Слово в день рождения Его Императорскаго Высочества

СЛОВО

В день рождения
ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЫСОЧЕСТВА
Благовернаго Государя Цесаревича
и Великаго Князя ПАВЛА ПЕТРОВИЧА.

Прославлять благодеяния Божия, которыя на нас ежечасно изливает всещедрая Его десница, не токмо требует с стороны нашей неотрицаемый долг благодарности, но и собственная польза наша. Ибо полученныя благодеяния когда приемлем с благодарным духом, то показываем, что понимаем мы силу их, и чувствуем, что пристойное из них употребление для себя делать нам надобно, а тем самым располагаем себя к тому, чтоб и впредь оных быть нам удостоенным. Но когда пристойнее можем мы отверсти уста свои на прославление благодетельствующаго нам промысла Господня? Когда пристойнее изъявим благодарное чувствование горящее в сердцах наших, как не в сей день, в который празднуем мы радостное рождение Всероссийскаго Наследника, Августейшия Матери плода благословеннаго? день, в который Бог даровал неоцененный залог своего к нам благословения: день, в который судьба предвечная событием самим уверила нас, что владеяй царствами человеческими Господь, начав возвышать любезное Отечество наше, благоволит оное продолжать в должайшия роды. Великия бо дела, которыя Бог в нас производит рукою Великия ЕКАТЕРИНЫ, и тем щастливыя судьбы древних Монархий на отечество наше преносит; сии великия дела не вящшее ли приемлют утверждение, и не приумножают ли славу и благополучие наше, когда видим пред очами нашими достойнейшаго толикаго престола, толикия Монархини, и толиких дел Наследника? Наследника всеми царскими дарованиями преукрашеннаго, и обещавающаго нам все то, чтоб могли мы ожидать от определения небеснаго, вознести нас хотящаго. Како убо празднуя таковый благословенный день не прославим благодетельствующую нам десницу Божию, и не воспоем среди церкве песнь во гласе радования и исповедания?

И потому, чтоб до сего конца удобнее достигнуть нам, разсудим, какая дню сему, яко дню рождения, размышления посвятить пристойно, как каждому из нас, приведши на мысль перьвый день или час бытия своего, так особливо нам верным сынам Отечества, совершающим торжество онаго дня, в который светоносная заря произвела звезду сияющую щастливо на горизонте нашем. Ты же Боже, даяй дыхание, и разверзаяй уста немым, удостой беседу нашу присутствием святаго Духа Твоего.

Проходящим нам жизни сея течение, и поспешающим к предуставленному от Божией судьбы концу, не токмо полезно, но и нужно есть, почасту обращать взор свой ко оному началу, из котораго мы произошли, и мысленно доискиваться того источника, из котораго проистекла живая струя жизни нашей. Ибо естьли блаженный Давид помышляя дни первыя, и воспоминая лета вечная,1 находил довольную материю к поучению своему; то и мы последуя ему приобрящем наставление ко управлению жизни нашея благопотребное.

Какия же понятия должны открыться в мысли нашей, когда углубимся мы в размышление о начале бытия нашего?

Во первых узнаем, что не случай каковый слепо поверг нас на театр стройнаго сего света, что не из несекомых каковых-то частиц самослучайно составились мы, что паки не столь ограничено понятие наше, чтоб ни каковым образом не могли мы дойти до первобытнаго начала своего; но напротив с помощию здраваго разума, и с просвещением святыя веры дознаем мы, что бытие даровал нам всесильный Творец, и состав наш есть дело премудрых рук Его. Из сего чистейшаго и непорочнаго источника проистекла струя жизни нашея. От сего присносущнаго и немерцающаго света возженно дыхание наше: из сея бездны совершенств зделалось как бы некоторое прелитие на нас и на все твари, дабы как Его совершенств, так и блаженства Его, сколько вместительно твари, были мы участниками; и потому с Павлом дерзновенно похвалиться можем, яко род Божий есмы.2

