СЛОВО на день святыя Троицы

СЛОВО

НА ДЕНЬ СВЯТЫЯ ТРОИЦЫ

       Храм священный! обратися днесь в Сионскую горницу. Да будет сим обрадована вера наша. Явитеся небесные огни, и горите на верхах глав наших; колебайся и возшуми воздух, и тем приведи в движение наш дух и язык, дабы они могли возвещать величия Божия!

       Но чего мы, братие! желаем, то состоит в нашей воле. Столько-то Бог все милосердо для нас устроил! Чтоб сей храм переменился в Сионскую горницу, перемени ты, Христианин, свою душу. Чтоб на верху твоея главы возгорел огнь небесный, возжги ты сердце стр.45свое любовию к Богу и к ближнему. Чтоб воздух поколебался и возшумел, да возгремят не столько из уст, сколько из души твоея усердныя молитвы, и песни и пения духовныя. Таковым образом ты произведешь сию вожделенную и чудесную перемену, таковая последует измена десницы Вышняго.

       И самые Апостолы сего удостоились, не потому только, что особенное Бог восхотел явить на них благоволение свое; но и потому, что они к принятию того расположили себя надлежащим образом. Ибо точно об них пишут деяния Апостольския, что они до сошествия на них Святаго Духа, в горнице Сионской, терпели единодушно в молитве и молении (Деян. гл. 1, ст. 14). Вот каково было их расположение! Таковое должно быть и наше, ежели мы хощем удостоиться тогоже со Апостолами дара. Так довольно для нынешней беседы нашей, ежели объясним сии четыре слова: терпяще единодушно в молитве и молении.

       И вопервых: Апостолы терпели. Что терпели они? Еще не были они ни в каких гонениях и страданиях. Были по внешности спокойны, да и духом не смущалися, а напротив радостны о Господе. Терпение их относилося до веры их. Апостолам обещано многое и великое: стр.46Приимете, сказано им, силу, нашедшу Святому Духу на вы (Деян. гл. 1, ст. 8). Но какую силу? Утверждает то Господь, даже с клятвою: Аминь, аминь, глаголю вам: веруяй в Мя, дела, яже Аз творю, и той сотворит, и больша сих сотворит (Иоан. гл. 14, ст. 12). Столь великия и необыкновенныя обещания не могли ли каждаго человека поколебать сумнением? Господь столь великия творит дела и чудеса, каковыя токмо един Бог творить может: как! не уже ли и человеку таковая сила может дарована быть; да не таковая токмо, но еще и большая? Нет! сему статься не возможно. Сие есть, или тщетное ласкание, или хитростное льщение. Так подумал бы всяк, коего душа не есть вся в Боге, и коего в душе не есть весь Бог.

       Но Апостолы сею сильною верою были одушевленны. Слышали они таковыя обещания, и приняли их за неложныя. И хотя проходило время; не видели тому исполнения, никаких к тому не открывалось и следов. А напротив оный великий Обещатель и Сам схвачен Иудеями, ругательно мучим, безчеловечно распят, и погребен, а потом и совсем их оставил. Облако навсегда скрыло Его от очес их. Однако совсем тем они нимало не колебались; ожидали с несумнительным уверением, яко столь явно и стр.47сильно доказавый свое Божественное посольство никак солгать не может. Что же не так скоро, как они могли желать, Свое обещание исполняет, почитали, что Господь, яко премудрый и благопромыслительный, знает, в какое время, и когда для них, и для дела Евангелия полезнее то исполнить, а непременно исполнит; а потому терпели благодушно, ожидали с терпением, утверждаемым полною верою.

       Се образец и для нас к подражанию! Да не сумнимся нимало, о Христиане! что Бог непременно и для нас все то исполнит, что нам обещал. Обещал Он, что аще чего просим от небеснаго Отца во имя Его; конечно то даст нам. Просим ли от Него просвещения, отпущения грехов, помощи в побеждении страстей и в различных искушениях избавления от бед и напастей; непременно то даст нам, ежели только просим с добрым намерением, с твердою верою, и с надлежащим расположением.

       А с каким расположением, то паки посмотрим мы на Апостолов. Они, написано, терпели в молитве и молении. Из каковаго сердца, с каким напряжением духа, с каким жаром, с каким восторгом сия молитва происходила, я сего не испытываю. Ибо сие была тайна, Духом Святым в сердце их запечатленная. А желал бы только знать, чего стр.48они в молитве своей от Бога испрашивали. Я мню, что они единственно размышляли о великом своем посольстве, возложенном на них, чтоб итти и проповедовать Евангелие всей твари. Видели, какий великий предстоит им подвиг, какия затруднения, какия беды и напасти; и потому приуготовляли для сего все оружия Божия. Испытывали слово Его, просвещали мысль, очищали сердце, и укрепляли дух, собирали все силы душевныя и телесныя, чтоб соответствовать в точности возложенному на них Апостольству, и не посрамить сего великаго звания Божия. А как ко всему тому признавали себя быть недовольными; то прибегали к спасительному средству молитвы, ею испрашивали вразумления, укрепления, утешения, защищения от Того, Который их на сию должность призвал и определил, веруя несумненно, что Он, избрав их Апостолами, конечно споспешит и сотворит, что Апостольство их будет и благоуспешно. В сем, мню я, состояла их молитва. А что прибавлено, в молитве и молении: сие моление заключалось в непрестанном их в молитве упражнении. Не один день, не один во дни час, но каждый день, каждый почти час содержали себя в сем святом упражнении.

