В день рождения Его Императорскаго Высочества

СЛОВО

В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ
ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЫСОЧЕСТВА.

Оный день, в который произшел на свет Дражайший Всероссийский Наследник, с коликою радостию торжествовала Россия, ведают все, кои в том щастливое имели участие. Да не говорю о торжествах токмо внешних и веселостях народных: говорю о том радостном духа расположении, какое тогда в себе чувствовали все вернии Российстии сынове. Но радость оная, Богу лучшее что о нас предзревшу,1 доселе не токмо продолжается, но паче и паче умножается. Тогда праздновано было вожделенное Дражайшей Особы бытие; ныне щастливое бытия того продолжение. Тогда процвел райский цвет: ныне и сладчайшие уже вкушаем плоды. Тогда, примечая знаки благия надежды, сиявшия в благоустроенном тела составе, говорили, что Отроча сие будет? и слагали глаголы щастливаго предзнаменования в сердце своем: ныне Отрок Господень возрасте, и укрепися духом, и благодать Божия опочивает на нем.

Какое убо днесь, и каким образом составим мы торжество? вместо орудий мусикийских, вместо органов и кимвалов да возгласит нам слово Божие: Глас бо Господень в силе, глас Господень в великолепии.2 Виновник нынешняго торжества нашего по благости Божией достиг той лет зрелости, в которыя мысль обогащенная просвещением и знанием, изобильные начинает произносить плоды. И по тому благопристойно взять нам в разсуждение, какия правила наблюдать надобно, когда приступаем мы, умозрительное свое просвещение в самое производить дело, и открывать плоды своего знания.

Известно, что, сколькоб мысль чья ни была просвещенна, но когда приступает он к самому делу: новыя встречаются затруднения, коих и самое просвещение предвидеть иногда не может, или и совсем иное выходит делом, нежели как расположено было мыслию. Чтоб избежать сих затруднений и опасностей, некоторыя надобно сохранить общия, но нужныя правила.

Приступая к делу, вопервых потребно иметь просвещение: под именем же просвещения в сем месте разумеется общее, справедливое понятие о тех вещах, которыя в дело входят. Чтоб на пример справедливое о гражданине положить определение, надобно прежде точное вообще о человеке и о союзе общества иметь понятие. Чтоб о каком-либо имянно преступлении не погрешительное зделать положение, надобно прежде явственно знать, в чем состоит существо всех человеческих страстей. Чтоб безобманчиво узнать всякому свою должность, необходимость требует, наперед знать общия человеческия должности, в разсуждении обязательств к Богу, к себе и к ближнему. По сему и о прочем всем учит здравая Философия. Ибо подлинно можно ли о чьей либо разсуждать добродетели, не знав, что есть добродетель? Можно ли справедливое определить наказание, не знав, почему вообще наказания нужны, и к чему они должны быть наклоняемы?

А из сего само собою выходит, сколь полезны и нужны суть знания и науки. Ибо посредством их до сего достигаем просвещения. Сие есть торжество наук. В сем то случае просвещенный науками пред непросвещенным берет преимущество, и к разсуждению о какой либо вещи находится способнейшим. Ибо он положение свое выводит не из случайных обстоятельств, но из существа вещи: разсуждает не на удачу, но имея твердое основание; не по обыкновению, но по резону; не по примеру смотря на других, но по внутреннему о истинне уверению. Первый идет свободно и путем ему известным: другой идет путем, по которому все ходить привыкли: следовательно может по щастию природы благополучно итти, но во всегдашней боязни, чтоб как не заблудить.

Но при всех таковых просвещеннаго человека выгодах тотчас увидим, что оне, будучи нужны, но одни не довольны, чтоб дело производить с благополучным успехом. Для сего второе правило наблюдать нужно, которое требует, чтоб прилежное и частое в деле иметь упражнение, или практику.

Как не льзя не погрешить при производстве какого-либо дела, не имея общаго о том деле понятия: так не меньше опасности подвержено, о какой либо вещи положительно утверждать, не разсмотрев той связи, в которую она входит. Весьмаб ошибся тот, который бы думал комунибудь зделать одежду, по одному общему о одежде понятию. Или бы захотел кто назначать кому питание, по одному понятию о человеке и пище общему. Нет! входя в самое дело, надлежит разсмотреть обстоятельства времени, места, обыкновения, склонностей, необходимых человеческих предразсуждений, слабости и немощи, намерения, следствий, и прочих обстоятельств безчисленных. Все сие разсмотрев, откроется иной свет: что в мысленном воображении казалось быть не только возможным, но и приличным и полезным; то в самом деле окажется не токмо не приличным и вредным, но и невозможным. Казалось, что мысль соорудила прекраснейшее здание: но сие здание часто рушится, когда поставляется в настоящем вещей союзе.

Таковому нашему разсуждению ясные находим примеры и свидетельства в священном писании.