Род Божий есмы: сие слово достойно примечания, и требует, чтоб мы с особливым вниманием разсмотрели оное; подобно как странствующие, когда усмотрят каковую вещь видом своим, или действиями, или силою от других отличную, особливо обращают на нее взор свой, прилежно разсматривают, и углубляются в изследовании всех свойств ея. Ибо естьли мы род Божий, то не видим ли, каковым почтены мы благородством от всех Создателя? ежели бо происходящия между нами от знаменитых предков, в прочем нам подобных смертных, имеют причину похваляться таковым происхождением: то кольми паче имеем мы важнейшую причину, велемудрствовать о естестве нашем, которое взяло начало свое от существа высочайшаго, и по всем совершенствам своим величества безконечнаго. Естьли мы род Божий, то не одолжаемся ли сие благородство соблюдать во всей его непорочности, и не заглаждать черты божественныя напечатанныя на душе нашей? естьли мы род Божий, то не одолжаемся ли лучу премудрости Его, возженную в совести нашей, паче и паче возжигать нашим о просвещении тщанием? естьли мы род Божий, то не должны ли волю свою, и все ея желания соображать с совершенною волею Создателя нашего? писано бо есть: будите святи, яко аз свят есмь Господь Бог ваш.3 Привитая бо к тучному древу ветвь, по разсуждению Павлову,4 сообщает себе сок древа того, и приносит плоды с естеством древа онаго сходственныя. Естьли мы род Божий, то не имеем ли твердое основание во всех наших нуждах благонадежно прибегать к благоутробному сему Творцу нашему, и со усердием сыновним к нему с Давидом вопить: Ты еси исторгий мя из чрева, от сосцу матере моея Бог мой еси Ты?5 Естьли мы род Божий, то не можем ли с большим основанием произнести оныя слова, каковыя произносили Иудеи о славном предке своем Аврааме: семя Авраамле есмы, говорили они, и никому же работахом?6 род Божий есмы, можем и мы сказать, семя Божие есмы нетленное и божественное; и потому таковому благородству нашему не вместительно, чтоб могли мы порабощенны быть каковыми либо страстьми или пороками, и тем самовольно себя унизить с той высоты, на которую возвела нас благословенная рука Вседержителева.

Но чтоб и еще больше познать нам благородство естества своего, а из того яснее усмотреть обязательства наши, то не безнужно есть узнать и тот способ или образ, каковым мы бытие свое получили от онаго Божественнаго начала. Ибо в прочем и все твари, сколькоб оне пред очами нашими низки и презренны ни казались, и все твари бытие свое восприяли не от инуды, разве из неистощимой бездны безконечнаго существа: и хотяб легко разсуждающему показалось, что все твари, а с ними вкупе и мы не отличным каковым, но все единым образом произведены от всемогущия силы и власти: но вопреки Дух святый в писании своем открыл со всем отменный образ сотворения нашего. Он уверяет нас, что сотворил человека Бог по образу Своему и по подобию,7 чего о прочих тварях объявить не благоволил; а из сего паки открывается особливое Создателево о человеке благоволение, а в том же самом заключаются и особливыя с стороны человека обязательства. Сотворены мы по образу и по подобию Божиему. О преимущество великое, с одной стороны нас возвышающее, с другой приводящее в страх, чтоб не учинить нам каковую трату сего безценнаго сокровища! Сотворен ты человек по образу Божию и по подобию; так неси ли ты возлюбленное чадо Божие тем милейшее, что точныя черты предвечнаго Родителя твоего на себе изображаеши? Создан ты по образу Божию и по подобию; так се чистейшее зерцало твое, в котором созерцаеши, каковым тебе всегда быть надобно; се твой камень Лидийский, на котором можешь искушать действия свои, злато ли они суть и сребро, или медь и другое каковое непотребное вещество; се правило жизни твоея, которому естьли принаравлять будешь все дела свои; ничто же в них будет стропотно, или развращенно. Почему хотяб ты до дальнаго и недостиг просвещения, хотяб и не снабден был различными наставлениями, в прочем для управления жизни и не безполезными: едино токмо сие довольно, чтоб шествовать тебе по стези Господней прямо и непреткновенно; естьли в совести твоей не заглажаемо всегда останется оное уверение с действительным чувствованием, что ты создан по образу Божию и по подобию.

