Нравоучение дватцать осьмое

НРАВОУЧЕНИЕ
ДВАТЦАТЬ ОСЬМОЕ

Что? Слушатели! ежели бы на нас зделалось то, что было во дни Ноевы? Вы знаете тот потоп, котораго вода всю погружала вселенную; а только спаслись те, которые сподобились скрыться в ковчеге том, выше вод преславно носящемся. Тогда бо один понимался, а другой оставлялся: один погружался в водах; другой носился выше вод. Конечно ежели бы возлюбленная голубица сучец масличный, знак радостный изсыхающих вод, во устах своих не принесла; то есть, ежели бы милость Божия ходатайством Иисуса Христа нашу погибель не ускорила отвратить: то яко Содом были бы, и Гоморру уподобилися бы. Но благословен Господь Бог, благословивый нас всяким благословением духовным чрез Христа! вечер водворися плачь, а заутра радость. Израиль спасается спасением вечным. Не Ходатай, ниже Ангел, но Сам Господь спасе нас, и чем, как негде написано, других наказывал, тем нас призвавши прославляет. Вспомните, прошу, те воды, которыми грехи человеческия казнил Бог; что? Нам не чрез тели паки подается обновление, и не в них ли отраждаемся мы? Что же значит и тое по неслыханному чуду прославившееся чермное море, в котором одни, яко олово, погрязают; другие проходят аки посуху? Но между тем, что из сего следует, и что намереваем, разберем. Церковь, о которой мы теперь говорили, знаете, и в чем состоит, и кто праведно считается в ней. В сем ковчеге только Ной и другие по вере и добродетели сродныя ему: сею сетию хотя ловятся и добрые и злые; но после, когда приидет день Вселенскаго суда, злые ввергаются в езеро пламенными водами наполненное, добрые же возлегают на ложах своих. В сей чертог безстыдно не в брачном одеянии взошедший раб, не разсуждая достоинства невесты, связан будучи по ногам и рукам, ввержен будет во тьму света ни мало не причастную. Кто взыдет на гору Господню, как бы вопрошает Давид, или кто станет на месте святем Его? Кто такой? объяви нам его Давиде святый! не повинен, говорит, руками, и чист сердцем, иже неприят всуе душу свою, и не взят поношения на ближняго своего1. Слова истинно Духом Святым написанныя! прекрасно бо описуют и достоинство церкви, и кто достоин ея, и кто не достоин ея. Признает ли кто себя быть таким, какого описует Давид? Тот всходи на гору Господню, и стани на месте святем Его. Далек ли же кто от сих добродетелей? тот сходи с горы Господни, и нескверни места святаго Его. Так довольное нам будет поучение, ежели сии Давидовы слова пространнее разберем. Кто взыдет на гору Господню? Пусть идет, кто хощет; той священный горы верьх всем есть отверст, и в дому на том верьху поставленном обители многи суть. Кто взыдет на гору Господню? Да разве на нее надобно восходить? Неотменно: понеже кто добродетельми обогащается, тот не сходит, но восходит, и возносится горе. Да еще и восход на тую гору весьма труден, и многими человеческими не удобностями огражден: многими бо скорбьми подобает нам внити в Царство Небесное; и тесными вратами надлежит проходить до живота. А то для того, что обыкновенно труды приводят к покою, болезни к здравию, теснота в пространство. Надлежит, чтоб здешняя прелесть, как бы ничто, презренна и отвержена была, чтоб недвижимая благая некогда нашими были. В сем мы имеем целой свидетелей облак: святии бо вси на сию церковную гору, слушайте, как восходили? Лишени, скорбяще, озлоблени (Евр. гл. 11. ст. 37); то есть, как Павел негде толкует, до нынешняго часа и алчем, и жаждем, и наготуем2, и вменихомся яко овцы заколения3. Восходят бо на сию гору не по леснице, но по Евангельскому житию; не по ступеням, но по добродетелям. Да еще и чудо бы нам некое показалося, ежели бы мы душевными очами усмотрели ту гору и восходящих на нее. Чрез гору же вы должны разуметь церковь; понеже чрез чувственныя вещи лучше мы понимаем духовная. Гору сию предвидел Исаия: и будет в последния дни, пишет он в пророчестве своем, явленна гора Господня, и дом Божий на верьху гор, и возвысится превыше холмов4. Представте себе такую гору в мысли, которая бы своим верьхом касалася небес, и светом Божиим освещала бы чудесно притом верьху на небе отверстую дверь, и Сына Божия приемлющаго тех, которыя взошли до верьха; и сия бы гора вся была усыпана восходящими до ея верьха: иныя бы уже приближалися к тому, другия мало от них отставшия достигали бы их, третии до средины горы дошедше, задняя позабывая, в передняя простирались бы, иныя тотъчас за ними, как Елисей за Илиею, тудаж спешили бы, другия бы еще при корени тоя горы находилися; но однако, усматривая висящия с неба венцы, духом воспламенялись бы, и все презревши до тех устремлялись бы. Но это чувственная гора, и телесно восходят так. А духовная гора что? Церковь. Во истинну бо гора тучная и усыренная, яко чадами ея вселенныя наполнились концы, и благоволи Бог жити в ней. А духовно на нее восходят как? Плодами веры, и любовию. Что бо те избранники Божии, которых знает Бог, и коих может никакая не лишена страна? Не восходят ли, когда по благочестии подвизаются, вся сносят, всех милуют, везде слезами смоченныя оставляют следы, кротки, доброподатливы, безгневны, простодушны, не самолюбны? И здесь то бы увидел кто разныя восходящих сих степени. Иные и умом и делом, и богомыслием и житием самаго касаются верьха: другие не посредственно за ними имеют свою стезю: третии несколько нижше от первых, однако