СЛОВО на Рождество Христово

СЛОВО

НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

       

Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение.

       ………………………………………………………………………….Лук. гл. 2, ст. 14.

       Сию песнь воспели Ангелы, когда на земли явился Бог во плоти нашей. Сия песнь восхитила пастырей и удивлением и радостию. Сия песнь огласила вселенную, и оную воздвигла к размышлению о сем чудеси, а верующих к торжеству несказанному.

       По падении перваго человека, когда явился также Бог в раю в виде человеческом, человек убоялся. Бог даже приглашал его, Адаме! где еси? (Быт. гл. 3, ст. 9). Но трепеща Адам скрывался и страшился видеть Бога, его грехом раздраженнаго. Но нынешнюю Ангельскую песнь ежелиб услышал Адам, возрадовался бы и возыграл, и восторжествовал. Ибо Ангелы проповедовали, яко явился не Бог отмщений, но Бог милосердия; не судия, но отец; не наказывать за грех, но разрешить грех и помиловать грешника. Проповедовали не гнев, но мир на земли; не в человецех осуждение, но в человецех благоволение. О песнь, человеку грешнику превожделенная и прерадостная!

       Святые Ангелы возвеселили вы пением сердца простосердечных пастырей. Дозвольте, чтоб и я недостойный пастырь воспел сию песнь посреди Церкви в слух верующих явлению Божию во плоти. Вы же, Христоименитые слушатели! сию песнь примите с таким же восторгом радости, с каким оную приняли от Ангелов пастыри. И ведаю я, что сущие Христовы, чувствуют радость сию в сокровенности души своей, и не требуют дальняго Ангельския песни объяснения. Но понеже некоторые суть младенцы о Христе, еще твердой пищи не причастны, а млеком питаются; то не безполезно будет для таковых несколько объяснить оной Ангельской песни силу.

       Ангелы в краткой песни своей возгласили три важные догматы. Во первых, слава Богу: во вторых, на земли мир: в третьих, в человецех благоволение. Однако слава Богу, хотя возглашена во первых: но она есть всего заключением, она не посредственно последовала после дарования мира земли, и оказаннаго человекам благоволения. Ибо, чтоб даровать мир земле, и явить человекам благоволение, намерение Божие и конец были, дабы открыть славу свою, и потому воспета прежде всего слава Богу. Ибо конец всякаго дела хотя есть последний во исполнении, но первый в намерении. И так приступим мы прежде к дарованному земле миру.

       Мир есть многообразен: всякое согласие и любовь между человеками происходит от мира. Мир между отцом и чадами: мир между мужем и женою: мир между соседами: мир между гражданами: мир между градами: мир между государствами. И хотя мир таковый между человеками есть сокровище дражайшее, источник благоденствия, и устрояет земное блаженство, как особенно каждаго, так и всего общества, и малаго и великаго: но не таковый мир возглашают Ангелы. Тот есть мир человеческий: а Ангелов мир есть мир Божий. Тот мир есть человеков с человеками: а сей мир есть мир человека с Богом. Тот мир устрояет блаженство земное: а сей возводит к блаженству небесному. Мир Ангелами проповедуемый, есть разрешение совести повинныя, есть успокоение законопреступныя души, от гнева Божия трепещущия: есть враждебнаго Богу человека с Богом примирение: есть вместо чуждаго, присвоение, или принятие его в свои домашние: есть его усыновление, то есть, вместо чада гнева, принятие его в чадо любви отеческия, во веки неразрушимыя: есть преискреннее человека с Богом соединение, или, яко обожение. Ах! что может быть выше сего блага, сего сокровища неизмеримаго и неоцененнаго? что вожделеннее? что радостнее?