Но смеет ли в час сей вопросить тебя тот, который носит на себе трудное звание, входить в изследование совестей, и оберегать оныя от всякаго в нравах тления? смеет ли вопросить в час сей на месте святом, что часто ли взираеши во оное божественное зерцало, и каковым в нем усматриваешь себя? О блажен и треблажен еси ты, естьли сияние образа и подобия Создателева в тебе не токмо непомраченно, но усильным твоим в добродетели тщанием в большее приведено блистание, и свет онаго столь увеличен, что доволен ко освещению и других! подобно как твердое тело, приемля солнечную лучу, усугубляет оную, и умножает свет. Напротив, О сколь есть нещастлив тот, который посмотрев в зерцало оное не узнал бы себя самаго, но приметил бы некоторый странный и безобразный вид покрытый глубокою тьмою; приметил бы вид не человека по образу Божиему созданнаго представляющий, но некоторое чудовище, некоторую страстей смесь себе и другим несносную, и Богу противную.

Но да предохранит благая судьба Господня, чтоб кто из нас, запечатленных именем живаго Бога, в таковом плачевном нашелся состоянии: несмы бо сынове тьмы, но чада света,8 и оный свет, которому рек Бог из тьмы возсияти,9 особливо возсиял в нас просвещенных светлою лучею Евангелия; однако тем не меньше должны опасаться, чтоб не ослабеть в течении нашем, и не упустить из рук узду разума управляющую колесницу жизни нашей: мняйся стояти, предостерегает нас Дух Святый, мняйся стояти, да блюдется, да не падет.10 И для того-то слово Божие описав достоинство наше оными великолепными словами, что созданы мы по образу Божию и по подобию, не оставило притом зделать нужное сие для нас напоминание, что тело наше, существенная состава нашего часть, сотворена из персти, из брения, из грязи. Сие напоминание служит к тому, чтоб мы, много возмечтав о благородстве естества своего, не вышли из пределов смиренномудрия и кротости; чтоб мы при всяком случае, когдаб мысль гордое что и с пределами естества нашего несразмерное дерзнула предпринимать, не позабывалиб и слабость естества нашего, но тотчас при таковых искушениях воспоминали бы оныя Давидовы слова: егда возвратихся на страсть, унзе ми терн:11 а чрез то можем благополучно соединить благородство и бренность естества нашего; так что ни благородство не возможет нас привести в своевольство безмерное, ни бренность в разслабление и уныние, но пойдем прямо путем Царским и святым, и тихими стопами, но благопоспешно дойдем до пристанища безсмертия.

Таковыми и подобными размышлениями должен всяк пользовать себя и утешать, как всегда, так особливо в тот день, в который приводится на память оная таинственная минута, в которую внезапу глаголом всесильным из небытия пришли мы в бытие, и учинились видимым зерцалом невидимых Божиих совершенств.

