Катихизис седьмой

КАТИХИЗИС СЕДЬМОЙ.

Когда что ни делаем, Слушатели, и о чем ни подвизаемся, то так должны делать, и так подвизатися, чтоб не только от понесенных трудов ни мало не разслабевать, но чем более делаем, тем более свою охоту усугублять, и сколько бы раз за вышшее какое принимались мы дело, столько бы с большими на то устремляться силами, и всею душею к тому гореть, чтобы начатой подвиг окончать и желаннаго достигнуть конца. Не хочу я, чтоб ты коснувшись какого дела, в самом его начале разслабевал, и озираясь на рало простирал бы руку свою; понеже таким образом никто еще не дошел до царства небеснаго. Не дерзай того сказать, что некоторой, хотя итти за Христом, сказал: Господи! прикажи мне наперед сходить и погребсти отца моего. Незачем тебе чужих ходить погребать мертвецов, когда своих довольно. У нас, Слушатели, пусть из мысли не выходит оная благородная Павлова поступка, которой он держась, задняя позабывал, а в передняя, ни мало не останавливаясь, простирался. Только скажи нам, Господи! путь, в оньже пойдем1. Сей путь есть Христос, по Егож самого словам: Аз есмь путь, истинна и живот;2 почему мы так спасительнаго сего держась пути, никакого не опасаемся заблуждения; а я за Егож благословением ввергну мрежи своя в ловитву.

Окончали мы, что ни должно было говорить прежде Символа веры, а именно: с начала говорили мы о церкви, о учении церковном, о Катихизисе, о потребности Катихизиса, о состояниях, т. е. осостоянии бывшем прежде падения, о состоянии греховном после падения, о избавлении от того греховнаго состояния чрез Христа, о нашем оправдании чрез веру, о договоре, данном с обеих сторон после оправдания. Которое учение желаю, чтоб у вас всегда в свежей содержимо было памяти. Теперь следует уже приступить к самому Символу, для того, что уже говорили о вере: а вера между прочими требует, чтоб все то, что в слове Божием ни открыто, разумели верою; а такое Христианское учение от слова Божия взятое содержится вкратце и довольно в Символе; и так с Божиею помощию его начиная, такой вопрос назначаем.

Вопросишь. Чтобы такое было, чему всякой Христианин веровать должен? Отвеч. Всему тому, что нам в слове Божием открыто, по тому что о Божеских вещах, не по определению человеческаго ума, но от С. Писания, которое от Бога произошло, разсуждать должно: да вера наша, к Кор. 2. 5. не в мудрости человечестей, но в силе Божией будет: а особливым некоторым образом всему тому веровать одолжаемся, что нам в Евангелии обещано, потому что всего С. Писания намерение и конец есть истинная в Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа вера. 2. Кор. 1. 20. Евр. 1. 1. Лук. 24. 25. 1. Петр. 1. 10. А такая вера открывается во Евангелии: и Христос Иудеев уличает сими словами: Иоан. 5. Аще бы веровали Моисеови, веровали убо и мне: о мне бо той писа: аще ли того писаниям не веруете, како моим глаголом веру имете? Почему мы, ежели уверуем Евангелию, то все исполним. Ибо закона исполнение Евангелие есть. Второе: С. Писание тож подтверждает: Иоан. 20. 31. и гл. 17. и так вера наша на едином слове Божием, как на неподвижном основании, утверждаться должна; а никаким образом на одних человеческих определениях, по тому что всяк человек ложь, глагол же Господень пребывает во век3. Вопр. Чтож должно разуметь о церковных преданиях? Должно ли их принимать, и человеку Христианину им повиноваться за совесть? А чрез предания разумеем некоторыя определения или в церкве принятые обряды в С. Писании прямо непоказанныя, но однак от Апостолов или от других отцев без писания церкве сообщенныя и преданныя. Отвеч. Должно принимать, только такия предания, которыя бы на С. П. неотменно имели утверждение, хотя чрез правильное, как говорится, заключение, понеже много в писаниях есть, что не говорится, а разумеется; как напр. детей крещение, хотя о том в С. П. нигде прямо не объявляется, только весьма оттуду доказать можно: или по крайней мере такия принимать должно, которыяб слову Божию непротивны были: понеже когда Апостоли что нибудь предали без писания, то неотменно не противно тому, что в писании церкви сообщили. Дух С., по котораго движению и учили и писали Апостоли, сам себе противен быть не может, что самое явственно объявляет Павел 2. Кор. 10. 11. и за такия предания могут почесться напр. строение церквей на восток, вся церковная утварь, каждения, пред крещением заклинания, маслом помазания, прежде причащения чтение правила, пощение, вечерня, утреня, различные праздники, а в праздниках различные обряды, посты. Все, говорю, такия и прочия предания должны содержимы быть: понеже оне не только слову Божию непротивны: но и служат к церкве украшению и пользе. Иначе же ни как не можно принять: ежели напр. человек будет приказывать и определять то, что совсем Божию слову противно: понеже, ежели инде, то здесь наипаче сбудется то Божие угрожение, что написано во Апокалип. гл. 22. 18. Да ктомуж такими преданиями нагло слово Божие уничтожается, и заповедь Божия разоряется: за что жестоко изобличал Иисус Христос фарисеев. Матф. 15. 6. и в сем-то премного погрешают суеверы и Паписты.

