В день тезоименитства Ея Императорскаго Высочества Благоверныя Государыни Великия Княгини Марии Феодоровны

СЛОВО

В ДЕНЬ ТЕЗОИМЕНИТСТВА
ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЫСОЧЕСТВА
БЛАГОВЕРНЫЯ ГОСУДАРЫНИ
ВЕЛИКИЯ КНЯГИНИ МАРИИ ФЕОДОРОВНЫ.

Особливым промыслом Божиим сие случилось, чтоб с празднованием светлейшим совершать нам день сей. Достойно приносить благодарение Богу, что благословил Он Всероссийскаго Наследника добродетельнейшею Супругою, и тем благоволил утвердить и настоящее благополучие отечества нашего, и к будущему надежнейшее положить основание.

Но не меньше заслуживает и празднуемая днесь, блаженнейшая в женах, Мария Магдалина, чтоб проповеданием всея церкви благочестие ея и любовь к Богу были прославляемы. Когда Евангелие на толиких местах свидетельствует о ея усердии и душевной привязанности к Спасителю: то непростительноб было нам, Евангелия последователям, таковую добродетель оставить в молчании.

Кто столь сердечно прилежал к научению христианской истинны? Мария. Кто сидел при ногу Иисусову слушая слово его? Мария. Кто от имения своего споспешествовал жизненным нуждам небеснаго Учителя? Мария. Кто возливал драгоценное миро на ноги имеющаго принести себя в жертву за спасение мира? Мария. Из чьих очес кипели источники слез омывающие стопы имеющаго власть отпущати грехи? Марииных. Кто первый удостоился услышать радостнейшую весть о воскресении Жизнодавца? Мария. Кто первая радости воскресения была провозвестница? Мария.

Ведаем, что она была жена грешница: но знаем ея и сокрушение сердечное, и чистейшее покаяние. Видим следы слабыя ея жизни: но видим и слезы, которыя сокрушали ея душу, и омывали нечистоту. Усматриваем горькое обоняние ея страстей: но усматриваем и добродетель, которая в большем открылась благоухании, нежели самое миро ею излиянное на нозе Христовы. Одним словом: видим грешницу, но грешницу кающуюся и исправившуюся и удостоившуюся взойти в лик жен святейших.

Мы грехами ей подражающие, но едва ли подражающие покаянием, мы разсмотрим, какия она имела побудительныя причины, чтоб востать ей от сна греховнаго, и быть осиянной лучею света небеснаго. Ибо не нахожу я полезнейшаго для нас грешных поучения, как представлять себе примеры людей отвергающих свою развратность, и начинающих ходить путем новым и живым, то есть, путем добродетели.

Первая Марии к покаянию побудительная причина была размышление о самой себе. Поелику она человек, она кажется так сама в себе размышляла: я святейших рук Божиих создание: я чувствую в себе дыхание жизни, проистекшия из Источника присносущнаго: я находя в себе преимущественное различие от всех тварей, вижу, что благоволил Творец носить мне образ его: я понимаю совершенства Божия, и вижу, что мне оным сообразоваться должно: я ощущаю в себе совесть, которая мне всегда представляет мои обязательства, да представляет вместе и то, что я оных или нерадивая исполнительница, или нещастливая преступница. Ах! таковое мое состояние ни мало несходно с тем концем, с которым я на свет произведена. Так буду ли я превращать намерение Божие? буду ли столь забывать свое преимущество, чтоб златый состава моего сосуд делать сосудом глиняным? буду ли, умаленная малым чим от Ангел, унижать себя в состояние животных безсловесных? буду ли помрачать небесное сияние образа его? буду ли не внимать гласу совести, столь громко напоминающему мне мои должности? Нет! так поступать, былоб все равно, какбы и нерожденной быть, или и лучшеб было быть не рожденной. Нет! буду отселе стараться ослабить силу моих страстей, которыя по тому много действовали, что я действовать им сама соизволяла и помогала: удовольствие моих чувств отселе не стану предпочитать удовольствию добродетели и совести незазорныя. Помощь небесная не совсем меня оставила: еще нахожу в себе столько сил, чтоб преодолеть злую привычку, и прелести мира: сие зависит от взятаго единожды добраго и твердаго намерения. Призову Бога на помощь: пойду в путь свой радуяся.

Вот первая Марии была побудительная к покаянию причина: да и причина самая действительная. Она взята не с стороны, но из внутренности человеческаго сердца. Она так ко всякому близка, как близок человек сам к себе. Нет нужды во изыскании ея много думать, и много употреблять трудов. Довольно только взойти в самого себя; тотчас сам в себе усмотришь разгнутую книгу, в которой перстом Божиим написано: человек! будь добродетелен, а в преступлении раскаявайся.

Естьлиб в ком и сия причина была к покаянию не действительна: не для того, чтоб в нем ея не было; но что он ей не внимает: ведет жизнь в некотором роде сна: чувственныя прелести дух его разслабили, и долгою упоившись их привычкою востать или не хочет, или иногда и не может. Таковаго состояния весьма страшиться должно, возлюбленнии! Ибо в таком случае не подействует уже ни наставление учителей, ни глас Евангелия, ни обещания блаженства праведных, ни страхи казней нечестивых, когда человек позабыл, что он человек, и сам своего внутренняго состояния не понимает. Но пойдем далее, и посмотрим, какая еще Марии побудительная к покаянию была причина.