Почему на сем месте беседа наша и моглаб быть пристойным окончанием заключена: но возможно ли, чтоб не принесли мы нынешнему торжеству особливую жертву; и не засвидетельствовали бы отменное благоговение Вышнему, который очи свои назирающия всю вселенную, как бы (человечески глаголю) обратил на единое возлюбленное Ему отечество наше. Столь велики Его к нам благодеяния! Да умолчим на сей час оныя громкия дела, которыя в нас чудодействует Он чрез орудие мудраго и человеколюбиваго правления Великия МОНАРХИНИ нашея, дела, в мире и в войне оглашающия концы земли, и одним наносящия страх, другим сорадование, а удивление обоим; дела, посредством коих недоведомая судьба располагает страну нашу быть преемницею оных древних Великих Монархий. Да прейдем на сей час таковыя дела изчислять с почтительным молчанием: се блистает в очах наших радостнейшее Российское светило, солнечным премудрыя Родительницы светом озаряемый дражайший Всероссийский Наследник, Божияго к нам благоволения залог, и будущия благия надежды утверждение. Ибо как всякий отец изобилующий богатством, и возвеличенный славою, тогда особливо чувствует полное свое удовольствие; когда каждый день и час видит пред очами своими возлюбленнаго сына и наследника возрастающаго в добродетели; ибо воображает, и тем увеселяет себя, что он славу его сохранит, из собраннаго богатства зделает доброе употребление, память его предаст вечности, и всегда в нем как в естественном своем изображении жить будет. Подобно и Россия богатством и славою возвеличенная, с веселием созерцает на дражайшаго Наследника своего, и видя Его в вертограде своем цветуща, и издающаго благоухания всякия добродетели, радуется радостию неизглаголанною: ибо воображает, и несумнительно уверяет себя, что он снисканную ея славу не токмо сохранит, но и приумножит, благополучие ея утвердит, великих Своих предков, а особливо Великия Родительницы Своея, имена сообщит будущим родам, и их в лице Своем учинит безсмертными. Не есть ли сие, О Россиане! великое Божие к нам благодеяние? По истинне великое. И для того в святом писании видим, что когда хотел Бог кого из угодников Своих особливо облагодетельствовать: обещавал умножить семя их яко звезды небесныя, и яко песок при крае моря. Таковое обещание получив иногда Авраам, и приближаясь к старости, когда не видел обещаннаго ему сына и наследника; зело возмутился, и в горести духа возопил к небесам: Господи, Ты обещал еси умножитися семени моему, аз же умираю безчаден.12 Столько-то убоялся оный благословенный старец умереть, не оставив по себе того, в лице котораго по смерти своей имел бы пребыть безсмертным.

Подобный некоторым образом страх недавно объял было и нас, когда дражайшаго Наследника Нашего здравие поколебалось, так как иногда райскаго цвета листвие на время увядают. Божие сие было посещение, рука Всемогущая коснулася телеснаго Его состава, чтоб утвердить дух Его, великодушно сносить всякия и противныя случаи, и расположить Его равно лобызать Отеческую Божию десницу, наказующую и милующую; ибо равно и тем и другим нам благодетельствует Он. О коликим Твое, Всеавгустейшая МОНАРХИНЯ! сердце страхом и печалию было пораженно, видеть любезнейший чрева своего плод, живое добродетелей Твоих изображение, видеть в подвиге болезненном! но вера Твоя к Богу достойна была того, чтоб Тебе быть обрадованной совершенным здравия Его возстановлением; ибо молитвы Твои были действительнейшим для него врачевством, в воздаяние за которыя Врачь душ и телес вдохновением Святаго Духа возвестил Тебе: Се здрав сын Твой. Приими убо паки Его в матерния недра Твои, и укрепляй дух Его примером добродетелей своих, котораго для Него ни что не может быть ни ближае ни действительнее, дабы мы имея щастие видеть храм благополучия Тобою созданный, имели надежду оный видеть им утверждаемый во веки.

Ты же, дражайший Высокий Наследник наш! крепися и мужайся, и Богу посетившему Тя принеси жертву благодарности; научися из сего не ослабевать в том на Всемогущаго уповании, в котором от младенчества утвержденно есть сердце Твое. Сие есть действительнейшее средство привлекать на себя благословение Божие, естьли и противныя случаи принимать с неизменяемым великодушием. Сохраняй всегда оную души Твоея непорочность, которая наибольшею радости нашея всегда была причиною: священному же сему бытия Твоего орудию, Августейшей Родительнице Твоей, спострадавшей болезни Твоей, поставь жертвенник, и возжги на нем неугасаемый огнь сыновния любви; сим-то способом достигнеши до онаго славнаго наименования, которым почтены добрые в свете правители, то есть, утехою человеческаго рода, Аминь.

Сказывано в присутствии ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА, и Его Императорскаго Высочества в придворной церкве в Санктпетербурге, Сентября 20 дня 1771 года.



Оглавление

Богослужения

15 апреля 2024 г. (2 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.