       Почему, когда Ангелы возвестили мир земле, кажется мне, что они тогда, хотя не словами, но точною силою смысла их, так возглашали: слушай вся земля, вонми вся поднебесная, внуши весь человеческий род. Благовествуем всем вам мир. Вы были враги Богу: своими без числа преступлениями, своими скверными беззакониями, своими наглыми пороками, своими умышленными злодеяниями раздражили Бога, воспламенили гнев Его, учинили себя извергами, достойными Его отвержения на веки, и осуждения на безконечныя казни, и сожития с нечистыми духами, с коими вы своим нечистым житием давно содружилися. Что сего состояния ужаснее и нестерпимее? Но ныне, ныне се благовествуем вам мир, и сами сорадуясь вашему счастию, оный радостно воспеваем. Ныне разделяющая вас от Бога градежа разрушилась: ныне се небеса отверсты, и пламенное оружие, двери райския стрегущее, далеко бежит: ныне рукописание, которое вы дали, отдавая себя в плен диаволу, раздирается: ныне с вами Бог примиряется. Воззрите на лице Его; се уже оно к вам сияет отеческою любовию; се Он Сам бежит к вам на сретение, и подъемлет руки на объятие вас; се износит перстень обручения на руки ваши, в знамение, что Он вас возлюбил, не только, яко отец сына, но яко жених невесту. Се Сам Он торжествует о счастии вашем; се готовит славный пир, и понеже хотел ознаменовать, сколько любит вас, то не изобрел лучшей для вас пищи, как вас угощать, даже телом Своим, напоевать даже кровию Своею. Таковое состояние не естьли мир, мир незаслуженный, мир пречудный, мир безценный, когда толико снисходит непостижимаго величества Бог, к человеку, к персти, брению и ничтожеству? Сие видя мы, глаголют Ангелы, и ужасом поражаемы, и соучаствуя в радости толикой, не могли удержаться, чтоб не воспеть мир на земли, и сим пением огласить небо и землю, и воздвигнуть весь человеческий род.

       Мы слыша таковое Ангельское пение, с таковым благовестием, не восхитимся ли восторгом радости, которую сердце и вера чувствовать может; а никакое слово описать не может?

       Но до всех ли слуха доходит сие Ангельское пение? Кажется, что до всех: ибо во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их (Псал. 18, ст. 5). Но сего мало: всех ли слух сие пение Ангельское услаждает? О! едва ли сие можно осмелиться сказать. Ибо не только Ангелы, но сам Бог жалуется, говоря: Понеже звах, и не послушасте, и простирах словеса, и не внимасте: но отметасте моя советы, и моим обличением не внимасте; убо и аз вашей погибели посмеюся, порадуюся же, егда приидет вам пагуба (Притч. гл. 1, ст. 24 и след.). О страшное прещение! Негде среди Иерусалима возглашал Пророк: слыши небо, и внуши земле (Исаии гл. 1, ст. 2). Для чего, святый Златоуст вопрошает, Пророк обращает свое слово не к людям живущим во Иерусалиме, коим проповедовать послан был; а обращает его к небу и земли? Для того, говорит сей мудрый отец, что жители града отвращали слух свой от его проповеди; почему Пророк принужден обратиться своим словом к неодушевленным вещам, к небу и земли.

       Так и Ангельское пение, возвеселило небо, взыграла от того земля: но живущие на земли, едва ли со вниманием оное пение приняли; а кольми паче весьма не великое число людей оным пением усладилось.

       Мир на земли воспетый Ангелами, есть только для тех, кои тем пением душу свою усладили, и веру свою насытили: которые приняли явившагося во плоти нашей Бога чистым сердцем, и сами чрез Него отродилися Духом, и стали новая тварь (2 Кор. гл. 5, ст. 17). Явися, вопиет Апостол, благодать Божия спасительная всем человеком (Тит. гл. 2, ст. 11): но без всякаго ли расположения сия благодать во всех вместилася? Нет, заключает Апостол, но только в тех, кои так себя расположили, да целомудренно и праведно и благочестиво поживут в нынешнем веке (Тамже ст. 12). Кои так расположены, и так живут, в таковых человецех есть благоволение. Они чувствуют в совести своей мир, чувствуют в себе любовь небеснаго Отца, и сим воплем громким исполняют сердце свое, Авва Отче! (Рим. гл. 8, ст. 15). понеже не находят уже себя рабами, но сынами: аще же сынами, то и наследниками Божиими.

       Сии-то избранные от всякаго рода и племяни, созерцают и славу Божию; славу, которая состоит в открытии благости безпримерной и в премудрости безконечной, что изобрел Бог таковый чудесный образ нашего с Ним примирения. Чудесный: ибо и все богатство благости на нас излить соблаговолил, и вечное правосудие, нас осуждающее, умел удовлетворить. Сия слава Бога преблагаго и премудраго да будет от всея Церкви благословенна, и проповедуема до небес, в безконечные веки. Аминь.

       Говорено в Чудове 1806 года.



Оглавление

Богослужения

19 апреля 2024 г. (6 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.