В неделю первую великаго поста

СЛОВО

В НЕДЕЛЮ ПЕРВУЮ
ВЕЛИКАГО ПОСТА.

Вступили мы в подвиг святаго поста, и тем начали дни празднований христианских. Но могут ли почесться днями праздничными дни постные, сие многим странно быти покажется. Когда надобно изнурять плоть сухоядением, когда услаждающая гортань пища воспрещена, когда вино, увеселяющее сердце человека, печатию воздержания запечатленно, когда всякия пиршества, увеселения и гуляния почитаются неприличными, когда зрелища ключем заповеди церковныя должны быть заключены: таковые дни могут ли почесться праздничными?

И зело достойны таковыми почитаемы быть, возлюбленнии! А чтоб мы в том уверенными остались не по одному обыкновению, но по силе доказательств и здраваго разсуждения, и истинны Божия, разсмотрим то настоящею беседою, дабы нам в прохождении подвига поста не только подкреплять себя приобретаемою пользою, но и чувствием удовольствия и увеселения.

Что дни постные не обычайно почитать днями праздничными, сие думаю происходит от того, что не так понимаем мы праздник, как должно. Погрешительное понятие праздник поставляет в таком времени, в которое одни чувства находят все желаемое удовольствие: то есть, когда стол отягощен разными избранными яствиями, когда всякое питие изливается до помрачения мыслей, и до забвения самих себя; когда видим и себя и других испещренных лучшими одеждами; когда везде открыты зрелища, и повсюду гремят лики и тимпаны: таковые дни обыкновенно почитаются праздничными.

Но истинна и слово Божие полагает совсем противное тому. Оно почитает праздником, когда совесть спокойна, когда мысль несмущенна, когда между склонностями телесными и склонностями душевными царствует сладчайшее согласие: оно почитает праздником, когда человек находит случай приобрести для себя какоелибо полезное наставление, доброй совет: когда находит случай другому какоелибо добро зделать, или прежнюю с кем вражду разрушить, или худую привычку переломить, или какойлибо порок исправить, или противу какого искушения взять благовременную осторожность, или ко утверждению себя в добродетели найти лучшую помощь. В сем поставляет праздник истинна и слово Божие. Да празднуем, говорит Апостол, не в квасе ветсе злобы и лукавства, но в безквасии чистоты и истинны.1 Вот видим, что где развратность приводит в смущение внутреннее благоустройство, Апостол не признает, чтоб могла там быть веселость празднования. А где обитает чистота и истинна, там по разсуждению его и праздник есть, в какоеб то время ни было. Сходно с сим мудрствует и святый Давид, когда говорит, что глас радости и веселия нигде инде, как только в селениях праведных.2

Не подумайте, чтоб сие токмо было одно тонких мыслей мудрствование: никак. Самый опыт нам всегда то пред очи представляет. Пусть почтется праздником то время, когда яствиями стол наполнен, и питие проливается со изобилием. Но надобно, чтоб праздник растворен был веселием. Да может ли чувствовать какое увеселение человек, когда мысль его помраченна невоздержанием, когда голова, обиталище премудрости, кружится, и от болезненнаго мучения раздирается; когда очи вредною влагою напоенныя принадлежащих вещей разобрать не могут; когда чрево без разбору отягощенное, различныя болезни причиняет и ослабляет душевныя силы.

Да пусть, что в сем надлежащая умеренность будет соблюдена, ежели только она соблюдена быть может: но не редко случается, что на сие издерживается в один час то, что или многими днями приобретено, или стоило то другим многаго поту, а иногда и разорения. То же надобно сказать и о излишних одежд уборах, и о суетных зрелищах, и о играх расточительных.