       Се паки Апостолы суть для нас образец к подражанию! И мы, чего желаем стр.49от Бога получить, должны к Нему прибегать молитвою и молением. Не пристойно думать, что Бог нам дарует по благости Своей, хотяб мы Его и не просили. Конечно Бог дарует вся и всем по единой благости Своей: но к принятию Его даров, нужно твоей души к тому пристойное расположение, или по крайней мере, чтоб с твоей стороны не было к тому препятствия и преграды, по крайней мере с усердием прими даемую благодать, а не презирай и не отвергай оную. Кто же молитвою не испрашивает от Бога надлежащих благ, и испрашивать не хощет, есть явный знак, что его сердце ожесточенно, и развратно: а посему благодать, хотя бы у дверей сердца его и сидела и толкала; но когда сердце таково, и дверей своих не отверзает; то и благодать в него не входит, и с сожалением его оставляет; а чрез то он и благ спасения лишается, и более ожесточается во зле и развращается. Почему не только должны мы к Богу прибегать молитвою, но и молением, то есть, не времянным и часовым, но всегдашним, ежедневным и прилежным в молитве упражнением. Ибо кто редко и случайно молится, тот видимо доказывает, что он развлечен мыслями: об одном молится, а о другом думает; что он молится с нерадением и с холодностию духа: а потому не имея в душе стр.50надлежащаго расположения, сам себе препятствует, чтоб благость Божия его снабдила дарами своими.

       Но паки нам обратиться ко Апостолам нужно есть: ибо об них сказано, что они не только пребывали, терпяще в молитве и молении, но прибавлено, и единодушно. Сие слово есть весьма важно; ибо оно есть основание и печать, и веры терпеливыя, и молитвы и моления.

       Единодушие Апостолов было почти безпримерное и неподражательное. Об них слово истины свидетельствует, что была в них душа едина и сердце едино (Деян. гл. 4, ст. 32); хотя их верующих и к вере новообращенных многия тысячи были.

       О чудо! мне о сем размышляющему, представляется, что я вижу некоторый прекрасный и Божественный образ, который слиян во едино из злата и сребра и драгих камней премудрою и преискуснейшею рукою. Сие их душ и сердец слияние во едино столь было чудесно, что собственныя свои имения не почитали своими, но общими: никто из них не говорил: сие мое, а то твое: все общее обращалось на каждаго, какбы было его собственное. При таковом единодушии, как не быть вере их терпеливой? как не быть молитве их усердной? как не быть молению их безпрерывному? А потому как стр.51Богу не исполнить желания таковых святых Богомольцев?

       Так отречемся ли мы подражать столь похвальному примеру? Разве бы мы столь были отчаянны, чтоб никаких от Бога благ получить не желали. На Апостольский пример взирая Церковь, при всяком молении напоминает нам и вопиет: Миром Господу помолимся; миром, миром; то есть, в любви и согласии. А без того и молиться нам не велено, или молитва наша будет безплодна.

       О Боже! мы весьма удалены от единодушия Апостольскаго. Хотяб уже то в нас было, чтоб мы не ссорились с другими, не враждовали, не злобствовали, не искали бы всячески другим причинить обиды, или отмстить гораздо больше, нежели сколько мы опечалены: но постой! когда в тебе нет единодушия Апостольскаго; а напротив вражда и злоба противу брата своего; то уже не только молитва твоя будет отвержена, но и запрещено тебе с таковою молитвою ступать и на порог церковный. Меньше беды оставить молитву, нежели с таковым враждебным сердцем дерзать явиться пред лице Божие: Аще принесеши дар твой ко олтарю, а между тем нечто в сердце имеешь противу брата твоего, остановись; поди прежде примирись стр.52с братом твоим, и потом уже принесеши дар твой ко олтарю (Матф. гл. 5, ст. 23 и 24).

       Теперь вспомним начало слова нашего. Мы желали, чтоб храм сей обратился в горницу Сионскую; чтоб небесные огни возгорели на верху глав наших, и воздух поколебавшись, возшумел бы благочестивым в нас движением. Ежели сего желаем, да расположим себя, якоже Апостолы, терпяще единодушно в молитве и молении; то и оная чудесная перемена возпоследует, и я вас могу уверить от лица Божия, яко приимете силу, нашедшу Святому Духу на вы. Аминь.

       Говорено в Лавре в Троицком Соборе 1803 года, Маия 24 дня.



Оглавление

Богослужения

19 апреля 2024 г. (6 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.