В неделю четвертую великаго поста

СЛОВО

В НЕДЕЛЮ ЧЕТВЕРТУЮ ВЕЛИКАГО ПОСТА.

Каким уже искушениям не подвержен бедный человек! и с какою осторожностию нам жизнь свою препровождать надобно! В нынешнем Евангелии поминается некоторой человек, который обладаем и мучим был каким то духом немым и глухим. Он мучил сего нещастнаго до того, что уста его покрывалися пеною, знаком тяжчайшаго страдания; разбивал его тело о всякий твердый камень, да и самым камнем делал, приводя его в оцепенение. По следствиям столь мучительным надобно разсуждать о лютости припадка.

Да когдаб сия болезнь была только телесная, тоб не столь заслуживала внимание наше. Ибо таковой случай не до всех, но до некоторых мог бы относиться. Но может ли быть таковое в теле страдание, чтоб вкупе и самая душа в жалком не была состоянии, особливо, что дух глухий и немый не телесной токмо означает припадок, но и душевное велит нам разуметь разстройство? А по тому до всех нас надлежит прилежно в самих себя взойти, нет ли и в нас чего подобнаго, или по крайней мере заблаговременно потребныя противу того взять предосторожности.

Мы не поленимся изследовать, какое есть действие духа немаго и глухаго. А притом не оставим сделать примечание, 1 е, что в Евангелии поминаемый нещастливый человек в сем лютом припадке был издетска. 2 е, что оный нечистый дух, и по глаголу Господню, не мог из него выйти, разве много пружався,1 то есть, с великим нехотением и затруднением.

Немый говорить, а глухий слышать не может. И по тому действие духа немаго и глухаго должно состоять в том, чтоб язык связать не говорить истинны, или его только зделать свободным на одну ложь: а уши заградить на слышание полезных советов и наставлений, а отворить их на принятие токмо смут, клевет и соблазнительных басен. Так как же душа что нибудь доброе в себя принять может, когда в ней благороднейшие органы, яко нужнейшия двери, заключены?

Сим болезненным души припадком вопервых страждут те пастыри, которые приняв на себя звание учительства, не показывают пастве своей пути истинны, слова Божия им не проповедуют, и взяв ключи разумения, ни сами в царствие Божие не входят, ни других не вводят. О горе мне, аще не благовествую!2 горе! ибо кровь погибающих овец от таковых пастырей грозит взыскать Господь Вседержитель. Естьли же дать отчет пред Богом в собственных делах своих, есть дело великаго внимания и страха: то какое истязание понести должны, от которых и в грехах других ответа востребует судяй праведно. Сия немота есть действие немаго духа, тем опаснее, что она и самому таковому и другим причиняет нещастие.

Но теми обладает дух глухий, которые леностны и нерадивы о слушании слова Божия. Бегают по торжищам, щитают прибытки, разсматривают, что в сей недели пришло, что в следующую достать можно, и каким образом: обходят все домы, ласкательствуют, подло унижаются, ища защиты, предстательства, покровительства в непостоянстве человеческом. Но день праздничный, день воскресный назначен для служения Господу твоему. Да уже и знак дается итти в дом Господень, и вкупе с братиею твоею предстать тебе пред лице общаго Владыки. Ибо и пропитание наше и защита и покровительство состоит в его единой всесильной руке.

Но вот злый дух глухий одесную предстоит: внимать сему запрещает. Обедня, де, не уйдет: проповедей мы довольно слыхали: а прибыль нынешний день опустив, в другой сыскать случая не возъимеем. Естьли такому-то в сей час не отдать почтения; в другой не будет принято, или его лишимся милости. И так под сими яко извинительными видами церковь Божия лишается чад своих в своих торжествах; погасает жертвенное курение; сладчайшие хвал Божиих гласы умолкают. Бог с высоты небесныя возглашает: Аще аз есмь Господь, то где раби мои? аще аз есмь Отец, то где дети мои?3 Но сей глас они не разумеют: для чего? для того, что дух глухий заградил ушеса, и не возмогут слышати. Как! не возмогут слышати? слышат: но сладкосоставныя басни, охуждения тех людей, которых не любят, клеветы соплетаемыя на тех, которых привести в нещастие, или прибыль или тщеславие их заставляет: но таковое слышание есть та же глухота и действие того же глухаго духа: и полезнееб было, когдаб в таких случаях ушеса их глухотою были затворенны.

Но в тех действует дух немый, которые к святой исповеди с не охотою приходят, или и совсем оной удаляются. Рана всегда остается опасною, ежели ее или врачу не открыть, или лечение ея запустить. И в самых житейских наших делах многоб мы погрешили, ежелиб ни в чем ни от кого не принимали ни советов ни наставлений: а толькоб поступали по одним мыслям своим. То кольми паче во управлении души нашея потребен совет и наставление. Исповедь уставлена, чтоб мы открыли совесть свою духовнику, или паче Сердцеведцу Богу. Открыв докажем, что мы во грехе не ожесточены: есть в нас надежда исправления: ибо ищем врачевства: открыв получим совет, каким образом впредь нам от того предостерегаться надлежит: открыв, примем наставление, показывающее нам права и действия суда Божия: открыв, удостоимся милосердаго разрешения от того, иже един имать власть на земли оставляти грехи.4 А чрез сие успокоим дух свой страстьми и боязнию наказания томимый.

