В неделю вторую великаго поста

СЛОВО

В НЕДЕЛЮ ВТОРУЮ
ВЕЛИКАГО ПОСТА.

Когда Спаситель, благодетельствуя человеческому роду, исцелив разслабленнаго, отпустил ему притом и грехи, как в нынешнем Евангелии поминается: тогда завистливые Фарисеи не оставили сие святое дело перетолковать в худую сторону: Что сей тако глаголет хулы?1 Будтоб была хула исцелять человека, и кающуюся душу утешать благодатию. Но зависть не весть предпочитати полезнаго.

Не думаю, чтоб сии злоречные языки и доселе умолкли. Когда вы, благословеннии Христиане, с толикою ревностию поспешаете в сей святый храм, дабы таковую же, как и нынешний разслабленный, получить благодать от всесильнаго Врача: другие в то же время упражняются, чтоб страстям своим найти удовольствие. Но сего мало: их вредный язык простирается ко осуждению добраго вашего расположения. Что, де, за нужда ходить слушать известных всем расказов? будтоб человек не знал, что ему есть нужно. Толкуют о грехах, и о жизни на другом свете: но не есть ли нужнее думать о том, как в сей жизни щастие достать? Пусть бы они нам показали, как снискать больше прибытка, и как удобнее получить вышний степень чести: таковое поучение мыб с большим удовольствием приняли, нежели все их проповеди о отпущении грехов и о небесном царствии. Сии проповедники, по их мнению, возлагают на бедных людей бремена неудобь носима; и лучшеб было, естьлиб они умолкли, а оставилиб всякаго жить по своему произволению.

Но как Спаситель, не смотря на хулы Фарисейския, благодетельствовать страждущим людям не преставал, так и мы, чтоб развратный мир ни говорил, о истинней пользе своей размышлять никогда не престанем: но так, чтоб и об них христианское возъиметь сожаление и попечение. Любовь истинная простираться должна не к себе токмо, но и к ближним нашим.

При таковом нашем расположении вот и представляет нам Евангелие историю о разслабленном. Сие разсуждение тем есть уважения нашего достойнее, что и мы, естьли не подвержены разслаблению телесному, так едва ли можем сказать, что не болезнуем разслаблением душевным: или по крайней мере сему разслаблению подвержены быть всегда можем, ежели не будем употреблять надлежащей осторожности.

Но когда же удобнее можем сию болезнь врачевать, естьли не в сии святаго воздержания дни? Ибо на то и святый пост уставлен: и думаю для того и сие Евангелие чести уставлено, в коем поминается не только о разслаблении, но и о исцелении и о разрешении.

Что же есть разслабление телесное?

Разслабление телесное есть, когда человек членами своими действовать не может; руки не подымаются, ноги не ходят, и весь состав недвижим: и по тому он есть яко живый мертвец, коему собственное тело зделалось гробом.

Что же есть разслабление душевное?

Разслабление душевное есть, когда душевныя силы в человеке не действуют: когда способности не употребляются в дело: когда дарования остаются без плода, тогда человек есть разслаблен. И для того Апостол о вдовице роскошно и распустно живущей говорит, что она жива умерла.2

Чтоб сие обстоятельнее нам понять, надобно изъяснить и самые те случаи, которые в душевное разслабление ввергают нас.

Вопервых кто не радит о снискании настоящаго просвещения, тот разслабляет силы своего разума и понятия. Бог даровал каждому человеку способность и силу к понятию и разсуждению, и сим то особливо даром различил Он нас от прочих животных безсловесных. Сия драгоценная способность есть семя посеянное в сердце нашем, которое чтоб возрасло и принесло плоды, надобно употребить тщание и труд. Но как вещей, кои мы познать можем, есть безчисленное множество; а к совершенному всего постижению наших ни сил, ни времени не достанет: Бог же к невозможному не обязывает: то надлежит избирать нужнейшее. А нужнейшее познание есть, знать Бога, закон его, правила честности, свойство добродетели и порока и их следствия, прямый путь к благополучию, и которое благополучие есть истинное, и которое только мнимое: а притом знать какуюлибо науку или художество, которое нужно к пропитанию, по различному каждаго чину и состоянию.

Естьлиб кто о познании всего сего не радел, не разслаблен ли он? Не связывает ли он душевныя свои силы, и божественное семя не остается ли в нем не только безплодно, но и растленно?

