Речь окончательная на годичное катихизиса толкование

РЕЧЬ ОКОНЧАТЕЛЬНАЯ
НА ГОДИЧНОЕ КАТИХИЗИСА ТОЛКОВАНИЕ

Благословен Господь Бог, которой щастливо начатое наше дело, к щастливому привел концу, и благоволил, по неизреченной Своей благости, нам желаемое получить. Кто возглаголет силы Господни, слышаны сотворит вся хвалы Его? Всякая пучина удобно преплывается, ежели наш корабль правит Христос; всякая не проходимая дебрь безопасно проходится, ежели мы имеем Спутешественника Христа. Его как премнога благость, так и сила велика. Благость Он употребляет к защищению рабов своих; а силу ко уничтожению врагов их. Яко Тобою, Господи! поет священный Давид1, избавлюся от искушения, и Богом моим прейду стену. Совершил еси ноги мои, яко елени, и на высоких поставил мя еси2. Нет столь сильнаго препятства, которым бы то, что хощет Христос, удержано было. Нет столь великаго камня, о которой бы прекрасныя благовествующаго ноги преткнувшись пали. Сие могут доказать нам неисчислимые примеры, в которых что не могла немощь человеческая, то вся действующая совершила Христова десница. Что? Ежели только помянуть одну Апостолов двоенадесятицу; то не увидим ли здесь то, чему и Ангели достойно не удивятся? Связуется некогда Петр, и в крепкую ввергается темницу. Но что делает здесь Христова сила? Слабеют Петровы узы, дверь темничная отворяется, и свободно уступает Петру, да и градския железныя врата своим отверстием приветствуют его. И так Христом огражденный муж человеческих легко избегает сетей. Пусть, хотя в ином случаи Апостоли и держатся в темнице; но такая темница становится уже Рай, так как юношам Иудейским пещь разженная, орошенный цветник. Павел и Сила, будучи в темнице, в полунощь молящеся, пояху Бога. О вещь, Христовой силы преясное свидетельство! всяк сие дознает тот, кто принявшись за дело похвальное, во Христову славу и в созидание церкви клонящееся, не леностно в нем труждается, положившись во всем на укрепляющаго Иисуса Христа. Ибо вемы, яко любящим Бога вся поспешествуют во благое. (*)(?) То же самое мы и на себе самых признать, и Христу благодарить должны. Мы как сие дело, по действию Божию, начали, и в нем целогодичное почти время употребив, теперь оное славным венчаем концем, изучившись всему тому, что до христианской неотменно требуется богословии и спасительной веры: теперь приплыли до пристанища, от щедраго Бога милостивых ожидая наград. Не памятуем уже того, что некогда и трудов несколько сносили, и препятствами некиими утеснялися; разве только их воспоминовением приятно услаждаемся. Жена егда раждает, глаголет Христос, скорбь имать, яко прииде время ея: егда же родит отроча, к тому не помнит скорби за радость, яко родися человек в мир3. Но только, что бы мы ни имели полезное и благопоспешное, то все Христу восписывать должны, подражая благоразумных рабов примеру. Какая бы тут была человеческая безразсудность, ежели бы что нибудь совершивши спасительное, сие немощным своим приписывали силам, и пред лицем господским неблагодарной раб дерзнул бы величаться! далеко от нас буди оная надменная мысль. Пусть, что благий Господь, на совершение великих Своих дел, нас, как сосуды, и как орудия употребляет. Но надобно разсудить, какия орудия мы? Известно, что такия, которыя, ни мало от себя не имея к тому способности, чрез вседействующую Божию силу такими сотворяемся. Без мене, говорит Христос, не можете творити ничесоже4, разумей добраго; так что имаши, еже неси приял? и осталось ли нам инак похвалиться, разве о Господе? Еда прославится секира, говорит чрез Исаию Бог, без секущаго ею, или вознесется пила без влекущаго ю?5 По чему ветхий Израиль по закону Богу приносил и посвящал всех вещей начатки, свидетельствуя тем, что всякое даяние благое и всяк дар совершен свыше есть сходяй от Отца светов. Того ради и мы все наше дело, и самих себе и друг друга Христу поручая, и ничего за свою должность не почитая, разве сердечно благодарить, последнюю нашу намерены простерть беседу, и вам моим Слушателям конечной отплатить долг. Поспешай, ты мое слово, и гнездися во обыкновенных и знаемых тебе сердцах; почти конец, и увенчай учение. Я не сумнюся о слушателях, что, как всегда, так и теперь, представят себя внятными, и скудную речь благодарными примут сердцами: а ты, Христе! от Негоже зависим все, сотвори, чтоб мы духовно между собою по утешилися, я о их, а они о моей вере.

