СЛОВО на память преподобнаго Сергия

стр.[419]СЛОВО

НА ПАМЯТЬ ПРЕПОДОБНАГО СЕРГИЯ

       Благодать Божия влагала в нас желание и охоту, что мы на самом сем месте пред самым гробом преподобнаго Сергия восхваляли многократно святую его жизнь и славные его Христианские подвиги. Восхваляли по возможности наших сил и дарований; хотя никогда достойно восхвалить его не могли: но и никогда в Церкви Божией хвалы его не умолкнут. Ибо в память вечную будет праведник (Псал. 111, ст. 6). Когда память его есть вечная, то и похвалы его должны быть вечны.

       Но как вечность принадлежит не земле, а небесам; то и похвала его не может кончиться, когда земля сгорит, и все на ней дела, а пребудет она на небеси, доколе тамо пребудет святых блаженство, то есть в некончаемые веки. Так должны ли мы земные умолчать, чтоб проповедовать похвалы его? Нет! не умолчим: Аще мы умолчим, камение возопиет (Лук. гл. 19, ст. 40); аще мы умолчим, самое сие место, напоенное потом трудов его, и прославленное великими его чудесами и благодеяниями, самое сие место всегда останется громким того проповедником.

       Каждый Христианин, пользуясь примером святаго его жития, и получая пользу и утешение в ходатайстве его молитв, каждый Христианин привлекается силою благодати любовию к нему и усердием.

       Так я ли умолчу? я воспитанник его обители, и в ней яко отродивыйся духом, и уповая с перстию священною места сего смешать свою тленную персть? Дожив до старости, ежели в жизни своей имел я какия удовольствия, выгоды и пользы телесныя и душевныя, все то по справедливости должен по Бозе приписать благословенному месту сему, и святым угодника Божия молитвам. С самых младых моих лет, по особенному Божию провидению, призван я был в обитель сию неожиданным случаем, ни по намерению моему, ни по чаянию. Сие было действие единых Божиих непостижимых судеб. Потом таже рука Вышняго присовокупила меня к избранному обители сея стаду, и к роду жизни преподобнаго жизни сообразной. И се уже близ пятдесятой год, а настоятельства моего минуло уже сорок лет, как долготерпение Божие благоволило пребывать мне в месте сем.

       При сильном сего воображении и воспоминании, о коликая объемлет меня и радость и страх! радость, что таковыя сподоблен благодати, и что многия к чести и пользе сея обители споспешествовал Господь, молитвами преподобнаго, совершить труды и предприятия; но страх, что приняв род жизни, жизни святаго сообразной, признаю и исповедаю, яко многими моими слабостями, грехами и беззакониями был весьма недостаточным святой жизни его подражателем. Восхвалял его словами: но делами был удален от него. Ни молитвами, ни смирением, ни воздержанием нимало не уподобихся ему. Боюсь, боюсь, да мои самыя его жизни похвалы не обратятся мне в грех. Ибо не красна песнь во устах нечестиваго (Сирах. гл. 15, ст. 9). Однако не преставал и не престаю восхвалять его, дабы чрез сие изъявить хотя то, что я удивляюсь его делам, и молитвами его желаю исправления жизни моей и богоугодной кончины.

       Впрочем обращаю мое слово к вам, к вам на торжество памяти его собравшимся, и усердие души своея пред святыми мощами его изливающим. Ибо и вы купно со мною память угодника Божия празднуете. Похвалы ли ему возглашать? Должны то, но не языком, а сердцем; усердие ли свое ему изъявлять? Должны то, но не наружным токмо почитанием и поклонением; а паче внутренним жизни его подражанием, и истинным покаянием. Он был благочестив: но что, ежели душа наша не благочестием, а нечестием исполнена? Он был постен: но что, ежели мы не воздержны? Он был смирен: а мы ежели горды. Он был нищ и нищеты любитель: а мы пристрастны к богатству, и в нем все свое блаженство поставляем. Он был чистосердечен и искренен: а мы ежели лживы, хитры и лукавы. Он был человеколюбив: а мы презираем нищаго, и не снабжаем беднаго. Он был благодетелен: а мы обижаем и грабим других. Он был чист телом и духом: а мы и духом разслабленны, и телом оскверненны. Может ли святый Божий от таковых принять похвалы, принять поклонение и моление? могут ли они какую либо доставить честь его святыне? Не могут ли они паче оскорбить его дух, и остыдить его память?

       Все относится к Богу. Он есть всякия святыни источник: и святые святость свою из сего источника почерпали. Ничто не может быть угодно святым, ежели то не сходственно с волею святейшаго Бога. Бог Отец ищет покланяющихся ему духом и истиною (Иоан. гл. 4, ст. 23), таковые богомольцы угодны Богу; таковые богомольцы угодны и святым. Дивен Бог во святых своих! (Псал. 67, ст. 36). Дивен не только в них, но дивен и в подражателях им: Удиви Господь хотения своя в них (Псал. 15, ст. 3); удивит и в нас хотения своя, ежели мы последовать святым не отречемся.

       Удивит. Сие слово заметим мы. Оно прямо означает, что Бог чрез святых производит чудеса, то есть такия дела, кои сверх слабых сил человеческих, сверх почти обыкновеннаго естественнаго дел порядка. Я не говорю о тех чудесах, что святые до того силою Всемогущаго вознесены, яко многих в жизни отчаянных исцеляли, даже мертвых воскрешали, заграждали уста львов, угашали силу огненную, избегали острея меча, преодолевали гораздо сильнейших себя, скиталися в пустынях, в горах и в вертепах и в пропастях земных, и умерщвляя свою до крайности плоть, не только не изнемогали, но еще крепчайшими творились. Я не говорю о сих чудесах, кои были более действием Бога всемогущаго, а святые послужили только способными к тому орудиями; и потому Господь чрез сии чудеса удивил более во святых своя хотения; а чрез то и их прославил.