Дух немый сему завидует. Человека, к сему благодатию призываемаго, останавливает иногда при самом пороге церковном. Чем? стыдом. Но стыд должен препятствовать делать худо, а не признаваться в худом. Стыдом. Но таковой стыд наиболее и должен нас приводить к исповеди: ибо когда стыдно исповедать грех; то сей стыд может воздержать от постыднаго дела. Так пусть дух немый онемеет: а я исповем на мя беззакония моя Господеви, и той оставит нечестие сердца моего.5

Но хитростныя действия духа сего суть многообразныя: иных он связывает язык, чтоб не говорили правды. Ибо, по Евангелию, он есть отец лжи.6 Прельщает различными образы: говорить, де, правду, потерять дружбу: говорить правду, потерять прибыль: говорить правду, других поднять на себя ненависть: говорить правду, надобно иногда самаго себя обвинить. Ну! так пусть же сердце твое с устами будет не сходно: береги дружбу: храни прибыль: скрывай винность свою: в сем будет наилучшая духу немому удача. Но какое твое, нещастливый! в том приобретение? Истинна есть во устах Божиих: ты ли ею гнушаешися? правда престолы утверждает: ты ли сумнишися ею утвердить щастие свое? Прямое и открытое сердце есть жилище Духа Святаго: почто из онаго лжею его выгоняеши? Да исполнятся уста наши хваления Господня,7 выну хвала его да пребудет во устех наших.8 Ежели и немым нам быть: то полезнее немотою связать язык свой на клеветы, на охуждения, на срамословия, на хулы. Таковая немота духу немому есть противна: а Святому Духу есть приятна и радостна. Да и, помнится, мы в крещении отрицалися от духа лжи, когда облекалися в новую ризу святыни и истинны.

Но дух глухий в тех действует, которые не слушают, или не хотят слушать правды. Такие суть неправедные судии. Дружба, похлебство, мзда суть те орудия, коими дух глухий их ушеса заграждает. И потому вопль неповинных людей, жалоба обиженных, иск раззоренных таким людям бывают нечувствительны. Да что я говорю, вопли и жалобы неповинных? ниже самыя угрожения верховнаго Судии Бога, который устами Евангелия своего непрестанно вопиет: Доколе судите неправду?9 и суд без милости не сотворшему милости.10 Но все сие остается без действия: ибо дух глухий ими обладает.

Теперь мы узнали, возлюбленнии слушатели! какое-то действие есть духа глухаго и немаго. Не оставим напоследок заметить, что дух сей, когда глаголом всесильным был выгоняем из человека, ныне во Евангелии упоминаемаго, то не мог выйти, разве много пружався,11 то есть, с великим нехотением и затруднением. А для чего? для того, что он в нем был издетска. А сие значит, что всякий порок, естьли в ком долговременною привычкою утвердится; труден становится ко излечению: а труден по тому, что человек к нему привыкший щитает уже его за дело свое обыкновенное, без котораго как будто и пробыть не льзя. А потому уже и мыслию не смущается, и совестию не безпокоится. Следовательно отстать от него и не подумает. Изволь же ко излечению таковаго вдруг приступить: О сколь много надобно труда и подвига, чтоб только привести его в чувствие себя!

И потому зело да страшимся, братие, чтоб нас худая привычка не одолела. Погрешить есть человеческое, но в погрешении не раскаяваться, есть диавольское. Пусть бы приступил дух немый и глухий со всеми своими хитростьми: но когда еще порок кажется нам пороком; много не успеет, или падших нас благодать Божия паки возставит. А паче да вооружимся противу того постом и молитвою: ибо сей дух лукавый ничим же изгонится, токмо молитвою и постом,12 по глаголу Господню. Аминь.

Сказывано в Москве в Чудове монастыре 1777 года, Марта 26 дня.



Оглавление

Богослужения

9 мая 2021 г. (26 апреля ст. ст.)

Сщмч. Василия, еп. Амасийского (ок. 322). Свт. Стефана, еп. Великопермского (1396). Прав. Глафиры девы (322). Прп. Иоанникия Девиченского (XIII) (Серб.). Сщмч. Иоанна Панкова пресвитера и сыновей его мчч. Николая и Петра (1918).
16:45  Вечернее богослужение
(9-й час, вечерня и утреня с 1-м часом)
Успенский собор
17:00  Акафист Воскресшему Спасителю
Сергиевский Трапезный храм

Частые вопросы

Интересные факты

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.