Древний есть обычай и Апостольским примером подтвержден, чтоб, совершивши какое либо дело, принять его опять на испытание, не найдется ли в нем что нибудь, что по прилежнейшем разсуждении может и должно быть поправлено. Так Павел, во всяком деле достойной подражания образ, как все почти страны на подобие высокопарнаго орла пролетел, и везде истинну Христову насадил; после восхотел опять пройти все те грады, в которых проповедал слово Господне, и посмотреть, како пребывают, как в деяниях Апостольских пишется6. Еще, там же читается: бысть Петру, посещающу всех, снити и ко святым живущим в Лидде7. Сие же самое обыкновение и в других людях примечается. Искусной художник, златой от себя зделанной сосуд, не пускает на свет, пока еще довольно его не разсмотрит, и некия недостатки дополнит, лишности отъимет. Так и нам поступить в сем случаи очень праведно. Пусть нас, кто хочет, как Иону сущие с ним на корабли, спрашивают; а имянно: какое ваше делание было? И откуду грядете? И камо идете? И от коея страны? И от коих людей есте вы?8 О многом нас, не знаю кто ты, вопрошаешь. Однако отвечать нам неотменно надобно, чтоб не показаться, будто бы мы столько напрасно текли; иначе бедственнаго со Ионою погружения неминем. Понеже сие ничто другое будет, как в данном таланте никакого Господу умножения не принести, и как непотребным рабам осужденным быть. Имеем мы, что отвещать, Слушатели: не оставила бо нас так Божия благодать, чтоб мы о Господе похвалиться не могли; и все то здесь действовалося, что в славу святаго имени Его, и в созидание церкве производимо быть должно. Послушайте убо все вы, истиннолюбцы, и которые ревностию дома Божия снедаетеся; послушайте, и благодарите, да множайшими благодарениями больше вознесем славу Божию. Мы делали дела Божия: как и каким образом? Церковнаго дому Владыка Христос промышляя о стяжании, Своею кровию снизканном, и видя, что от великаго нестроения вся клонятся к падению, вышел еще в самое утро, как пишется в Евангелии, нанять делателей в виноград свой9. Знаете вы притчу сию, не скрыта от вас и тайна ея. Царство Небесное, по учению Евангельскому, уподобися человеку домовиту, которой в самое утро не поленился встать, чтоб в виноград свой нанять делателей. Чуднаго я слышу человека, и блаженный некий мне проповедуется виноград. Человек тот домовитой предварил еще солнечной восход; приятной отверг сон; исходит на дело свое, и на делание свое до вечера. Надобно сему человеку и попечительну быть и премудру. Должно же и винограду тому быть гораздо изрядну и плодовиту: понеже видно, что виноград тот господину своему так любезен, что тщится хранить его, яко зеницу ока. Чтобы значила притча сия? Мало бо я вижу таких, которые бы о своих вещественных виноградах такое попечение имели; а наипаче, когда явственно Евангелие человека того Царствию Небесному уподобляет. Нахожу я в пророчестве Исаиине и человека сего и виноград тот. Там человек сей называется возлюбленный10; неотменно тот, о котором небесный Отец свидетельствовал: сей есть Сын мой возлюбленный, о нем же благоволих11. А виноград описуется очень прекрасным: понеже, де, был насажден на месте розовом и тучном. Так и виноград сей есть та невеста, за которую Христос предаде себе, да освятит ю, очистив банею водною в глаголе, да будет свята и непорочна. Человек убо домовитый есть Христос, виноград возлюбленнаго мы, семенем слова Его посеянные, и кровию Его честною окропленные. Но что же значит его, от самаго утра, попечение о винограде своем? Доброй ловец предваряет утро, чтоб желанной получить лов; преславная заря своим светом готовит ко дню вход. Христос о церкви Своей попечение и промысл от самаго составления ея полагает, и милостию Своею предваряет. Здесь, Слушатели, надобно знать, что Христос и един есть Спаситель церкве, и на Нем утверждается она; и церковь сия от начала мира Его содержалася благодатию, и к Нему преселиться некогда надеется. Так когда такое время было, в которое бы милостивой Его о церкви пресекся промысл; и когда домовитаго сего человека о винограде своем прерывалось попечение? Христос вчера, и днесь, той же и во веки; и церковь, яко солнце пред ним, и яко луна совершенна в век. Перечти все веки от Адама, дойди и до настоящаго дня; то найдешь ли, чтоб церковный корабль, много раз от свирепых потопляемый волн, Его сильною не поддерживан был рукою; или когдаб верующие люди не возрастали, сколькоб они ни угнетаемы были? А еще смотри и то; просящим у него хлеба подавал ли когда камень; требующим рыбы подавал ли змию? Пало наше во Адаме естество; но вот! здесь Божия милость возставляющая! Тотчас падшему человеку прерадостное приносится благовестие: человече! говорит