Апостол Павел разсуждает, что, по общему понятию просвещенных, идол есть ничто в мире:3 следовательно, которые, де, ели мяса, в жертву идолам принесенныя, ничего больше не делали, как ели общую пищу. Но как приметил Апостол, что некоторые немощные тем идоложертвенных мяс ядением соблажняются: переменил свое положение, и учил, что, понеже таковых мяс употреблением другие соблажняются; то почел он его для всех возбраненным. Тот же Апостол наказал одного Коринфянина за некоторое важное преступление исключением из числа Христиан.4 Но как после усмотрел, что оный нещастливый тягостию наказания наклоняется к отчаянию: отменил свое определение, и писал к церкви Коринфской, чтоб оказала к нему свое снисхождение, да не многою, де, печалию пожерт будеттаковый.5 Что же сей премудрый церкве учитель оказывал самым делом; тому и точное положил для всех правило, или догмат: Вся ми, говорит он, леть суть, но не вся на пользу.6 То есть, все, что не возбранено истинным просвещением, есть мне дозволительно: но не вся на пользу.

Правило златое для всех тех, кои соединены между собою общежительством. Сему, думаю, сообразуясь мудрые законодатели, утверждают тот закон быть наилучшим, который, утверждая на истинном просвещении, законодатель, не позабыл при том взять во уважение и свойство того народа, для котораго дается закон. Ежелиб и всяк гражданин всегда сему следовал: был бы в словах осторожнее и благоразумнее в делах. Предначинал ли бы что он говорить, или делать, хотяб то было и резонно: но приметив, что других его ближних и сограждан то безпокоит и вредит; благовременно и свято от своего начинания воздержался бы. Разум, слушатели, кичит, но любы созидает,7 глаголет Дух Святый. Разум кичит. Ежели мысль наполнена знанием, но нет честности души наблюдающей осторожно пользу других: то знания таковаго плод есть одна пышность и пренебрежение других со вредом ближняго и собственным. А благоразумная и честная душа умеет снизходить, и тем врачевать немощи других: разум кичит, а любы созидает.

В разсуждении сего, часто непросвещенный науками берет преимущество пред просвещенным; непросвещенный, говорю, науками, но союз общества самым делом знающий, и честностию украшенный, пред просвещенным, котораго мысль простыми токмо наполнена понятиями, а в знаний союза общественнаго есть гость, и котораго ведение искусством не утверждено. Надежнее есть дело, нежели слово: вредно просвещение, когда им благоразумие и честность не руководствует: полезнее средственное знание искусством утвержденное, нежели одна мысль высокопарная.

Сим-то средством наши предки себя управляли, и тем не посрамили должностей своих, и прославили имя свое. И для того все имеющие благоразумие, долговременным искусством утвержденное, должны впрочем просвещенным, но младым людям напоминать, чтоб они не дерзали о чем-либо утвердительно разсуждать, по одним токмо мысленным понятиям, доколе из самаго искусства и дела, должно ли то опровергаемо, или утверждаемо быть, не научатся.

Ты разумно разсуждаешь: твоя мысль ученая остра и тонка: другие подобные тебе удивляются твоему остроумию: почитают тебя питомцом и любимцом мудрости, а умствования твои достойными, чтоб им быть узаконениями общими. Но постой, удержи на время жар своего стремления. Не все то, что блещет, злато есть. Посмотри, может ли твое умствование быть исполнено? есть ли ему место в том союзе, в котором оно делом должно быть произведено? выходят ли из того благополучныя для всех следствия? Но часто с сожалением усматриваем, что оное просвещение вдруг перестает быть таким, и тогда только благополучие общества им не нарушается, когда к произведению его в дело подоспеют благовременныя препятствия. Так подлинно надобно начертать на уме и на сердце вышепомянутыя Апостольския слова: Разум кичит, но любы созидает. Вся ми леть суть, но не вся на пользу.8 А к сему присоединим и оное тогож Апостола увещание: Блюдитеся, да не кто прельстит вас Философиею:9 не для того, акиб философия сама чрез себя не была наукою просвещения: никак! Но здесь под именем философии разумеется мыслей высокопарность, к настоящему вещей течению и порядку принаравливать себя не умеющая.

И по тому вышесказанныя правила всегда памятовать надлежит всякому: особливо же тому, который в обществе проходит какую-либо не беззнатную должность. Естьли мысль коего просвещенна, но так, что он просвещение свое не располагает по одним общим умствованиям, но щастливо оныя умеет прилагать к настоящему дел течению: тот есть благоразумный и полезный общества член, и сын церкве Духом Святым управляемый.

Сему разсуждению подал нам случай Дражайший Виновник настоящаго торжества нашего, Благоверный Государь, Всероссийский Наследник: мысль Его обогащенна просвещением: но открыт Ему и союз общества, к правлению котораго вечная судьба Его предуставила. Сердце Его исполнено человеколюбием: и по тому прямо расположено к награждению добродетели, и к приведению порока в стыд и исправление, в чем состоит порядок общежительства. Те правила, на основании коих благоразумие и искренность соединяются, суть для Него правила первыя: а чтоб они были незыблемы, утверждает то благочестием, которое для Него есть сладчайшим упражнением. Все дела Его сим благословенным протекают путем, и тем несумнительную блаженства нашего надежду утверждают.

С какими убо жертвами благодарения в день сей должна предстать Россия пред олтарь Господень! в день, в который таковый дар нам с небес низпослан.

Ты же, Боже! управляяй вся неиспытанными, но благими судьбами, блюди под покровом Твоим святым сию Дражайшую для нас Особу, и с Любезнейшею Его Супругою, и тем увеселяй дух Августейшия Их и отечества Матери, и наше на тя упование непостыдно сотвори. Аминь.

Сказывано в Москве в Успенском соборе Сентября 20 дня, 1777 года.



Оглавление

Богослужения

21 апреля 2024 г. (8 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.