Беседа о подвигах, решимости и осторожности. Игумен Виссарион (Великий-Остапенко)

Беседа о подвигах, решимости и осторожности. Игумен Виссарион (Великий-Остапенко)

Монахи должны быть святыми

– Батюшка, какими должны быть монахи?

– Монахи должны быть святыми.

– А как же становятся святыми?

– Ну, сегодня – грешник, а завтра – святой.

Нужны ли подвиги?

– Батюшка, сначала ревность бывает к подвигам, желание подвижничать, такая решимость. А потом – забвение, нерадение, леность наступает. А как, батюшка опять можно к подвигам возвратиться?

– Еще неизвестно, надо ли к подвигам возвращаться.

– Батюшка, а вообще нужны подвиги?

– Подвиги, конечно, нужны. Даже желательны. Например, кому-то надо срочно что-то сделать, и если сразу не понудишь себя помочь, то потом пройдет два дня, три дня – и не сделаешь. Так и забывается.

– Т. е. надо стараться сразу все делать, пока решимость есть?

– Не всегда есть решимость такая. Сегодня есть она, желательно даже срочно [делать], но постепенно забывается.

Долг наш – положить за грешника душу

– Батюшка, почему Вы плачете?

– Я считаю нашим христианским долгом не только побеседовать с человеком, не только истину ему рассказать, а положить за грешника душу. И вот в данный момент на Украине одни верят, что они заблуждаются, а одни не верят. И попробуй вселить в них веру – трудно. Но долг наш, если у нас есть желание принести пользу ближнему, – не только побеседовать. Сама возможность побеседовать предоставляется для того, чтобы мы могли положить душу за ближнего. И в тот момент, может, он не обратит такого сильного внимания и любви такой не проявит. А Бог есть Любовь – вот это главное. Главное – употребить нам эту Любовь, потому что эта возможность дается, может быть, один раз. С Донбасса приезжают побеседовать –может быть, один раз случается у них такая возможность. И дай Господи, чтоб беседа не оказалась пустой болтовней. А если уж пожелают, – и тот, кто хочет побеседовать, и тот, кто хочет за него душу положить, – то такая беседа должна быть полезной. И дай Господи, чтобы она принесла пользу.

Молитвенный подвиг

– Батюшка, в чем заключается молитвенный подвиг?

– Поклоны и четки.

– Это за кого-то? Может, о спасении души или и за страну?

– Мне дали совет подвиг понести. Я согласился. А подвиг как раз и нужен был для меня.

Познать себя, что мы самые негодные

– Батюшка, они (греки) восьмичасовое бдение в монастыре совершали. Надо хоть чуточку ночью молиться?

– Так мы же слабые. Вот я не знаю, спасаюсь я или не спасаюсь. И где я нахожусь? Не знаю даже, где я нахожусь, на каком уровне я нахожусь. Действительно, какие они были [духовно крепкие]. А мы слабые, немощные, беднота, срамота. Господи, прости нас многогрешных.

– А что же делать?

– Только не дай Бог отчаяться. Сознавать, что мы грешные, окаянные, недостойные, и надеяться только на милость Божию. Только Спаситель может нас спасти. Боже, милостив буди нам грешным, окаянным. Находились же такие величайшие угоднички...

– Батюшка, а нам подражать им надо?

204409_.jpg

Игум. Виссарион (Великий-Остапенко)

– Мы же окаянные. Нам только себя осуждать, себя ругать, себе не доверять. И таким путем можно душеньку спасти. Возненавидеть себя. Мы окаянные. Познай себя и спасешься. Познаем себя, какие мы немощные, и грешные, и недостойные, и окаянные. Помоги Господи! В данный момент я, грешный, даже не знаю, на какой степени нахожусь.

– Батюшка, у вас вся жизнь прошла в борьбе, в подвигах, в самоотречении, в нежалении себя, по евангельским заповедям. И сейчас вы так же живете. Каждый хочет показать, что он такой великий, что чего-то достиг, а вы постоянно говорите о себе с самоукорением, у вас постоянное себе недоверие... Батюшка, а монахам-то надо стараться ночью часик-два помолиться?

– Конечно. Познай себя и спасешься. Надо познать себя, что мы самые грешные, самые негодные. Познать свою грязность. Что мы окаяннейшие люди и живем только милостью Божиею. А так – в один миг, в одно мгновение мы заслуживаем наказания. Только долготерпеливый Господь нас терпит. Помоги Господи.

– Батюшка, надо проникнуться сознанием своей греховности и из этого состояния приносить глубокое покаяние? И только с таким сознанием можно приступать к подвигам ради покаяния и просить пощады за все содеянное, да?