Бог, сколько тебе ни коварствовал диавол; но что другое зделал, как только пяту твою повредил, последнюю тела часть, удобно отсекаемую? Но моя с силою совокупленная благость делает, чтоб того врага сокрушилась глава. Так Божия премудрость нашла, и из нашего зла вывесть так знатное добро. Я здесь об этом много говорить не хочу; понеже в совершившемся учении сему довольно уже поучилися. Мы только то да смотрим, что домовитой человек в самое исходит утро. Понеже мир, некаким образом, может назваться днем, которой на главнейшия может разделен быть части, на утро, полудне, и вечер. Мы обыкновенно утро проводим во сне; полудне и вечер или в том же, или в пирах: а там слышим, что исходит в самое утро, чтоб, нашедшу солнцу, не завяли насажденные цветы: в самое утро нанимает делателей; и ктож те были делатели? Пророки; которыми Бог Свои напаял бразды, и Свой украшал виноград. Многочастне и многообразне древле глагола Бог отцем во Пророцех. Вот, видите основание; смотрите преславнаго винограда насаждение; разсудите здесь и место, и насаждаемыя древа, и чрез кого, и для чего насаждаемыя? Место есть розовое, и красотою прекрасное, и благовонием преприятное. Насаждаются древа, изрядный плод обещающия. Здесь посажденному древу как финиксу процветать, и как кедру Ливанскому умножаться надобно; чтоб не была тая Возлюбленнаго Виноградаря жалоба: ждах, да сотворит гроздие, и сотвори терние12. Насаждается сей виноград чрез Павла, чрез Аполлоса напаяется, возрастает же от Бога. Сколько ни было богодухновенных мужей, Богу любезных, в мире своею добродетелию прославленных: то все они употреблены к тому, чтоб в честное сие основание какой нибудь несли камень, дабы твердости такой самые адовы не опровергли врата. Несет в сие Богом начатое основание Енох надежду, Ной благочестие, Авраам веру, Исаак любовь, Иаков богомудрие, Иов терпение, Иосиф сношение гонений, Моисей странствование, Давид к Богу горячесть, Самуил не престающия молитвы, все Пророки известное Божиих вещей понятие, и не удержимую ревность; все святые что нибудь доброе и прекрепкое в сие основание принесли, и себя самых вместо живых камней положили. Теперь иди, Ты аде! и твоя некоторым ужасная сила! приразися основанию сему, разори виноград сей: но ежели где, здесь язвы твои, суть стрелы из младенческой руки пущенныя. Здесь зубы твои о камни сия сокрушатся. Хвалился ты некогда, и благословеннаго Иова Богу оклеветал, аки бы его почитание до одной только простиралося наружности: разорил ты ограды его; и блаженнаго отца любезных лишил детей. Так иди теперь к нему, хотя уже на гноище седящему, и свои стрелы сильняе напряги: но Адамантово сердце сих не чувствует ударов, и смеется, как отроческим затеям. Иов не меньше на гноищи, как и в палате, благословит Бога. Из таких-то камней церкве положилося основание, и такими-то древами насаждается виноград. Такой виноград бури не сокрушат, стужи не повредят, ветры только нечто прохладное станут дыхать. Что? ежели сей сад или в мучительной пренесется Египет, или в греховной преселится Содом? но в Египте ему домостроитель не терпит стоять: виноград из Египта пренесл еси13. И из Содому выведится вон, и в Божией сокрывается горе. Призирает Господь на виноград Свой, и посещает, которой насади десница Его. Во истинну призирает и посещает, когда в самое утро выходит, нанять делателей в него, и договорившись с ними, как святое пишет Евангелие, по пенязю на день, послал их в виноград Свой. Идите, мои возлюбленные трудолюбцы! есть, где вам свой труд положить, и мзда ваша многа на небесех. Надобно тут терние исторгнуть, сухость земли напоить, жестокость умяхчить, безопасною обвести оградою. Есть в церкви ереси и суеверства; да исторгнутся они. Есть скудость учительства; да наполнится сие. Есть жестокия сердца, да умяхчатся те; а все чрез делателей: им сии труды предлежат, большая бо им отложена награда; нежели сколько они заслужат. И сии призваны в самое утро. Еще тот же человек выходит в третий час дне, и в шестый, и в девятый, и находит многих, которые без дела стоят. Вот еще делатели, наградою Божиею благополучные. И Господин винограда попечителен, и милостив; и делатели, на дело уже охотны; стояли бо на торжище, с радостию хотя всякой снести труд. Выходит Виноградарь, встречают Его делатели, столько времени без труда стоявшие. Идите, говорит, и вы в виноград мой, и что будет праведно, дам вам14. Но на что толикое множество делателей? Делатели умножаются; виноград не наполняется. Пространен сей виноград; простирает бо розги своя до моря, и даже до рек отрасли свои. Идите и вы в виноград Мой: делайте его; очищайте его; к плодотворению устрояйте: а Я не обижу вас. Не объявляю цены: понеже