В неделю по Рождестве Христове

CЛОВО

В НЕДЕЛЮ ПО РОЖДЕСТВЕ ХРИСТОВЕ

Сошедый с небес и унизивый Себя до того, что принял нашу бренную и в разсуждении Божества, яко ничтожную плоть, тотчас жизнь Свою начал от гонения. Безумный Ирод Царь, только, что послышал, что Он родился; да еще к бóльшему его смущению книжники, противу воли своей протолковали, что Он имеет быть Царем Иудейским, пришел в разстройство и бешенство мыслей, думая, что он погиб, царство от него будет отнято, и вместо самовластнаго повелителя, станет подданным, или еще и того хуже.

Безумный Царь! напрасно ты смущаешься! Лестно для тебя царство. Уже ли думаешь, что оно и рожденному Христу будет завидно? Не токмо Он, но может быть и человек добродетельный и честный принять его отрекся бы. Царство твое по твоему смыслу и по твоему сéрдца расположению, не по тому тебе лестно, чтоб ты думал и хотел нести бóльшие паче всех труды, тягости и попечения для благополучия подданных своих, но чтоб во всяком сомовольстве и во угождении всем своим прихотям препровождать жизнь. Таковое царство честному человеку, кольми паче рождшемуся Господу Иисусу, будет ли желательно?

Самое начало Его рождения ясно доказывало, что Он родился не для царства мира сего. Ежелиб Он для сего родился, мог бы, яко сшедый с небесе, и Царя Царей Божественное порождение, родиться великолепнейшим образом; окружить себя полками Ангельских сил, осветить молниями всю вселенную, и поколебать всех смертных страхом, или восхитить радостию.

Но зри, слепый Ирод, что Он раждается в убогом вертепе, полагается в скотских яслех, при услугах матери бедной, не имеющей даже места к рождению: да и тотчас по рождении, яко последний подданный, записывается в перепись. Таковое ли должно быть начало того, кто, по твоему мнению, имеет быть на твоем месте Царем Иудейским? Да ты и сам свидетель Его тихаго, и по мирскому мнению презреннаго рождения. Ибо, хотя Он родился в твоей не пространной области: но ты, искав Его места рождения, обрести не мог. Столько-то оно мало внимание чье либо заслуживало! Так почтож было тебе смущаться? Почто в таковый тщетный страх приходить; да еще безчеловечно и зверски вооружаться противу неповиннаго младенцев возраста?

Но, о несмысленный Ироде! ежелиб ты еще мог знать, что Его Святая жизнь и Божественное учение в последствии открыло: то бы ты еще меньше мог страшиться, что аки бы Он лишит тебя Царства. Он учил чрез всю жизнь носить крест; то есть, труды, подвиги, недостатки, гонения, мучения. Что и доказал собственным своим примером: когда и окончал жизнь смертию поносною крестною. И по тому ублажал не смеющихся, но плачущих; не богатых, но нищих духом; не пресыщенных, но алчущих; не упоенных, но жаждущих; не пышных и гордых, но хулимых и гонимых правды ради. Таковая жизнь, таковое учение ведет ли к тому, чтоб Ему быть твоим, Ироде! преемником? И ежелиб быть: надобно бы Ему отвергнуть все небесныя Им проповеданныя истины правила; а присвоить мирския, утверждаемыя на ложных, хитростных и страстных основаниях, ведущих только к суетной славе мирской, а отводящих от истинной славы небесной.

Мы бы могли тебе, Ироде! изъяснить, что рожденный Иисус не только есть Царь Иудейский; но и Царь вселенныя; да и Царь неба и земли: но не знаем, может ли твоя низкая и только плотское понимающая мысль выразуметь нашего таинственнаго и духовнаго о сем толкования.

Царство Его, по собственному Его признанию, несть от мира сего; не для того, аки бы мир сей Его Царству не подлежал; но что Он царствует совсем на ином основании, на иных правилах, нежели как обладают Цари земные. – Все Его Царство, яко всегда пребывающее и вечное, относится к небеси. Он Царь душ, а не тел. Просвещает Он; но не науками мирскими; а открывает очи видеть тайны Божия, и истину в едином Боге сокровенную: познать вышнее Существо, познать добродетель, познать свою бедность пред Богом, познать, как пред судом Его оправдаться, а не осужденным быть: не берет Он с подданных своих податей: но паче их обогащает; а для себя требует только жертвы благодарения и непорочности: и то не в пользу свою, но к бóльшему совершенству нашему. Защищает Он подданных Своих всесильною рукою от врагов; но не от сих, кои суть подобны нам человеки, и по тому все, Его рук создание: а от врагов невидимых, каковы суть, мир, плоть и диавол. Защищает от сильнаго страстей нападения, подкрепляя их Своею благодатию. Покровительствует их от наветов и гонений мирских, вливая таинственным образом утешение в их душу, в самое то время, когда терзают их тело. Но и разпространяет Он Свое царство, не разширением сих бедных и тесных пределов земных; но до небес, и еще выше их: ибо Царствию Его несть пределов и конца.

Таковым образом управляя сей Великий Царь подданных Своих, идет путем совсем противным мирским правилам. Ибо их руководствует не чрез чести, не чрез богатства; но трудным путем, чрез тесноты, нищету, презрение, подвиги и гонения: однако так премудро, что подданные Его сию тесноту почитают паче пространной жизни, нищету паче богатства, презрение паче славы, подвиги паче прохлад, гонения паче царства. А чрез сие Царь наш и на земли оказывает Свое могущество, паче Царей земных.