в своем чину изрядно свое совершают течение; другие их почти держатся риз: последнии на тех место вступают, которые подвигнулись в верьх, и как вместо древа прекрасныя садятся отрасли. Подвизаются, иной так; другой инак, а все восходят, все глядят на верьх, приходят от силы в силу, и восхождения в сердце своем полагают. Все кажутся на земли, а самым делом все выше земли. Что сии за окружия, так приятно обвивающия гору? Они суть полки Божия, последующия своему подвигоположнику Христу, подвизающиеся против мира сего, крестом терпения вооруженные. И сие, что мы говорим, изрядно изобразилося тою лествицею Иаковом виденною, по которой Ангели восходили и снизходили5; по сей лествице идут только Ангелы, то есть, такие, которых вера простирается к Богу, а любовию соединены с Ним. Но за чем же некоторые Ангели сходят в низ? За тем, чтоб тех, которые на гору сию восходя изнемогают и слабеют, поднять, укрепить, к продолжению восхода ободрить. Так кто взыдет на гору Господню, и кто станет на месте святем Его? Опять я привожу Давида, понеже лучше уже вы познали гору Его. Кто? Неповинен рукама, тот, де, котораго руки неисполнены крови, и не причастны грабления, которой довольствуется своим состоянием, а злее смерти ставит и малое что у себя с обидою ближняго иметь. Желательна гора, да вот какой на нее восход; а он труден наипаче тем, которые, как некогда безстудная Езавель, и последний вдовицы сад отнимают, кровию бедных питаются, слезами обиженных моются. Много таких есть неправедных судей, которыя бедных прозьбы, или лучше сказать, слезы не милосердно презирают, кривят душею, превращают права, на лицо денежное, а не на бедных смотрят. Пишущии бо, говорит Исаиа, лукавство пишут6. Почто вы обидите людей моих, говорит тебе Бог, безстыдный судия! и лице убогих посрамляете?7 И что будет вам, когда Сам Господь вступит с вами в суд? Есть же много и таких не богобоязливых обладателей, которые врученных им людей только на то, чтоб они под покровительством их спокойнейшее и довольнейшее имели пребывание, вместо сего напрасно мучат, обнажают без сожаления, терзают без сокрушения, владеют как над вещьми неимущими души. Но господие, говорит к вам Павел, правду и уравнение рабам своим подавайте, ведяще, яко и вы имате Господа на небесех8. А и все те повинны, которые собирают богатства с обидою и обманом других, которые своих прибытков ищут, а не яже Христа Иисуса. Все такие не на гору Господню всходят, но снизходят во ад. Неповинен руками, и чист сердцем. А он есть тот, которой нейдет на совет нечестивых, в одну дорогу с грешными не вступает, и с душеубийцами не садится. Чистота сердечная есть та нога, которою мы восходим на гору Господню, есть то око, которым усматривается Бог. Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят. А нечисти сердцем все те, которые вместе со врагом нашим тайныя плетут сети, чтоб ими привлечь нищаго и погубить праведнаго. Чисто ли сердце того, которой льстивыми словами в глазах другаго превозносит, а сердцем ищет умертвити его? Сие сердце не есть ли сердце Иродово, которой говорил волхвам: шедше известно испытайте о отрочати, яко да и аз шед поклонюся ему9. О уста не соответствующия сердцу! умягчил слова свои паче елея, и та суть стрелы. Гроб отверст гортань их, языки своими льщаху: яд аспидов под устнами их; их же уста клятвы и горести полна суть. Такое сердце имеющий человек не восходит на гору Господню для того, что сердце его обремененно злобою; почему такая тягота не попускает ему на оную восходить. О когда бы и в нынешния времена возвратились к нам Апостольския сердца простотою чистою наполненныя, искренными словами цветущия! то увидели бы мы опять после железных веков наступившее златое время. Неповинен рукама, и чист сердцем, иже неприят всуе душу свою: которой, де, знает, что души честнее нет, а потому первое старательство прилагает об ней. И сколько же ныне таких, которые как бездушные живут, и будто оне из одних костей связанной состав имеют! сколько более мы видим ныне попечения о теле, столько меньше о душе. Имеет ли кто одну только дочь и благообразную, и одну своего наследия надежду; то сколько он печется об ней и довольстве ея, о здравии ея, о девстве ея: а не может удостовериться в том, что душа его есть единородная дщерь его, да не только дщерь, но и посвященная Богу при крещении служительница и обрученная невеста Христу. Ни мало бо не печемся об ней, ни о довольстве ея, ни о здравии ея, ни о девстве ея. Но в ней живет Дух Святый, ежели чистоту свою непорочну соблюдает. Так мы всуе приемлем душу свою, и не восходим на гору Господню; а сие для того, что всяк человек от не ядения изнемогший неудобен бывает на гору восходить. Душа наша ежели не питается словом Божиим; изнемогает, и бывает неудобна на гору Господню восходить; или и восходит, но падая. Так кто взыдет на гору Господню? Или кто станет на месте святем Его? Никто: вси бо мы повинны руками, нечисты сердцем и всуе приемлем душу свою, но приидите, о возлюбленнии! взыдем на гору Господню и в дом Бога Иаковля, и возвестит нам путь свой, и пойдем по нему. А ты, животодавче Христе! пошли свет Твой и истинну Твою, да нас наставит, и введет в гору святую Твою. Аминь.

Сказывано Маия 24 дня.



Оглавление

Богослужения

23 апреля 2024 г. (10 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.