знаете Мою щедрость, которая преизобильно награждает. Они же идоша15, святое Евангелие объявляет. Не скоро ныне, Слушатели, такое найдем послушание; не много сыщется ныне таких охотных делателей, чтоб в винограде Христове, то есть, в церкви потрудиться. В нынешнее воистинну время сей виноград не имеет ни ограды, ни защищения. Приходят дикия вепри, и поядают его; прилетают хищныя птицы, и восторгают его: низложена его ограда, и похищают его вси мимоходящии путем: то есть, ежели явно сказать: в церквах учительства нет; истинна Христова не сохраняется; христианския стада ходят не имуще пастыря; некому наставить, поувещевать, утешить, обличить; а есть кому собирать, обольщать, обольщаться. И нынешния делатели также стоят, и до третияго, и до шестаго, и до девятаго часа, или и во всю жизнь праздни: а не делают дела Божия винограда Христова; хотя на то и призваны. Такие пастыри ни обещаниями не возбуждаются; ни о погибели врученных себе жалеют. Но сие Христос да исправит, и вы молитеся, да изведет делателей на жатву Свою. Не попустит Христос, чтоб возлюбленное Его собрание без управителя ходило; чтоб изтребилася Его честная кровь, на сердцах их напечатанная. Аще отец и мать оставит отроча, но Аз не оставлю тебе, глаголет Господь. А мы поищем, кто бы те были, в третий, и шестый, и девятый час призванные. Был час третий дне, когда Дух Святый, чудесным Своим пришествием Апостолов во всю землю разсылал, наградивши их достойными к прохождению той должности дарами. Здесь я вижу, вот! новые делатели идут в виноград Христов: живыя духа Божия орудия; истинные подвижники. Как, и сколько сии делатели трудилися в винограде Христовом, то весть только тот, которой их призвал, и неизреченными благими наградил. Засвидетельствует сие восток, и запад, и север, и юг; где их вещание возгремело; и куда они, Христа истинной лозы, ветьви простирались. Не молчит и самая церковь о их подвигах и смерти. Они сказывали: Богу поспешницы есмы16, то есть, вместе действуем с Богом, и помогаем как Богу. Слышим, что был Петр, и удивляемся: что был Павел, и чудимся: было других множество; и жалеем, что наше время сию терпит скудость. Пускай ныне возвратится и час тот, и пускай тот же придет человек нанимать в виноград свой. Мы от нанимания отречемся, в своей праздности не признаемся; скажем: имеем мы, где свои труды положить. Мне надобно сооружать дом и пространной и богатой; надобно о жене промышлять, и стараться. Чтоб житницы мои так наполнены были, что хотяб тысящу лет продолжался глад, я бы предоволен был. И так мы отрицаемся о обществе христианском попечение иметь, своих ища, а не того, что есть Христа Иисуса. Знаем мы, как охотно Апостоли на делание свое потекли. Оставили все, что ни имели, и в след пошли за Христом, довольствуяся тем и красуясь, что крест Христов несут, которой некогда изменят на неизреченный покой. Мое, Слушатели, намерение туда устремляется, что церковь Христова никогда не была оставлена, так, что и ныне, как инде, так и здесь при нас, истинна Христова проповедуется, и виноград Христов без делателей не остается. Были Праотцы, которыя от себя произшедший род непорочному благочестию обучали. Наступили Пророки, после славных Отцов преславные наследники: они были ничто иное, как отцы в бедах утешающие, за грехи обличающие, наказующие, и исправляющие. Потом, о церкве Христова! вместо отец твоих быша сынове твои; поставиши их князи по всей земли. Но слово мое инуды спешит, и не хощет в том много обращаться, о чем преизвестно всем. А что остается, то да окончим. Человек тот домовитой еще не перестал выходить; выходит бо и в одиннатцатой вечерний час. Наступает нощь; но домостроитель не перестает о своем винограде промышлять: приближается конец мира; но Христос не престает о Своей церкви промышление иметь, чтоб праведно было то, что Сам сказал: и се аз с вами есмь во вся дни до скончания века17. Старается, пока еще ночь не застигла, и смертный час не удержал. Приидет бо нощь, егда никтоже может делати. Ходите, глаголет Христос, во свете, дондеже свет имате, да сынове света будете18. Выходит на торжище, и находит еще некоторых праздных. Говорит им: что стоите весь день праздны?19 Для чего вы до самаго вечера без всяких пробыли трудов? Какая тому причина, что не имея дела, никакой не будете иметь награды? Леность ли ваша тому виновна; или другое что учинило вам несчастие сие? Нет, Господи! говорят они, никто нас не нанял. Мы охотно понесли бы труды; ежели бы предлежало и дело нам, и достойная за то награда. О нещастливые вы, но прерадостные трудолюбцы! ваше желание не презрел Господь; посылает Он вам своего домостроителя, определяя и дело и мзду. Идите и вы в виноград