Вопр. И так, понеже Евангелие есть, в чем вера Христианская обращаться должна; а что Евангелия сокращение есть Символ, то чем сие доказать можно? Отв. Только изчисли те догматы, которые в Символе заключаются, то и откроется сия истинна: в нем говорится о вере, которою верим, что Бог есть един, Творец всех; Отец, Сын и С. Дух, что Сын воплотился и умер ради нашего спасения, что паки приидет судить, что Дух С. есть Освятитель наш, что церковь есть одна, в которой есть спасение, что надобно крещение, что будет воскресение, и жизнь будущаго века. Сии все догматы, как особливо Евангельския, так неотменно их знать ко спасению всякому нужно, и очень справедливо таких догматов толкование называется Катихизис, а собрание их Символ.

Вопр. Что убо есть Символ? Отвеч. Символ, что до имени его касается, может назваться знамение, или замета, или признак, по которому один от другаго распознается: как знамя воинское есть признак, по которому нашестранцы от неприятелей отличаются. Каким убо образом воины мирские своим знамем означают, и кому служат, и чьи они неприятели: так и Христиане сим веры своея исповеданием свидетельствуют, что они Христу Царю своему служат и ставят себя против диавола и слуг его за присяжных неприятелей. Но, что вероятнее, Символ есть по руски тож, что собрание, сбор, от Греческаго глагола, Симвалло, вкучу сношу, собираю; назван так для того, что вся соборныя церкве вера в одно тут место снесена, и в краткости заключена для того точно, чтоб была правилом, с которым бы все прочие члены веры соглашались. Почему Символ самою вещию есть краткое начальных Христианской веры догматов исповедание, или образец, по которому церковь и ея члены от иных вер различаются.