Положим, что на некоторое кратчайшее время всем тем чувства наши услаждаются, и развлекаются наши мысли, которыя мы сами разными заботами отягощаем. Положим так: но не должно ли наше увеселение тотчас превратиться в скучное уныние, когда после вообразим о напрасно издержанном имении, о напрасно потерянном времени? Не должны ли покрыться стыдом и срамотою, когда подумаем, что при таких празднственных расточениях дети остаются без воспитания, скупясь или не имея, что заплатить учителю; когда между тем служащии нам пребывают или без пищи, или без нужнаго одеяния, когда дом наш разстроивается, когда церкви, общие наши молитвенные домы, не имеют нужнаго к приношению в жертву, и служители ея с бедностию борятся; когда стада нищих от болезней и от глада истаевают? Можно ли все сие вообразив, ежели в ком есть чувствительная совесть, не притти в смущение, и не превратить все прежде бывшее торжество в сетование? а время, сия драгоценная общаго всех вещей течения частица, а время пропадает невозвратно: время, в которое сколькоб мы приобресть себе могли потребнаго к благополучию и душевному и телесному.

Уже не говорю о том, что при таковых же мнимых празднованиях страх действует с неограниченною властию. Тут обыкновенно пагубный открывается источник к ссорам, к сквернословиям, к раздорам, к обманам, к посмеяниям и клеветам, к любодейству, и ко всяким безместным развратностям. Так сии то праздники! так сии то торжества! так сии то дни увеселительные! О! естьлиб они кем такими и были почитаемы, но мы не токмо к таковому заблуждению приставать, но паче и о других сожалеть должны.

Вот видим во Евангелии таковых празднований страшный пример! Ирод для дня своего рождения богатый устроил пир. Посмотрим на сей пир любопытным оком: мы должны надеяться, что при таковом почтенных и благородных особ собрании увидим наблюдаемую во всем благопристойность, искреннее друг со другом обхождение, стол не столь отягощенный яствиями и напитками, сколько приправленный доброхотством хозяина, и гостей благочинием; услышим тут разумные, но дружеские разговоры, которые сладостнее всякаго яствия и пития; услышим беседу, где молодые люди не меньше, как во училище, наставление получить могут. Но видим, и слышим совсем противное тому! Безстыдная плясавица выводится пред очи вином упоенных людей, и жар невоздержания воспаляется огнем страсти любодейныя. Но сего мало. Еще притом текут струи святейшия крове Праведника. Когда Иоанн честнейший между всеми на земли людьми, по ревности святой покусился невоздержников исправить, и отвести от заблуждения, глас Божественнаго проповедника мечем пресечен, и самая неповинная его кровь не сильна была утушить огнь страсти безместныя. Вот печальнейшее следствие почитаемых нами празднований!

Сравним теперь таковыя ликования со днями воздержания и поста, какое найдем между ими различие? Там помрачение мыслей: здесь светлость разума. Там смущение духа: здесь спокойствие совести. Там своевольство страсти: здесь владычество добродетели. Там случай к поползновению: здесь наука Философии. Там расточение имения: здесь благоразумное снисканнаго трудом имения употребление. Там разстройство и разврат: здесь порядок и благочиние. Самих вас теперь во свидетели призываю: не признаете ли вы, что больше человек спокоен и радостен совестию во дни пощения и трезвости, нежели во дни ликований мирских и невоздержания?

Но и сама, де, церковь обыкновенно те дни почитает великими праздниками, которые тотчас по днех поста наступают; как на пример: день святыя Пасхи, день Рождества Христова, и прочие. Как! так не уже ли и сии священные дни церковь почитая праздниками, дает разрешение к невоздержанию и ко угождению страстей? Никак. Благоразумно святый Златоуст, провозглашая слово в день Пасхи, говорит: прошло время поста: но не прошло время воздержания. Никак: сии-то дни наипаче не иным образом освятить мы можем, как благонравием и христианскою святынею.

Зная сие, благословенные Христиане! да не скучаем временем поста. Но что говорю, да не скучаем: паче же да радуемся духом, и оное да держим во обьятиях души нашея. От нас зависит, чтоб время было праздника и веселия: да от нас же зависит переменит оное в уныние и сетование. Истинною Евангелия управляемый Христианин обратит сие наставление в пользу свою. Иже есть от Бога, послушает нас: а иже несть от Бога, не послушает нас.3 Аминь.

Сказывано в Москве, в Успенском соборе, 1779 года.



Оглавление

Богослужения

19 апреля 2024 г. (6 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.