Вторая причина для нее была размышление о своем безсмертии. Она внимательным разсуждением таковую богословию в мысли своей располагала: Вижу я на всех тварях, а паче на ближних моих, что они все умирают, и в тление обращаются: и мне сей судьбины избежать никак не льзя. Естьлиб я всем составом моим обратилась в прах: ещеб мне меньше размышлять о самой себе оставалось; или еще едва ли бы не надобно было заключить, чтоб краткость жизни, сколько возможно, препроводить в веселости, убегая скук и уныния. Но вот! не знаю, что-то есть во мне нетленное и безсмертное: сия лучшая состава моего часть, называемая душа, желаю я естественно, чтоб она никогда не умирала, да и уверяю себя, что она не умрет. Она не составлена из частей: а по тому разрушиться не может. Она влиянна непосредственно от Бога безсмертнаго, и по тому существом своим ему сродна. Человек может быть не желал бы дать отчета в худых делах своих: однакож желает, чтоб добрыя дела не остались без награждения. Сие свойство правосудия Божия есть неизменно. Я когда понимаю Бога; то не могу вместе не понять, чтоб Он не был и правосуден: так надобно быть суду; а по тому следует быть весьма различному состоянию праведных и грешных.

Так буду ли я так безопасно препровождать жизнь свою, акиб сею жизнию все кончилось? Когда страсти меня заставляют бояться дать отчета праведному Судии в моих проступках: но почтож я буду желать, чтоб и других добрыя дела и мои, естьли я их буду иметь, остались с худыми смешанными, и почтеныб были за одно? за чем мне желать таковой страшной смеси? не полезнеель для меня, не славнеель для порядка света итти путем честности, и тщаться быть на веки помещенной в числе святейших и непорочнейших духов? Нет! о безсмертие! о душа! первое всегда буду почитать состоянием для себя вожделеннейшим: другую частию состава моего дражайшею и безценною. Презрю тление, пренебрегу плоть, вступлю в подвиг достойный моего мужества.

Вот какая другая была Марии побудительная к покаянию причина; да и причина самая действительная. Низким душам она представляет страх; благородных она возбуждает надеждою безсмертныя и блаженныя славы: развратнаго приводит в ужас, и пробужает от сна; добродетельнаго утешает и ободряет в похвальном его течении. Естьлиб в ком она оставалась без действия; видно, что он утоплен в страстях: но тем не меньше суд праведен; а притом тем он для таковаго страшнее, чем меньше он к нему себя приуготовил размышлением.

Но не оставим же разсмотреть и последней побудительнейшей для Марии к покаянию причины, или паче, которая подала случай преждереченным причинам в ней действовать.

По щастию тех времен, по щастию Магдалины, странствовал по земли сшедый с небес Сын Божий. Слух его до нея дошел: а после и очами своими узреть его удостоилась. Послушала его учения; тронулась: воззрела на его лице; самой себя устыдилась: посмотрела на его чудеса; пришла в удивление: послышала Божественную проповедь о суде, о воздаянии праведным и грешным; ужаснулась: сама в себе сказала: Николиже глаголал человек, яко же сей человек:1 теперь я начинаю узнавать саму себя. Усыпленная страстьми моя совесть пробужается. Вижу, коликая я преступница: но слышала из уст его, коликая и благодать Божия. Пойду, припаду к его ногам: Господи! не отвергнул ты согрешающую; не презри кающуюся: приими мои источники слез, яко малейшее свидетельство моего раскаяния: власы мои растрепанные показывают, что я пренебрегаю их красоту: а ищу лучшей. Сие миро, которое я дерзаю излить на нозе твои, сие миро благоуханием своим да прикроет зловоние прежния жизни моея. Аще ты Проповедник благодати; покажи на мне силу ея: аще ты свет; то где можешь оной возсиять, как только на покрытой тьмою? Сим совершилось покаяние Мариино: стала она из жен святейшею: заслужила Евангелием быть прославляема: заслужила быть примером для всех хотящих каятися.

Мы, и Евангелия последователи и Магдалину почитающие, можем ли отрещись, чтоб не удивляться ей и не хотеть итти в след ея? Для нея путь был новой, и потому не безтрудной. Нам осталось итти путем углаженным, и по тому удобным. Да и шествуют им все те, которых душа благочестива и сердце добродетельно.

Таковы суть Блаженнейшая и Августейшая Двоица, Всероссийский Наследник и Супруга Его. Они честь веры, радость отечества. Души Их чистейшее зерцало Божиих совершенств. Павлова добродетель сие от Бога праведное получила воздаяние, что она благонравием и просвещением Супруги укреплена и умножена: и мы по самой истинне можем с Давидом возопить: Бог, Бог вселил единомысленныя2 в Царский Дом. Аминь.

Сказывано в Савине монастыре 1777 года Июля 22 дня.



Оглавление

Богослужения

21 апреля 2024 г. (8 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.