– Да, всё это учитывая, сознавая, что мы недостойные, окаянные. Но не отчаиваться. Познай себя и спасешься. Познаем, что мы самые окаянные, самые развращенные, самые негодные.

Если познаем себя, значит, у нас есть надежда на спасение. Вот, я лично не знаю, на каком уровне я стою. Про себя даже не знаю – спасусь я или не спасусь. По своей жизни, конечно, чувствую, что не спасаюсь. И если, в таком находясь состоянии, не исправляемся, не осуждаем себя, тогда [мы от спасения далеки]...

Но нельзя терять надежду. Грешные, окаянные, осуждаем себя, ругаем, ненавидим, не любим себя, – и только если мы устоим, не убоимся, не потеряем надежду на милосердие Божие, понимаешь? А если потеряем надежду, тогда, конечно, потеряно и спасение.

Есть милосердие Божие, неизреченная Божественная Любовь к роду человеческому, к человеку, который плачет, который познал себя, познал, что он не по той дорожке идет, что он в заблуждении находится, что он в погибели находится. Но не терять надежду на милосердие Божие. Я это говорю, потому что... Что мы сейчас читали?

– Старца Харалампия Афонского.

– Это он познал Творца, да? А вот я живу, и себя не чувствую и не знаю. В данный момент я не могу сказать, что я на правильном пути, на спасительном пути. Познай себя и спасешься. Познать себя. И укорять себя, осуждать себя, ругать себя, ненавидеть себя. Господь дал мне разум, и я еще не потерял разум. Поэтому надо стараться не потерять надежду на милосердие Божие, помнить, что Бог есть Любовь, что Господь настолько чистый и любвеобильный.

Раз мы такой путь избрали и познаем этот путь, то никак нельзя отчаиваться. Самый страшный грех – это отчаяние. Никак нельзя нам допустить отчаяния.

Познай себя и спасешься. Надо нам познать, что мы и окаянные, и грешные, недостойные, ленивые, нерадивые. Это я так говорю вам, а я и сам и окаянный, и нерадивый, и ленивый. Помоги Господи и мне познать себя. И не потерять надежды на милосердие Божие. Господь такую любовь имеет необыкновенную, поэтому никак нельзя отчаиваться. Будем себя укорять, осуждать, не любить, ругать. Я хочу спастись – дай, Господи, хоть немножко начать [содеевать свое] спасение. А раз начало положено доброе, дай Господи, чтоб и конец был Божий.

Господь так любит человека, так заботится о человеке и ненавидит грех. Бог есть Любовь, поэтому [главное] – не потерять Божественную Любовь. Я такой человек – грешный, скверный, нечистый, недостойный. Дай Господи не потерять надежду на милосердие Божие. Хочется душеньку спасти. Так что давай, миленькая, – так хочется хоть маленькое начало положить. А раз будет маленькое начало, то будем умолять и плакать, чтобы Господь послал нам и окончание добренькое. Я надеюсь на милосердие Божие. Потрудиться немножко – и вечная награда, вечное блаженство.

– А как потрудиться?

– Познай себя и спасешься. Познаем, что мы и грешные, и нерадивые, и самолюбивые. Один грех – у нас один только грех. Поэтому и сказано: познай себя и спасешься. Значит, до такого состояния надо дойти нам, – что ничего доброго мы не видим у себя, что мы окаянные, грешные, нелюбвеобильные, нерадивые, развратные. Я говорю, а сам про себя не знаю, на какой я степени. Знаю, что надо спасаться, а на какой степени, на каком уровне нахожусь? А Бог есть Любовь. Вот это [главное] – не потерять надежду на милосердие Божие. Устоять в вере, не потерять нашего Творца. А Творец – Он же Спаситель.

Он же такую же любовь имеет к человеку. Так что нам [главное] – не потерять эту надежду на милосердие Божие. Будем стараться.

Правильце нас только и спасает

– Батюшка, мы вот сейчас читали о монашеском правиле в греческих монастырях. И в него входят поклоны: триста земных, тысяча двести поясных. Как Вы на это смотрите? Надо к этому стремиться?

– Здоровому человеку, которому позволяет здоровье, может быть, и полезно, может быть, и необходимо. Но вот наша жизнь в обители – иногда я и начинаю немножко [подвизаться]. Немножко так потрудишься, а постоянно не получается: то кто-то зашел, или помешали... Мы даже кратенькое [правильце] исполнить не можем.

– Что же – мы тогда не спасемся?

– [Спасаемся] – только если будем смиряться. Бог гордым противится, а смиренным посылает благодать. Если гордец выполняет большое правило с гордостью, молится и гордится – это не полезно. А если со смирением... Допустим, мои послушники хотят какое-то кратенькое правильце исполнять, спрашивают у меня: а можно ли такое правильце исполнять?