Ибо хотя в начале владетели земные, да с ними и все сильные и мудрецы мира сего, зело стремились противу сего премудраго управления Его, яко им весьма противнаго; чтобы оное остановить и уничтожить. Но никак не могли. Избранные Божии проходят сквозь огнь и воду, и входят в покой свой, не смотря на все мира усилия, прещения и смерти. Ибо сильно и пресильно оное Царем нашим единожды изреченное слово: на сем камени созижду церковь Мою, и врата адова не одолеют ю (Матф. гл. 16, ст. 18).

Се каково есть, Ироде! Царство Иисуса Христа: Царство не земное, но небесное; не телесное, но духовное, вечное, благословенное во веки. Разсуди теперь, ежели только можешь сие понять, мог ли таковый Царь наш пожелать твоего царства; сего суетнаго, сего к земле приверженнаго?

А паче можем мы тебя вопросить: пожелаешь ли ты сам, сего нами изъясненнаго Его Царствия? Конечно не только не пожелаешь; но и с презрением отвергнешь; не для того, чтоб оно не достойно пожелаемо быть не только от всех Царей земных, но и от всех сил небесных; но для того, что ты развратен нравом, нечист душею, страстей невольник, едина плоть и кровь, по образу только человек, но по душе приложился ты скотом несмысленным и уподобился им. Таковая страстная и нечистая душа, Святейшаго Его Царства вместить не может. Даже блажен и преблажен бы ты был, ежелиб удостоился быть последним сего Царя подданным. Тогдаб ты взошел на вышший степень, нежели все чести мирския. Ибо истинный раб Христов есть паче всех Царей земных. Как-то точно об них свидетельствует Апостол, яко недостоин их весь мир (Евр. гл. 11, ст. 38), и что они сядут вкупе с Богом на престолах и будут поставлены судиями всему миру (Матф. гл. 19, ст. 28).

Но чтоб не соблазнило или Ирода; или кого из непросвещенных то, что сей Великий и Всесильный Царь, убоялся гонения Иродова, как нынешнее Евангелие воспоминало, и бежал во Египет и с Материю, дабы сохранить жизнь свою? Как! (может помыслить кто нибудь:) небесному и могущественному Царю пристойно ли таковое бегство, укрывательство и сбережение своей жизни? Так чтож? Разве бы вы желали, чтоб Он вооружил себя легионами Ангел, чтоб Он потряс землею, и поколебал все стихии, чтоб Он поразил Ирода и всех своих противников громом и молниями? О как мысль сия низка и величия Божия не достойна!

Мог бы Он конечно все сие сотворить единым словом. Коснется рука Его горам, и воздымятся (Псал. 103, ст. 32). Но не благоволил Он сего учинить. Для чего? Для того вопервых, что Он чрез сие самое уже и был бы похож на тех Царей земных, кои свои оскорбления и обиды обыкли отмщать огнем и мечем. Но сие с Его духовным, кротким и милосердым царством никак не совместно. Разсудите вы сами по себе. Цари земные, всякое им сопротивление и законов нарушение когда откроется, без отлагательства наказывают, или смертию, или изгнанием, или другою какою казнию. Что, ежелиб и нашь духовный Царь так с нами поступить восхотел? Особливо, что Ему наши погрешности и в мысли скрытыя и в сердце утаенныя все известны и открыты; что, ежелиб наших душ Царь с нами грешниками, которые пием беззаконие, яко воду, так поступать восхотел? Что? С Пророком скажу; яко содом убо были бы, и яко гоморру уподобилися бы (Исаии гл. 1, ст. 9). Всеб мы в едино мгновение должны истреблены быть, от лица гнева ярости Его. Ибо, когда он только отвратит лице, вся возмятутся, и в персть свою обратятся (Псал. 103, ст. 29). И так с царством Его не совместна строгость и гнев; но милость, снисхождение и долготерпение.

А вовторых для того Он от гонения Иродова бежал во Египет, дабы исполнить Свое великое намерение, с коим пришел на землю. Принял Он нашу плоть, и с человеки пожити восхотел, дабы не только нас научить жизни духовной и добродетельной; но и в Своей Божественной Особе собственным примером то изъявить. Жизнь же истинно добродетельная и духовная всегда под крестом. От самаго младенчества до самой смерти жизнь Святых и не поправилам мира живущих людей не что иное есть, как един подвиг, труд и болезнь. И сие устроено Божиим провидением, не только не строго, но и премудро и милостиво. Ибо в ослабе и прохладах живущий человек подвержен развращению нравов, пленяется силою страстей, отягощается пороками, и добродетель или презирает, или вместить не может. А всегдашний подвиг, всегдашнее креста ношение смиряет мысль, чистит сердце, возвышает к Богу.

Почему и Родивыйся из Святейших Святый от Святыя Девы, для нашего спасения, избрал сей добродетельнаго подвига путь от самаго младенчества до смерти, дабы нам в Самом Себе представить добродетельнейшую и Святейшую Особу, и какий путь и нам избирать надлежит, ежели хощем быть добродетельны, и истиннаго блаженства достигнуть.

Се, благочестивии! ваша часть, ваш жребий. Несите терпеливо и великодушно сей священный крест. Не взирайте на видимая, но помышляйте невидимая. Сей крест покажется нам легок, ежели будем всегда помнить оное Апостольское слово: яко он тяготу вечныя славы соделовает нам (2 Кор. гл. 4, ст. 17). Аминь.

Говорено в Троицкой Лавре, 1795 года, Декабря 30 дня.

КОНЕЦЪ XVII ТОМА.



Оглавление

Богослужения

21 апреля 2024 г. (8 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.