Вопр. Один ли в церкве Кафолической есть Символ, или многия? Отвеч. Не один, да многия; многия, говорю, не по различности учения, но по различности слога и околичностей, а именно, обыкновенно их считается пять. Первой Символ, так называемой, есть Апостольской, которой обще содержится от всех Лютеранов, Калвинистов и Папистов: и по их толкованию за тем так называется, что содержит в себе сокращение учения Апостольскаго: или может де Апостоли его своим ученикам предали, и от их учеников церковь после приняла. Сей Символ от Символа Никейскаго, которой мы содержим, ни чем почти не разнствует, разве некоторыми словами. И так же подобно на 12 членов разделяется. Второй есть Никейской, которой издан на соборе Никейском бывшем в Вифинии 325 года от Рождества Христова при Императоре Константине великом, где проклята была хула Ариева. Сей Символ есть тот самой, который мы ныне содержим, а с нами и вся Греческая церковь. К тому Символу Никейскому бывший потом 381 года в Константинополе собор при Императоре Феодосии старшем, на Македония Еретика, Духа Свят. за Бога не признавающаго, прибавил к 8 члену, т. е. и в Духа Святаго: (Понеже в Никейском сими только словами Божество Духа С. означено было). Сии слова которыя мы ныне читаем: Господа животворящаго, иже от Отца исходящаго, иже со Отцем и Сыном спокланяема и сславима, глаголавшаго Пророки: а следующия речи и в Никейском положены были. Третий Символ С. Афанасия, которой у нас пред всякою псалтырею полагается; и начинается так: Всяк, иже хощет спастися, и пр. Четвертый Символ называется Ефесской, издан на соборе бывшем в Ефесе 431 при Императоре Феодосии юнейшем, которой собран был на Нестория Еретика, общение свойств во Христе отвергающаго, и два лица во Христе определяющаго. На сем соборе, понеже был Кирилл Александрийский, то он по совету собора сложил Символ названной Ефесским, в котором Символе ничто иное, как 12 проклятий на тех, которые бы неправо мудрствовали. Первое проклятие так начинается: Аще кто не исповедует, яко Еммануил есть истинно Бог, и Дева Мария есть Богородица: [родила бо по плоти плоть бывшее слово Божие] да будет проклят и пр. Пятый Символ есть Халкидонской, паки выданной на соборе бывшем в Халкидоне 451 года, при Императоре Маркиане, на Евтихову ересь, которая сливала в одно Христово естество, которой Символ так зачинается: Святым убо отцам последующе, единаго и тогожде исповедуем Сына Господа нашего Иисуса Христа, и пр.

Вопр. Не противно ли, что так много выдано Символов? Отвеч. Никак: по тому что они никакой в учении между собою разности не имеют; а что много, то сего требовали случившияся по разным временам нужды, по которым надобно было разныя выдавать Символы по приключению разных ересей.

Вопр. Для чего мы ныне содержим Символ Никейской? Отв. И другия не отвергаем: а Никейской наипаче для того, что он совсем сходен с тем Апостольским и почти в тех же словах состоит. 2.) Что Никейской все почти нужные догматы содержит: а прочие только говорят о тех догматах, которые тогда на соборах от еретиков отвергаемы были. 3.) Что Никейской собор был первой и самой знатной, и которой все после бывшие соборы подтверждали и последовали.

Вопр. Какая нужда была такому Символу в церкви быть? Отв. Превеликая. Во первых для того, чтоб все младые и возрастные основание Христианства вкратце выучивши, могли бы всегда в памяти содержать. Во вторых, чтоб Христиане веры своея исповедание всегда пред глазами имели, зная, какое бы то было учение, за которое бы и на смерть самую итти быть всегда готовым. В третьих, чтоб верные имели всегда известную примету, по которой бы всегда могли различиться от неверных и еретиков, С. Писание лукаво превращающих. Вопр. Как Символ Никейской читается? Отв. Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя Творца небу и пр. На сколько членов сей Символ разделяется? Отв. на 12. Первой член есть: Верую во единаго. 2- рой. И во единаго Господа. и пр. Вопр. А на сколько частей учения разделяется? Отв. На три части, или учения. 1.) Учение есть о Боге Отце, и нашем создании, 2.) О Боге Сыне, и нашем искуплении. 3.) О Боге Духе, и нашем освящении. Вопр. Каким образом сие было, что Отцу приписуется создание, Сыну искупление, Духу С. освящение, когда Отец и Сын и С. Дух един есть Бог, а следовательно вся действуют вкупе? Отв. Отцу приписуется создание, не выключая других лиц. Но понеже Отец есть источник божества, и всех божественных действий, следовательно и создания, вся бо создал от себя чрез Сына и Святаго Духа: так и Сыну искупление не одному: но понеже Сын есть, которой непосредственно дело нашего искупления совершил: понеже един сотворился Сын избавление за грехи наши, так и освящение С. Духу не одному: но понеже Дух С. есть, которой непосредственно нас освящает. И так Отца и Сына и Духа С. хотя действия называемыя внешния суть и нераздельны, только так, что порядок и образ действия, всякому лицу собственной, ненарушим остается. И так, что касается до нынешней недели, довольно: в будущую, ежели Бог похочет, самого в Символе содержимаго коснемся учения; теперь наше дело не преминем окончать приличным нравоучением.



Оглавление

Богослужения

21 апреля 2024 г. (8 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.