Мой; уступится вам место, назначится дело. Недокончанная дополните; ветхое возобновите, запущенное разчистите, от небрежения испорченное исправите: идите; а что будет праведно, приимете. Сии делатели суть все те, которые в нынешния времена в проповеди слова труждаются, очищают виноград Христов, созидают церковь, и Христианския соборы благочестию и истинне Христовой научают, сколько подает благодать, стараясь, чтоб преславно начатая церковь, и прекрасно проходящая, не безчестной имела конец; но чтоб и в нынешнее время были некия избранники Божия, которыя истинну Евангелия принявши, в чистой совести ея хранили бы. С ними призваны и мы Господем нашим Иисусом Христом в священной Его виноград, в котором делании поставивши нас Его благодать к сему концу привела. Мы стояли праздны, безплодны, безнадежны. Здесь нас Божия благодать воспросивши, что стоите весь день празны; послала в виноград сей. Вы бо есте мне Христовы розги, Христов виноград, в котором посажденное мое сухое слово, дивно произрастало, процветало, умножалось. Знает сие Бог, и ваши благочестивыя души, какое мое в вас делание было, и что мы в винограде сем совершили, или, праведнее сказать, что благодать Христова совершила. Что сего честнее? Что сего труда покойнее и благороднее? Причина, которая нас подвигла на дело сие есть ревность дому Божия, внутренность мою снедающая; конец, есть слава Христова, чтоб Его имя в совершеннейшее познание пришло; и польза души, нам Христа приобретающая, и созидание церкве, чтоб все пришли в познание истинны, и всякой бы Христианин, готовой, на всякой о вере вопрос, имел ответ. Такое было наше намерение, и сия засвидетельствуем Христом; что не утаили от вас того, что бы служило к спасению вашему. Пускай другие сею немощствуют завистию, чтоб от слушателя нечто скрывать спасительное. Я, что мне благодать, дала, все вам предал, и талант мой вам вручил. Идите и делайте, и умножайте его. Есть, откуду вам в разуме обогатиться; понеже всего Символа толкование выслушали, и в своих скрыли сердцах. А Символ есть сокращение и содержание всея веры, так, что мы чему ни веруем, то или в нем содержится, или надлежит до него. И хощете ли, я вам, как можно, кратко повторю, что и я сей год вам предавал, и чему вы обучилися? Зачали мы с того, что как должна быть, так и есть церковь, то есть собрание, в единаго Бога верующих, и по закону Его живущих, и что такая церковь есть одна только христианская, которая премногими исполнена тайнами, такими, которым человек дивиться может, но понять не может. И сия церковь, понеже имеет главу Христа, котораго премудрости нет конца, имеет спасительное учение, слово изшедшее из уст Божиих, которым питает его принимающих, питает же различным образом: тех, которыя еще к христианству приходят, и высокаго понимать не могут, напаяет млеком, то есть, простым Катихизическим учением: а тех, которыя уже в христианстве чрез много лет в высоких богомыслиях себя углубляли, твердою пищею; и сие свое учение на едином утверждает Божием слове, которое обмануть нас никак не может. Тут, зная, что церковь из одних только людей состоит, и учение церковное до человека только надлежит, разобрали человеческия состояния, а имянно: показали, что человек создан будучи совершен, чрез грех сего состояния лишившись, в худое состояние пришел: но благодать Ходатая Христа привела в благодатное состояние, в котором теперь его благостию хранимся, и надеемся еще минуть и сие, и прейти в состояние славное, вечностию щастливое. При сем по случаю греховнаго нашего состояния, спрашивано, как можно было нам от него свободиться, и показано, что сего избавления никому не можно было совершить, кроме Сына Божия, Ходатая Христа, и чрез единаго Его как имеем приведение в благодать сию; так и хвалимся надеждою живота вечнаго. Что как доказали, то последовательно говорили о вере, которая делает, чтоб мы Христа себе усвояли, и Его заслуг плод имели бы действителен в себе. А вера, говорили мы, состоит не только в том, чтоб за истинное почитать, что Бог ни говорил, и что ни делал; но и в том, чтоб мы всю надежду, все упование, возложили на ходатайство Иисуса Христа, дерзновение чрез Него имея к Богу, и обещанных благ ожидая. Из которой веры следует, чтоб мы старались деланием добрых дел всегда благодарными пред Ним быть. Тут же воспомянули и о том, что Бог оправдивши нас верою, чинит с нами завет или договор, в котором с Своей стороны обязуется наших не памятовать грехов, быть к нам всегда милостив, и живот вечный ради Христа даровать: мы напротив обязались, Его благодеяния истинною верою принимать, на Него единаго надеяться, и житие свое, как можно, по воли Его управлять. Сие кончивши, приступили к