Да хотяб кто силы понятия своего и во всегдашнем держал упражнении, но в том, что не есть нужно и полезно: а знание необходимо нужное и спасительное оставлял бы; на пример: изыскивал бы сокровенныя тайны естества, но не изыскивал бы откровенныя тайны спасения; со изнурением упражнялся бы в чтении и писании страсть возбуждающих сочинений, а не прилежал бы душу свою устроить органом воспевающим хвалы Господни; старался бы все тела своего члены в пристойное приводить положение, и оными уметь двигать со учтивостию, а пренебрегал бы приводить дух свой, чтоб он на всякой повелительной добродетели глас был послушен и скор ко исполнению: то и тот был бы разслаблен. Ибо так поступать, есть превращать порядок, и божественное душевных сил напряжение ослаблять.

Но что еще, когда кто обращает свой разум не только не на полезное, но и на вредное и развратное? на пример, на сплетение клевет, хитростей, ябед, на изобретение, как другаго честь подорвав, нещастием его воспользоваться; как другаго лишив праведнаго имущества, свою корысть приумножить, и неповинною другаго кровию себя напитать: таковой прямо разслаблен есть: ибо он развращает путь Господень, и идет против намерения Создателева. От таковаго превратнаго сеяния не инаго чего ожидать, кроме терния и волчцов.

А хотяб кто ни к чему худому себя и не располагал, но на добром подвига пути остановлять себя попускает лености, не разслабляет ли он сам себя, и не сам ли связывает свои душевныя силы? Леность же питается и возрастает, когда кто себя пристрастил к неге, к гулянью, к пустым разговорам, к смехотворным зрелищам, к сладострастию, к играм, ко всегдашнему сну, или к праздной ветренности. Таковому уже труд, честной подвиг, прилежание к должности, и ревность к общему добру, невместны или неприятны, и зело отвратительны. Что сие? не разслабление ли?

А из сего в праздности препровождения времени раждается уныние, которое состоит в том, когда человек мысли свои и действие разсудка связывает скукою, задумчивостию и печалию. Что сие? не разслабление ли? От чего же сие случается? Разныя могут тому быть причины: но главная есть совести безпокойствие. Ибо сколькоб человек гуляньем и суетными увеселениями ни развлекал мыслей своих, но не льзя, чтоб между тем совесть не представляла, что напрасно теряется время, что имение истощается, а источник к приумножению леностию изсушен, что другие за труды, прилежание и заслуги награждаются, обогащаются, на вышшие степени возводятся, от всех людей любимы и почитаемы: а он от часу в большую приходит бедность, последнее теряет, и у всех находится в презрении и посмеянии. И так скука и уныние его отягощает, а связанныя крепкою лености привычкою узы разорвать не в силах, и вместо того, чтоб себя ободрить, в большее от времени приходит разслабление.

Но таковое унынием связанной души состояние есть мучительно: всегда же быть в мучении, опять не есть свойственно человеку. Почему ищет бедной каковаголибо от того когда не избавления, так хотя облегчения. Вот же тотчас и сречает его пьянственная отрада! Излишнее сего вреднаго напитка употребление приводит его в забвение своего нещастия, и не известно, какими наполняет голову веселостями: отведывает, и подлинно находит некоторое мыслям облегчение: радуется: часто начинает повторять сии погибельные приемы, и так снискивает привычку, и ввергает себя в пьянственную страсть.

И естьли мы с сожалением смотрим на разслабленнаго телом, то не паче ли оплакивать должны страстию пьянственною разслабленнаго? К чему он способен? Что действовать может? И тем беднее, что сам произвольно в сие нещастие себя ввергает: а по тому и сожаления не заслуживает. Разслаблен он и телом и духом, нещастлив и временно и вечно. Яко пияницыцарствия Божия не наследят.3

Все же разсуждение наше заключить мы должны тем, что разслабление душевное есть причиною и телеснаго разслабления, всяких немощей и болезней. И для того Христос разслабленному телом не сказал: исцеляешися ты от разслабления: но сказал: Отпущаются тебе греси твои.4

Все сие ведая, возлюбленнии! руце и колена разслабленныя да исправим, да возможем право ходити путем Господним.5 Да будут чресла наша препоясана трудом, и светильник нашего разсуждения да будет всегда горящ, а не угасающ.6 Твоя же, Боже! сила, да действует в немощах наших. Рцы и нам Человеколюбче: востаните: оставите болезненные одры ваши, и идите в домы своя. Аминь.

Сказывано в Москве, в церкве Адриана и Наталии, 1779 года.



Оглавление

Богослужения

19 апреля 2024 г. (6 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.