На день вознесения Господня

СЛОВО

НА ДЕНЬ ВОЗНЕСЕНИЯ ГОСПОДНЯ.

Дражайший Посетитель человеческаго рода паки днесь возвращается в место горних селений. Великое светило, просвещающее всякаго человека, грядущаго в мир, заходит днесь от очес наших. Утеха и радость болезненных сердец облаком сокрывается. Небеса приемлют своего Зиждителя; а земля красоты своея лишается. Ангели радуются, видя человечество, славою Божественною прославленное: человеки болезнуют, лишаясь чадолюбиваго Отца: овцы остаются без Пастыря, источник без почерпала, гостинница без учредителя, корабль без кормчаго, невеста Христова церковь разлучается с женихом своим, от Него же облеченна Царскою утварию, и возлюбленна любовию вечною. Почемуб и надлежало нам сей день препровождать в печали и сетовании; особливо, что сам вознесшийся сказал: егда возмется от них жених, тогда постятся.1 Се жених взяся от нас: время убо поста и печали.

Однако не должны мы при сем случае в ином быть расположении, как в каком были ученики Христовы, при самом Его вознесении, при самом с ним разлучении. Но об них точно Евангелие свидетельствует, что они от горы Елеонския, где последнее их на своего Учителя и Господа было воззрение и разлучение, возвратилися не с печалию, но с радостию великою:2 то уже и для нас печаль при нынешнем праздновании будет предосудительна. Но для чего же радоватися? Господь Иисус принял образ человека, жил яко человек, умер яко человек, и с принятым человечеством со славою преселился в небеса.

Се образ твой, христианская душа! проходиши ты путь жизни в трудах и безпокойствах: напоследок приближаешься к пределу смерти. Ведаю я, что естественно она тебя устрашает. Но воззри ты на главу свою: воззри и ободрись. Смерть, которыя ты столько боишися, не есть смерть, но преселение; есть вознесение твое от земли к небесам. Может ли убо она тебя возмущать: а не паче ли возжелаеши исполнитися на тебе оному Господню молению: Хощу, да идеже есмь аз, ту и слуга мой будет?3 Сие, думаю, воображая Апостолы, от горы Елеонския возвратишася с радостию великою.4 Почему и будет наша беседа радостная, когда докажем, что смерть благочестиваго христианина не есть смерть, но вознесение.

Человек, говорим мы, есть животолюбив. Сия истинна есть естественна, яко от Бога влиянна. Ибо естьлиб человек не был животолюбив: он не радел бы о себе: он при всяком прискорбном случае лишить себя жизни приступал бы без затруднения: он подобен был бы дикому зверю всякаго терзающему; ибо был бы подобен отчаянному. Мог ли бы таковой о другаго пользе, или о сохранении другаго жизни подумать; когда бы собственную свою презирал? Сия к жизни сей любовь есть не только нужна для благоденствия человека, но и есть связь общества. Когда я люблю жизнь свою: буду беречь и другаго; ибо по собственному животолюбию разсуждаю, сколь дорога должна она быть и другому. Когда люблю свою жизнь: ищу всего полезнаго для сохранения ея целости; а тем самим обязываю себя и другаго пользу наблюдать, ведая, что нарушение оной в другом столько должно быть чувствительно, сколькоб то чувствительно было для меня самого. И потому для любви к ближнему положил правилом Спаситель любовь нашу к самим себе: возлюбиши ближняго твоего, якоже сам себе.5 А сие означает, что не любящий самого себя, другаго любить не может.

Но любя мы по сим важным резонам сию жизнь временную, почто не будем любить жизнь будущую вечную? Мы, де, желаем будущей жизни, но боимся смерти, которая пресекает сию жизнь. Но таковым образом желать, есть тоже, как бы ее не желать. Не может начаться вечная жизнь, пока не кончится временная: ибо вечность вкупе с временем стоять не может. Не может начаться жизнь блаженная, пока не кончится сия прискорбная: ибо совершенное блаженство и скорбь вкупе быть не могут. Не может начаться жизнь не пременяемая, доколе не кончится сия переменам всяким подлежащая: ибо всегдашнее постоянство со всегдашними переменами вместе быть не могут. Аще аз не иду, утешитель не приидет, сказал Христос ученикам.6 Аще от земли не преселимся: можем и мы с своим учителем сказать, утешение небесное не приидет к нам.

Но мы, скажет кто нибудь из не прямо верующих, довольны и сею жизнию, и не желалиб другой, естьлиб сию во веки продолжить благоволил Бог. Так некоторые может быть думают; но не все к сему мнению могут пристать. Суть мужи верою крепкие, кои говорят: хощу разрешитися и со Христом быти:7 увы мне, яко пришельствие мое продолжися.8 А другие хотя не по таковому благочестивому побуждению, но изнуренные дряхлостию, измученные болезнями, почитаемые живущими, но едва жизнь свою уже понимающие, по крайней мере, ни каких ея услаждений, кроме тягости и прискорбности, не чувствующие, таковые самым естеством понуждаются, к жизни сей пристрастие оставить, и желать от тягости ея избавиться.