Символу, где прилично на вопрос отвечали, что ни чему мы не должны верить, что в слове Божием не открыто, и все то отвергать, что слову Божию противно. А Символ, сказали, что есть краткое начальных христианския веры догматов исповедание. Которой разбирая, первее всех доказали и ясно и твердо, что есть Бог, против не признающих Его. А после сего непосредственно показали и единство Его, против многобожников, а тем и идолопоклонство разрушили; потом некия, в Священном Писании открытыя Его свойства изъяснили, а имянно: что Бог есть всемогущ, преблаг, вечный, премудрый, преправедный, безконечный и пр. где и тайны Святейшия Троицы не минули, исповедуя единаго Бога в Троице лиц. А здесь присовокупили и то, что Бог по Своему всемогуществу сей мир, и вся видимая и невидимая из ничего создал; при чем сказано, каким порядком тое создание чрез шесть дней происходило; и вкратце о Ангелах. Сказавши о создании, присоединили учение и о промысле, в котором объявлено, что ничего не бывает в свете без высочайшаго Божияго расположения, вся к настоящему концу ведущаго, а тем первой член и окончили. Во втором подтверждено втораго лица Божество, единосущество, и равная со Отцем честь. После сего сказали о воплощении Сына Божия, о вине воплощения, и о дивном том чрез Христа учиненном правды и милости Божия растворении, описали же рождения Христова порядок, а притом протолковали и славныя Его имена, по силе которых помянуто о трех Христовых званиях, что Христос есть Пророк, волю Божию нам открывающий; есть Царь, благодатию Своею церковь управляющий; есть Священник, заслугами жертвы Своея вечно нам Бога умоляющий; к сему прибавили толкование сего имени, Христианин. В третием члене толковано зачатие Сына от Духа Святаго и от Марии Девы, и положено, что Христос есть Бог и Человек, во двух естествах, но в едином лице; что принявши на себя дело нашего спасения, зачал от самаго рождения различныя за нас терпеть мучения, которыя окончал, как уже на кресте Самаго Себя в жертву принесши умер, а при сем все те страдания, как они от Евангелистов описаны, изъяснили, и изочли. Представили проображения Ветхаго Завета, которыя сию честную страсть Его проображали, снося между собою проображения, и вещь проображаемую. Не позабыли также объявить причину Его погребения, и каким образом оно происходило, и сказать о Его воскресении и о причине воскресения, и когда, и каким образом воскресение учинилось. Потом прямым порядком дошли и до вознесения, и какия-то суть плоды вознесения; сказали же и о седении Христовом одесную Бога Отца, и в чем оно состоит: а последовательно и о втором пришествии, о конце мира, и о Вселенском Суде, а сим окончили богословию о Сыне Божии Ходатаи Христе. Откуду прешли до учения о Духе Святом, исповедуя, что Дух Святый как есть Святейшия Троицы лице, так единосущен, равночестен, равносилен со Отцем и Сыном. При чем напомянули и о должности Духа Святаго, то есть, о Его дарах и действиях, которыя Он в благочестивых сердцах производит. А сие повод подало нам поговорить и о церкви, о которой объявили, что она есть собрание благочестивых христиан, по согласию веры единое, по житию святое, потому что все в Нем спасаются, соборное, которой глава един есть Христос. При чем упомянули о служителях церковных. От сего приступили к тайнам, а об них сказали, что оне суть некоторые знаки, невидимую благодать означающие и подающие, которыми церковь связуется. Из таких таин первая есть крещение, духовное отрождение, в котором верующие грехов отпущение принимают, и усынотворяются Богу. Вторая священная Евхаристия, а она есть тайна воспоминовения смерти Христовой, которую празднующии и приобщающиися с истинною надеждою, получают то, что Христос Своею смертию заслужил. Здесь по приличию присовокуплено было толкование обрядов в сей тайне от церкве употребляемых. Наконец речь нашу склонили мы к воскресению мертвых, где доказали безсмертность души, неотменно имущее быть мертвых воскресение, и какими наши тела востанут. А окончили беседою о вечном животе, которой, состоит в совершенном получении крайняго добра и в безконечном им же услаждении.

Вот наших трудов изображение! вот златая наша цепь, которую с благодатию Духа Святаго чрез весь год вязали. Представляю вам ее, Слушатели, самовидцам дела сего: но посвящаю же и Тебе, Христе! приими наших трудов начатки. Учение сие с истинною Христовою сходное, совестию моею засвидетельствованное, действием вашим подтвержденное. Свидетеля Бога призываю на мою душу, что я не учил, разве что с словом Божиим сходно, и единаго сего держался основания, а потому и дерзновенно объявляю, что отвергаю все то, что слову Божию противно, и истинну Христову нарушает.

