бывший профессор Академии Е. А. Воронцов стал настоятелем академического храма в Пятницкой церкви. Конечно, всем по-прежнему руководили Варфоломей и Вассиан, подсказывая отцу Евгению что, как и когда надо делать.

Летом 1919 года мы еще могли тешить себя иллюзиями, что Академия возродится если не в Лавре, то в одном из московских монастырей, например, в Даниловом у епископа Феодора. Не знаю, насколько верили в это остальные. Воронцов прямо говорил, что разочаровался во всём, чем с таким увлечением занимался раньше, а Вассиан и Варфоломей, как мне казалось, очень быстро отошли от научной работы, от самой Академии, целиком сосредоточившись на своей будущей (и настоящей) церковной деятельности. 

1 – по «новому» стилю 14 – октября 1919 года, в день Покрова Пресвятой Богородицы, когда совершалась торжественная Литургия в нашем академическом храме, я, как обычно, пришел в Пятницкую церковь. Церковь была переполнена, я пошел в алтарь и там увидел Московского митрополита Серафима (Чичагова). Тогда-то я и сообразил, что если профессор архимандрит Варфоломей в день Покрова служит в Пятницкой церкви и Московский митрополит Серафим именно здесь, в Сергиеве, на развалинах Академии, отмечает ее «праздничный день», то ни о каком возрождении Alma Mater не может быть и речи... 

И всё же Академия боролась за свое существование, пусть даже призрачное, собираясь то в одном, то в другом московском монастыре. 

Отрывок из книги С. А. Волкова «Последние у Троицы».


17 августа 2020

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

«Дело бывших монахов Троице-Сергиевой Лавры»
«Дело бывших монахов Троице-Сергиевой Лавры»
17 февраля 1938 года — особенный день в истории Троице-Сергиевой Лавры и Радонежской земли. В этот день были расстреляны несколько человек лаврской братии, а также духовенства, монахинь и мирян Сергиево-Посадского благочиния.
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
22 марта (2 апреля н. ст.) 1782 года императрица Екатерина II подписала указ, одним из пунктов которого повелевалось учредить из сел и слобод близ Троице-Сергиевой Лавры лежащих, «посад под имянем Сергиевской и в нем ратушу...».

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».