Но положим, что сия жизнь утешительна и сладостна: но для чего же не желать оную пременить еще на лучшую; когда и сия и будущая жизнь есть жизнь, а не смерть, и они между собою одного существа? И естьли не желать будущей жизни: и сия прямо любима быть не может; ибо одна с другою есть сопряженна.

Но будущая жизнь есть будущая; а по тому, де, слабость наша иногда искушает нас усумневаться, что есть ли в самом деле она? Вот, сие то есть, кажется мне, наибольшее претыкание, которое от будущей жизни желания отводит: не совершенное, говорю, о будущей жизни уверение. Но для чегож бы о сем усумневаться? Будущее потому только; что будущее мы сами, чтоб оно не имело быть, в других случаях не опровергаем. В будущий день возсиять свету дневному надеемся. В надежде будущей жатвы семена сеять предпринимаем. В надежде будущия победы с неприятелем сражаемся. В надежде награждения, чести, или корысти, всякие труды и бедствия сносим. Будущее по тому только, что будущее, еще прямой неизвестности не предполагает. Так почто же о будущей жизни усумневаться?

Уже не говорю, что слово Божие нас уверяет в том убедительнейшим образом: говорю только по самому человеческому разсуждению, что и оно такое неуверение опровергает. Ты, естьлиб не уверялся о будущей жизни, наипаче по тому, что любишь жизнь сию, и боишься смерти; но когда при всем том безсумнительно знаешь, что сей жизни надобно когда либо окончаться, и смертию всему здешнему быть опровержену: то что же для тебя лучшаго остается, когда ты притом о будущей жизни не уверен? Разлучение с сладкою для тебя сею жизнию также воспоследует, и смерти страх также не минет тебя. Но я, де, по крайней мере в ничто обращуся, и буду, как бы меня никогда не было. Но почему сие уничтожение есть лучше блаженной вечной жизни, христианскою верою обещаваемой? Ничто есть ничто: нет в нем подлинно мучения, но нет и услаждения.

Но я, де, хотя и верую жизни будущей быть; но не уверен, могу ли сподобиться получить оную? Для чего? Для того, де, что слышу, что будет жизнь и страдательная, да еще и во всю вечность. Естьли подлинно для сего токмо усумневаешися о будущей жизни: то уже поступаеши противу совести, не только для того; что имея уверение в сердце о будущей жизни, устами оное опровергаешь; но и что не употребляешь тех средств, кои предписывают закон и совесть, чтоб тебе получить вечную блаженную жизнь, и избегнуть нещастливой. Ибо нет такой жестокой судьбы, котораяб определила быть одним в блаженной жизни, а другим в горестной: но зависит сие от нашего произволения и рачения получить или то, или другое.

Почто убо не надеяться получить вечную блаженную жизнь? Почто мы и празднуем сей Вознесения Господня день, естьли не с тем, чтоб открытым от него путем шествовать к небесам? Естьлиб мы мало о сем усумневались: то празднование сие более печали и сетования нам принести должно, нежели веселия и радования. Кому красота Израилева, естьли не тебе, христианине? Для чего сошел Сын Божий с небес, естьли не с тем, чтоб тебя возвести на небеса? Зачем воплотился, естьли не с тем, чтоб твою плоть освятить, и приуготовить ее в надежду воскресения? Почто кровь пролил, как чтоб сим заветом примирить с тобою Бога и Отца? Почто умер, как чтоб тебя учинить наследником вечнаго живота? Все сие не естьли довольным уверением, что ты неси раб, но сын; ащеже сын, то и наследник Богу, сонаследник же Христу.9

Но я, де, чувствую себя отягощенна грехами; и потому боюсь, чтоб не подпасть строгости судьбы праведнаго Судии. Так вместо того, чтоб бояться, исправно веди свою жизнь; управляй оную по правилам закона и совести: так живи, как имеющий умереть: так умирай, как имеющий жить. Естьлиже бы в какия впал слабости: очисти оныя покаянием: падши возстань, изнемогши себя уврачуй, глубоко уснувши воспряни, бодрым духом оттряси леность, и прежния недостатки заглади новыми исправлениями. Сие подаст тебе благую надежду приняту быть, яко разбойнику, яко блуднице, яко мытарю, яко отвергшемуся Его Петру, и яко гонителю Савлу покаявшымся.

Таковым образом расположенному человеку что будет смерть, как только преставление, и вознесение от земли к небеси? Празднуя убо вознесение Господне, да размышляем о сем вознесении нашем. Ничто Вознесшемуся так угодно быть не может, как естьли и мы вознесемся с Ним, и благодать Его нетща будет в нас. Ибо Его есть оное слово:10 аще вознесен буду от земли, вся привлеку к себе. Аминь.

Сказывано в Москве в Вознесенском монастыре, 1780 года, Маия 28 дня.



Оглавление

Богослужения

23 апреля 2024 г. (10 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.