Но Слушатели! или учение мое было безплодное, или медь звенящая, коея звук на воздухе исчезает? Так достойныя от вас требуются плоды, и самая вещь должна показана быть, как уже слов преплыли бездну. Сеяно семя; являйтеся класы: не хочу, чтоб и на воспоминовение пришло не потребное терние; да ввергнутся в море камни, наш успех запинающие. В нашем винограде да будет только к виду прекрасное, ко вкусу пресладкое, ко обонянию благовонное. Жалоба, которую Исаия на непотребный виноград написал, да не збудется на вас. Ждах да сотворит гроздие, и сотвори терние. Как? Я нетерпеливо ожидал, и надеждою столько радовался: а теперь ли вместо прекрасной виноградной кисти бодливое терние в мою приносится руку? О винограде! тоголь я ожидал, и сия ли моих трудов награда?

Так, Слушатели, покажите нашего учения пользу. А она есть такая: вам надобно знать, что-то есть христианство, как велика Божия благодать; какое есть благодетельство Христово? Какой чрез Него вселенной возсиял свет; как совсем различно мудрование тех, которые Христу воинствуют, и тех, которые работают миру? А наипаче чрез наше учение получили ли вы внутреннее спокойство, и в совести тишину; которая человеку в мире сем первое блаженство, и кроме Христиан никто не наслаждается ею. А она раждается, как вы слышали, от удовлетворения Христова, и надежды на Него. Понеже разсудите только; ежели меня совесть мучит о соделанном грехе, за которой следует от праведнаго Бога казнь: то в таком будучи страхе, что зделаю? Знаю, что неотменно и казнь следует, и я за грех удовлетворить не могу: Бог прощения мне не дает без Ходатая Христа; покаяние отвергает без Его удовлетворения. Но я обьяв и умом и сердцем дражайшую смерть, гряду с нею к Богу и дерзновенно говорю: Господи! ради смерти сей возврати мне живот; я без смерти сей мертв, а с нею жив. Вот мое спокойство; из сего по моей душе разлиется велия тишина: куды ни пойду; везде Христов раб, и Божией милости причастник. Опять понявши вы христианства силу, не должны ли душею спокойною быть? Христианство ничего не требует, как чистаго духа, совести благой, веры не лицемерной, любви искренной. Так какое море, каких стран дальность может удержать, чтоб я мой дух Богу на жертву не приносил? В какой бы я должности ни обращался, могу иметь благочестивое и любовию пылающее сердце. Так я везде Христианин; ничто у меня внутреннюю горячесть не пресечет. Везде спокоен; везде радостен. Пусть хотяб бедствий море на меня воскипело; я со Христом моим ступаю по волнам; шум слышу, но не чувствую вреда: понеже тем мой неколеблется дух. Сего спокойства желаннее нет; такой внутренней тишины блаженнее нет. Спокойство сие в печалях утешение, в радостях играние, в гонениях мир; в чести старание о пользе, в богатстве милосердие, в суде правда, во обхождениях любовь: оно во всяких делах известное и надеждное правило и души отрада. А получаем мы его только из Христианскаго учения, в котором объявляется, что всегда с нами Христос, податель самой той внутренней тишины. Сие ежели кто из Слушателей в сердце своем чувствует: тот имеет нашего учения плоды, вкусил благодати Христовой сладость, и изрядный есть Христианин. Ежелиж кто того не слышит в себе: тот еще учение не понял, и оно до внутренности его не дошло. Такое древо требует, чтоб оставлено было расти, чтоб, ежели не в сие, то в грядущее лето явиться с плодом ему. А еще надобно настоящему Слушателю с сего времени, о всяких вещах разсуждать благочестиво, духовно, не суеверно. Много уже вам разтолковано, изъяснено, подтверждено: показана уже вам дорога, идите в богатыя Священнаго Писания вертограды; собирайте его цветы, а наипаче плоды; держитеся слова Божия; в чтении Его и богомыслии частее поучайтеся: ко чтению приходя молитвою себя приготовьте. Ежели найдете что неудобьразумеемое; тихим воздыханием просите Духа Святаго о откровении того. А наипаче, по моему совету, прилежите ко чтению священнаго Евангелия, и Апостольских посланий. Тут премудрая простота; живость духовная; таин бездна; грешнику человеку утешение. Евангелие, ежели с благочестивою мыслию читается, весьма есть вразумительно: понеже Христова благодать в нем всякому себя снизходительною оказывает. Что бо те притчи Евангельския, как не пути, чрез которые благочестивый дух в наши тайно входит сердца? А в Павловых посланиях найдете описание высокия тайны нашего искупления, и превосходство Божия благости в нашем помиловании, и действительныя к добродетельному