       Я говорить более должен о тех чудесах, что многие святые из грешников сделались праведниками, из развратных исправными, из нечистых чистыми, из нечестивых благочестивыми; что они были по всему тому, яко камение жестокое: но благодать Божия столь чудесно в них воздействовала, что из камения учинила их чадами Авраама (Матф. гл. 3, ст. 9). О чудо всех чудес удивительнее, да и спасительнее! Мытари, говорит Евангелие, предваряют вы в царствии Божии (Матф. гл. 21, ст. 31). Что сие значит? и стыд для нас и радость. Стыд: что-де самые развратные люди исправились, и благодатию Божиею даже доведены быть в соединении с Богом во царствии Его. Радость: ибо подает надежду, что и мы, сколькоб ни были грешны, можем стать праведными, ежели покаянием переменим свою жизнь, и Богу ко спасению нас не токмо зовущему, но и влекущему охотно последовать не отречемся.

       Сии чудеса суть гораздо славнее других чудес. Исцелен бы ты был чудесно от болезни телесной: но не сравненно чудеснее, ежелиб ты исцелен был от болезни душевной. Воскрешен бы ты был чудесно от мертвых: но славнее бы было чудо, ежелиб твоя душа умершая воскрешена была яко блуднаго сына, иже мертв бе, и оживе (Лук. гл. 15, ст. 24). При исцелении телесной болезни, и при воскрешении тебя по телу из мертвых, паки ты грешить можешь, да еще при здравии и крепости тела и удобнее случай ко греху; а при исцелении душевной болезни, ты удален от искушения греховнаго, да здравие души удалит от тебя и телесныя болезни.

       Сим-то чудесным образом удивил Господь во многих святых чудесныя хотения своя. Ибо многие из святых были прежде великие грешники: но удивляющий свои в них хотения Господь столь их изменил, что они стали великими святыми, даже чудотворцами. А ежели некоторые из них и не были из самых развратнейших, хотя все были не безгрешны: но Бог даровал им сию чудотворную силу, что они многих грешников приводили на путь спасения, и вели и довели вкупе с собою до царствия небеснаго.

       Сие Бога благодатнаго и всемогущаго чудо уважая паче всех чудес, да не унываем, яко мы грешники, и что яко развращенные, Бога и святых Его восхвалять, Богу приносить моление, и сятых испрашивать ходатайства, аки бы уже не должны мы. Нет! не преставай грешниче! при всех своих грехах, при всем своем сердца нераскаянии, даже хотя по одной только наружности, не преставай Бога и святых Его в соборах церковных восхвалять; не преставай приносить Ему моления, и святых Его ходатайства испрашивать; не преставай, говорю. Ибо таковое святое упражнение не презрит Господь, желающий всем спастися и в разум истины приити. Невидимо, неожиданно тронет Бог и сердце твое; каким либо чудным ударом пробудит тебя от сна, разтрогает твое безчувствие, и в размышлении твоем, хотя сначала холодном, но помалу разгорится огнь благодатный, и ты с удивлением и радостию ощутишь в себе дивную измену десницы Вышняго (Псал. 76, ст. 11). Не ограниченны суть судьбы Божии. Многое множество благости Его сбережено для желающих спастися. Кто уразуме ум Господень? (Рим. гл. 11, ст. 34).

       Се и самый праздника сего день, не что иное есть, как случай к чудеси спасения грешных. Пусть бы ты взошел сюда без дальняго о спасении своем намерения, по одному только обыкновению, или, может быть, и еще по какому нибудь хуждшему побуждению: но взошед узришь таинства великия, благоговейно совершаемыя; услышишь глас Евангелия, и пения церковныя о спасении твоем тебе напоминающия; воззришь и на сей святый гроб, и помыслишь, кто он был, как свое житие препровождал, как его окончал, какою честию он от Церкви почтен, как его прославил дивный во Святых, и за что? Сие зря и слыша, и помышляя, ожидай без сумнения, что сквозь твою наружность проникнет благодать, тронет сердце, хотя ожесточенное: Живо бо слово Божие и действенно, и острейше паче всякаго меча обоюду остра, и проходящее даже до разделения души же и духа, членов же и мозгов, и судительно помышлениям и мыслем сердечным (Евр. гл. 4, ст. 12).

       Что же, когда еще при сем споспешат и твои молитвы, святче Божий, преподобне отче Сергие! Много бо может молитва праведнаго споспешествуема (Иак. гл. 5, ст. 16). Мы о том тебя молим, хотя со неисправным житием, но с усердием к тебе, и со упованием на благость Божию. Приими моление наше, приими и от меня недостойное, и может быть по старости и слабости моих лет последнее святыя твоея жизни похвальное проповедание, так как и прежде многократно таковое от меня принимать благоволил ты. Дерзновенно желать подобнаго тебе жребия: но дозволь хотя того желать, да умрет душа моя в душах праведных сих (Числ. гл. 23, ст. 10). Аминь.

       Говорено в Троицкой Лавре 1806-го года, Сентября 25 дня.



Оглавление

Меню раздела

Богослужения

19 апреля 2024 г. (6 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.