В неделю осмуюнадесять

СЛОВО

В НЕДЕЛЮ ОСМУЮНАДЕСЯТЬ.

Чтоб в сей час отверсти нам уста свои на проповедание Божия слова: ныне чтеное Евангелие представляет к тому пример самый побудительный как для учителей, чтоб сей труд почитали для себя приличным, так и для учеников, чтоб сие упражнение почитали приятнейшим и спасительным.

Пойдем мы и станем мысленно на озере Геннисаретстем: что там видим? Видим небеснаго Посланника проповедующаго слово жизни. Народ столь был усерден к слушанию, что стеснял его на брегу стоящаго.

О стеснение приятное! принужден Проповедник небесный взойти в едино судно рыбу ловящих, и приказал еще и отступить несколько от берега. Видно, приметил он, что и в воду за ним теснился народ: И сед учаше из корабля народы.1

И так рыболовное то судно вдруг стало проповедническою кафедрою: стало священным амвоном: не место бо человека, но человек место украшает. Но могу сказать, что стало и Божественным жертвенником: ибо естьли, по Павлову разсуждению, проповедовать есть священнодействовать слово истинны:2 то место, где первый истинный проповедник священнодействовал слово Божие, могло назваться и жертвенником.

Какое то было приятное и восхитительное зрелище! видеть с одной стороны Проповедника во всех градах, во всякой веси, да и на воде при бреге, в судне рыболовном, простирающаго руку и провозглашающаго глаголы жизни: с другой народ столь усердный и прилежный к слушанию, что везде за Учителем своим следовал. Он отшел в пусто место, и народи искаху Его и удерживаху Его, дабы не отшел от них. Он сказав, что подобает Ему и другим градам благовествовати, отшел от них: они идут в след Его. Он к озеру: они за ним. Он в судно, они в воду. Он стал учить из корабля: они иные на берегу, иные стоя в воде, с жаждою принимали, или, так сказать, пожирали его слова. Оставили домы, работы, промыслы, житейския нужды, и всему тому предпочли науку спасения.

Где мы ныне сыщем тому примеры? а елика писана быша, в наше наставление преднаписашася.3 Где мы сыщем учителей, которые, не говорю, ходили бы по домам, по пустыням, по отдаленным местам, чтоб зделать некоторое наставление: но хотяб во храмах Божиих, на сем месте, на котороеб кажется без того и входить не надлежало: ибо оно на то уставлено? Но где же найдем и таких слушателей? не говорю, также, чтоб они ходили по пустым и отдаленным местам: но хотяб не отлучаясь от домов, и не оставляя работ, разве на несколько часов, да и то тогда, когдаб и без того не работали, ходили в церковь, и слушалиб со вниманием слово Божие чтомое, или толкуемое? Где сыщем мы такие примеры?

Освятим мы час сей, чтоб нам хотя малейшую тень показать, что мы подражаем и главе нашей и народу тому.

Да не скажет кто: что хорошо, де, тогда Христос учил: а ныне кто? Иисус Христос вчера и днесь, той же и во веки.4 Он и ныне чрез Евангелие учит вас, и всегда на сем месте, яко из корабля, проповедует вам.

Но известна причина нерадения: не все еще точно понимают, какая есть польза от учения слова Божия: а по тому и охоты нет; ибо обыкновенно кто чего не знает, того и не желает.

Великость пользы сея означает нынешнее же Евангелие. Поступи во глубину, сказал Господь ученикам, и вверзите мрежи ваша в ловитву; и яша множество рыб много.5

И мы отправляя сию духовную ловитву, неотменно приобрящем великую пользу, только ввержем мрежи наша; мрежи внимания, усердия и охоты.

Первая польза, что мы узнаем самих себя. Многим покажется сие странным, но самым делом многие себя не узнают. Иные думают, что они родились только есть и пить; и по тому прямо не понимают себя: ибо свойство сие есть не человека, но животнаго безсловеснаго. Иные думают, что они должны стараться только, как им в свете жить благополучно. Да когдаб благополучно! но какое они благополучие разумеют? чтоб без конца искать прибытков, чтоб без меры собирать, и без употребления хранить богатство: чтоб без нужды строить здания, одежды, разумножать земли и прочая. Такие люди не понимают себя: они только понимают тело и чувства: а не понимают души, удовольствия разума, спокойствия духа: а по тому не понимают ни себя, ни благополучия своего. Иные думают о себе, что они суть некоторые божки: пред ними все падать, и все ползать должно. И по тому они только думают, чтоб возвышаться, блистать титлами, прахом своея колесницы всех пылить, чтоб все по их желанию говорилось и делалось. Такие понимают ли себя? Никак. Они не суть человеки, но суть уроды в человечестве. Иные же ни о чем не думают, а живут в некотором роде разслабления. Встав поутру, мыслей своих не простирают далее, как до вечера, а от вечера до утра. Такие понимают ли себя? Они суть между живыми аки мертвые.

Откуду же мы можем научиться истинному о самих себе понятию? Из той священной книги, которую начертал Бог перстом своим.

Она открывает нам настоящий образ наш и подобие. Она не запрещает нам стараться о пропитании: но прежде велит стараться о просвещении мыслей и непорочности нравов. Она не запрещает нам искать справедливых прибытков: но предписывает пределы, чтоб попечения наши были не безконечны. Она не воспрещает нам стараться о чести: но определяет, как оную сыскивать, и на что употреблять? Она не воспрещает нам покой, но какой? которой человек по трудах своих имеет, состоящий во удовольствии самим собою, что он ни себе, ни другим не безполезен.

Естьли кто по правилу сему себя располагает: тот понимает себя; есть прямой человек, созданный по образу Божию и по подобию.

А отселе выходит другая польза, то есть, что человек научается от сюду, как ему править должность, какая на него возложена? Ибо не управляя себя правилом закона Божия, все будет стропотно и развращенно. В труде будет леность, в присмотре неверность, в прибытке скупость и сребролюбие, во власти гордость, в подчинении роптание, в суде неправда, и тому подобная.

Но не оставим мы сказать и о сем.

Люди бывают щастливы или нещастливы. Щастие надымает и приводит в разслабление: нещастие оскорбляет и приводит в уныние и отчаяние: следствия и те и другия бедственны.

К предупреждению сих опасностей единственно слово Божие надлежащия подает нам средства. В щастии напоминает, что Бог гордым противится, смиренным же дает благодать.6 Представляет примеры падших с высоты: а притом изъясняя, в чем состоит настоящая высота человеческая, содержит его в границах справедливости. В нещастии же утешает примерами пострадавших и обрадованных: учит, что Бог нас чрез то к лучшему ведет, аще претерпим: представляет нам Бога отцем наказующим, но и милующим.

Почему естьлиб кто не имел охоты к науке сей: тот или уже вознесся выше смертных, чему быть не возможно; или не понимает пользы своей, а по тому и самого себя, и есть бедное животное в лице человеческом имени человеческаго недостойное.

Мы поняв сии пользы, не можем уже не быть воспаленны к сему святому упражнению. Да не опускаем из рук своих сие сокровище: да не безчестим в себе естества человеческаго. Естьли же бы кто и знал пользу слова Божия, но к томуб радения не прилагал: тот пусть знает, что итти противу познанной истинны, есть противиться Духу Святому. Аминь.

Сказывано в Москве, в церкви Адриана и Наталии, что в Мещанской, 1777 года, Октября 8 дня.



Оглавление

Богослужения

19 апреля 2024 г. (6 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.