житию увещания. В сем хотел бы я вам обращаться, а не в ином чем, только везде без всякаго суевернаго духа; и примечая чистым разсуждением, чтобы отсюду следовало и ко истинне моея веры, и ко исправлению моего жития. Показана, говорю, вам дорога. Не найдете в Священном Писании учения, которое бы уже вы в толковании нашего Катихизиса не слышали. А сие превеликую вам подаст легкость ко уразумению читаемых: напр. сие Апостольское слово; Христос бысть нам премудрость от Бога, правда же и освящение, и избавление20, не весьма бы вразумительно было, ежели бы не слышали вы в Катихизисе, что Бог ради Христа нас оправдил, умудрил, освятил, и избавил. Опять оное слово о Христе сказанное: Ты еси Иерей во век по чину Мельхиседекову21, не очень бы понятно было, ежели бы в Катихизисе не объявлено было, что Христос, принесши себя единожды на кресте в жертву за мирския грехи, так удовлетворил, что по силе сего священства и доныне и до века милость Божия на нас не оскудеет. Вразумляйтеся, Слушатели, будьте просвещеннаго ума, мыслей благочестивых, разсуждения духовнаго, всегда воспоминающе то, чему вы здесь научились, так, чтоб вы были некия Израили, то есть, умы зрящие Бога. Но притом и то не позабывайте, что вы не меньше умом просветилися, в разсуждениях, как и житием добрым себя благодарными Христу показывать одолжились. Знаете, сколько мы говорили о любви, и сколько приводили Христа ничего от нас, кроме любви, не требующаго. Так свяжитеся друг со другом союзом любви, не меньше другому добра, как и себе желающе. А сея любви первое будет действие, когда вы сие учение сообщите другим братиям вашим, и не потерпите, чтоб в не знании пребывали. Притом будите ко всем милостивы, безгневны, досадами других недвижими, стараясь, чтоб обидящему ваша любовь служила ко исправлению его: смиренны, смиреннаго учителя ученики, не лестны и беззлобны, простодушны, рачительны, ко всякому делу прилежны, к Богу пламенеющи, к братии горячи, ко всем снизходительны, доброжелательны, кратко: христианства достойны. Так ежели мы поживем: то наши домы зделаются церквами, землю обратим на небо, Христа вселим в себе, и Ангельское поживем житие. Сего-то мое от вас требует учение, и сие ежели в вас узрится; то мне оно будет из драгоценных камней зделанный венец, верьх моея славы, достойная мне награда. А вы, мои любезныя дети! здешняго училища ученики честные! сие учение в мяхких своих сердцах напечатали ли, и в свою душу ничем еще не занятую сии семена приняли ли? Я надеюся, что они произрастши тысящной плод принесут. Знайте же и то, что до вас наипаче сие учение надлежит, чтоб вам и самим некогда, на седалище старец седши, возвещать имя Господне посреде братии своей, и людей Господних руководствовать к благочестию. Сие место есть благочестивых учений дом. Да даст Бог милость Всемилостивейшей Нашей Государыне: Понеже Матерней Ея милости и попечения следы где невидны? Где найдется такая душа, о церкви так зельно пекущаяся? Все бо мы всем одолжаемся Богу, которой Ея премудростию и Монаршими щедротами благоизволит сие место соблюдать, защищать, награждать. Да воздаст Бог милость Ей, и сохранит дражайшее наследие Ея к продолжению подобных сему месту благотворений. В протчем в заключение слова моего всем моим Слушателям наконец говорю, что Павел22 Ефесской церкви, нечто переменив. Я, знаете, от перваго дне, с вами все время был, не утаил сказать вам все полезное, засвидетельствуя пред всеми к Богу покаяние, и веру в Господа нашего Иисуса Христа. Так блюдите себя, и свою душу, которую Бог искупил Своею кровию. Развращенных людей, сие мое охуждающих учение, отвращайтеся. Поминайте убо меня в молитвах своих, и сей какой нибудь плод и со мною посвятите Христу. А ныне предаю вас, братие, Богу и слову благодати Его могущему устроить, и дать вам наследие во освященных всех23. Бог же возведый из мертвых Пастыря овцам великаго, кровию завета вечнаго Господа нашего Иисуса Христа, да наставит вас, да укрепит, да утвердит, да оснует24. Он знает, кто есть Его. Знает же и то, что мы с помощию Его единыя благодати в славу Его труждалися доселе. Того ради помолимся ему: Боже! приими благодарение за благодеяния, которыми благость Твоя наградила нас; и сотвори, чтоб мы всегда словом Твоим питаяся, Тебя прославляли ныне и присно и во веки веков, аминь.

КОНЕЦ ДЕВЯТАГО ТОМА.



Оглавление

Меню раздела

Богослужения

23 апреля 2024 г. (10 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.