Мне думается, не спасется тот, кто не хочет спасаться. А если сто поклончиков положим или двести – такие поклончики не трудные. Мы и живем на правильце. Оно нас только и спасает, если оно есть. Нуждницы (слав. – употребляющие усилие) наследуют Царствие Небесное. Но я убеждаюсь, что иногда мы сами виноваты, что не держимся постоянства, а так – кто приехал, кто уехал, кто зашел спросить. Если во время правильца кто-то в келию постучал, что-то спросить или подать, то чтобы не обидеть его, надо кратенько ответить, но сказать, что ты занят.

Меня спрашивают: а сколько времени заниматься таким молитвенным правилом? Мы какие-то слабые. Но я так понимаю, и должно так понимать, что мы не молимся помногу. А если молитовку творим, то кратенькую. А если кто пришел, спросил, то и кратенькая молитовка не получается. Но Господь помощник.

Осторожность в подвигах

– Осторожность должна быть и в подвигах. Враг-то сильный, он хочет человека погубить; даже и в молитве, везде он успевает [навредить], если самовольничаем. Себя надо укорять, осуждать. Бойся себя – бойся греха. И в подвигах осторожность нужна.

– Как это – осторожность?

– Бойся себя – бойся греха. Можно и поклоны класть неразумно. Надо, чтобы не разгорячаться, а с рассуждением класть.

– А сколько земных поклонов делать, чтоб разумно было?

– Чтоб сердцем не разгорячаться, а умеренно.

– Если чувствуешь, что уже тяжеловато поклоны класть, то можно и остановиться?

– Да.

– То есть не важно количество.

– Да.

– А что важно?

– Важно, чтобы держать себя умеренно. Господь не требует лишнего, [не нужно] разгорячение, везде умеренность нужна. Дай Господи, чтоб научиться умеренности.

– А некоторые пишут – по триста-четыреста земных поклонов класть. Это умеренно?

– Я думаю, что это неумеренно.

– А сто земных поклонов – умеренно?

– Да, но можно проверить себя. Если почувствуешь, что тяжеловато, то можно и половиночку.

– Т. е. в правило не брать сто поклонов каждый день?

– Главное – проразумевать вражии хитрости. Ведь и леность враг наводит.

– А поясных сколько?

– Поясные тоже, если чувствуешь, что лишние, – убавлять.

– А можно молитву без поклонов творить по четкам?

– Я думаю, главное, чтобы не перегружать ... Мы все такие молитвенники ленивые, поневоле нам надо или прибавлять, или убавлять. Молитва небрежная, быстрая – такая молитва неполезна. Если сто – много, и по времени не успеваешь и начинаешь торопиться, то можно убавлять. Мы сейчас настолько немощные, слабые, что поневоле будем сокращать молитву. Если бы был старец, который руководил бы вами, то старец и удерживал бы вас, чтобы вы не горячились. Не надо торопиться, и в таком духе и класть поклоны. Обращать внимание и на молитву, и на время. Учитывая, что мы всегда загружены послушаниями. Я думаю, можно прислушиваться и к сердцу. Если лишнее, то и биение сердца будет ускоряться.

– Батюшка, помолитесь, чтобы внимательно [молиться].

– Да, неспешно и протяжно, т. е. не торопиться. И плаксиво. Не торопиться и плаксиво. А то можно навредить себе и на молитве – [если] торопиться.

– А можно быстро читать молитву Иисусову? Или лучше неспешно и протяжно, чтобы ум вникал в слова?

– Лучше неспешно, протяжно: «Помилуй мя грешнаго» . Я думаю, Господь Сам подскажет – просите, и дастся (ср.: Мф. 7:7).

– А греческие отцы читают молитву очень быстро, чтобы ум никуда не ушел, перебивая помыслы. Или лучше неспешно?

– Да, лучше неспешно. Мы и не привыкли подолгу молиться: то послушания, то еще что... Дай Господи, чтобы молитовка была слезная – вот это полезно.

Источник: «Исповедайтеся Господеви...» Игум. Виссарион (Великий-Остапенко): Духовные беседы. Сергиев Посад, 2018. - С. 34-40.


10 мая 2020

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

«Дело бывших монахов Троице-Сергиевой Лавры»
«Дело бывших монахов Троице-Сергиевой Лавры»
17 февраля 1938 года — особенный день в истории Троице-Сергиевой Лавры и Радонежской земли. В этот день были расстреляны несколько человек лаврской братии, а также духовенства, монахинь и мирян Сергиево-Посадского благочиния.
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
22 марта (2 апреля н. ст.) 1782 года императрица Екатерина II подписала указ, одним из пунктов которого повелевалось учредить из сел и слобод близ Троице-Сергиевой Лавры лежащих, «посад под имянем Сергиевской и в нем ратушу...».

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».