На день Успения Пресвятыя Богородицы

CЛОВО

НА ДЕНЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТЫЯ БОГОРОДИЦЫ

Празднуемая нами Пресвятая Дева сама о себе воспела сию Богодухновенную песнь: се от ныне ублажат мя вси роди! (Лук. гл. 1, ст. 48). Таковой песни не могла она воспеть, разве особенным Пророческим духом. Ибо, человечески разсуждая, как Она могла предвидеть, и что могло Ее уверить, что все будущие роды оную ублажать будут и прославлять? Напротив тогдашния обстоятельства почти все доказывали, что Она несчастливаго сына несчастная мать и есть, и всегда таковою почитаться будет.

Родила она возлюбленнаго своего Иисуса не в чертогах, но в крайней бедности, в нищенском вертепе, и принуждена Его положить, не на ложи Царском, но в скотских яслех. Тотчас по таковом рождении внесена она была и с блаженным младенцем в Государственную перепись, так как и последние из подданных. Да и скоро после сего принуждена была бегством удалиться в чужую страну, во Египет, дабы дражайшаго Отрока безценную жизнь соблюсти от убийственнаго гонения Иродова. Потом всю жизнь препровождая в крайнем всего недостатке и неизвестности, своими очами почти ежедневно видела, что Рожденный от Нея претерпевает всякую нужду, и глад, и хлад, и не имеет, где главы приклонити; и что Его едва не все, особливо знатнейшие, духовные и мирские, ненавидят, презирают, осмеивают, оклеветывают, и гонят, даже до смерти. Напоследок уже поражена была и тем печальным и страшным зрелищем, что увидела Его с великим ругательством и мучением ведома, яко злодея, на смерть, да и смерть безчестную крестную. Сие точно было оное острейшее оружие, пронзившее Ея сердце (Лук. гл. 2, ст. 35), о коем Ей предсказал Симеон. Но при сем еще имела несчастие узреть и то, что Он предан и продан был от собственнаго Своего ученика; да что и прочие малочисленные Его ученики, кои казались быть к Нему приверженными, и те, видя Его в бедственном состоянии, оставили и разбежалися, а один из первейших еще и отрекся трикратно и с клятвою, что аки бы и не знает Его.

В таковых бывши обстоятельствах Преблагословенная Мария чрез всю Сына Своего жизнь, каким духом могла Она столь уверительно в слух всея вселенныя воспеть? Се от ныне ублажат мя вси роди!

Положим, что Она была по всему добродетельна; а Сын Ея был по всему не повинен, Свят и ко всем благодетелен; но когда столь горестна была вся и Ея и Его жизнь; да таков же и конец: то по крайней мере, те, кои почитают Их добродетель и Святость, не ублажать, не блаженными Их почитать будут; но будут Им сострадать, будут об Них сожалеть, будут оплакивать и Их, и самую добродетель, что она не только у людей никакой не имеет цены и чести; но еще в презрении и гонении. Сего, кажется, по крайней мере, надлежало Пресвятой Марии ожидать от будущих родов: да и то от тех, кои и сами хранят добродетель, и в других оную узнавать и почитать умеют.

Но иныя суть мысли и разсуждения человеческия: иное благоустроение Божие. Самое дел событие доказало, что Преблагословенная Мария воспела оную песнь не по обыкновенному мыслей человеческих порядку, но по особенному Духа Божия вдохновению. Ибо весьма достойно примечания оное о Марии Евангельское Слово, яко Мати Его соблюдаше вся глаголы сия в сердце своем (Лук. гл. 2, ст. 51).

Какие глаголы сия? Видела Она, что Рожденный от Нея изливает источник не земныя, но небесныя премудрости; и творит дела превосходящия природу, единому Богу свойственныя; видя сие, заключала в просвещенном сердце своем, что плод Ея есть свыше, и что в нем под покрывалом бренныя плоти кроется сам Бог безплотный. А по тому всеми теми наружными приключениями Она не смущалася и не соблажнялася; но веровала несумнительно, яко наконец и Сына Ея имя будет по всей вселенной благословенно и препрославленно; и Она того же прославления всегда и во всех родах будет участна: и для того воспела с полною и радостною верою: Се от ныне ублажат мя вси роди!

А что она сие изрекла поистинне Пророческим духом; се мы сами днесь то самым делом доказываем, ублажая оную Пресвятую Матерь, и прославляя, и истощевая все возможныя витийства на похвалы Ея! Но что мы? и со всем Российским православным родом, малая рода человеческаго часть. Ублажают ю и прославляют во всех концах вселенныя, где Евангелие проповедуется, и Христианское благочестие хранится не ныне токмо; но от самаго того часа, как воспела Она помянутую Пророческую песнь, и доселе, с лишком чрез семнатцать веков. Да и будет непременно ублажаема и прославляема дотоле, как вострубит последняя Архангельская труба, и церковь на земли воинствующая пренесется на небеса, и соединится с церковию торжествующею. Ибо скорее небо и земля прейдет, нежели чтоб нарушилась и малая черта Слова Божия, глаголющаго: на сем камени созижду церковь Мою, и врата адова не одолеют ей (Матф. гл. 16, ст. 18).

Но желательно, думаю, вам знать, почему заслуживает ублажаема быть Пресвятая Дева и Мать, и каким образом ублажать мы оную можем. Ублажать кого, есть не иное что, как признавать кого настояще счастливым и истинно блаженным. И по тому его за велико почитать, удивляться ему, прославлять его, и желать, сколько нибудь их сего блаженства, яко из изобильнаго источника, для себя почерпнуть.

Желая убо ублажать Пресвятую Деву Матерь, совсем должны мы отвергнуть из мысли то понятие, какое люди имеют о блаженстве человеческом; то есть, чтоб почитать тех только блаженными, кои великим богатством изобилуют, кои высокими мирскими честьми почтены, кои воздвизают победныя торжества, кои во всяком покое, изобилии, и в славе человеческой жизнь сию оканчивают. Нет! совсем мы должны позабыть таковое блаженство, когда желаем ублажать Преблаженную Марию. Ибо Она ничего того не имела; или паче, хотя бы и могла иметь, презирала; яко ни мало к истинному блаженству не принадлежащее. А по тому ежелиб на сем человеческом основании Ее ублажать, то и не могли бы мы Ее почесть блаженною; и Пророческая Ея песнь осталась бы без исполнения. Нет! Се от ныне ублажат мя вси роди!

Блаженны мы, что имеем счастие толико от Бога просвещенны быть, дабы сколько нибудь возмочь ублажить препрославленную от Бога Марию!

Ублажаем убо Оную, яко избранную прежде век на сие великое дело, дабы быть Ей Материю Господа своего. Ежели небо, и небеса небес недовольны, чтоб вместить в себе безпредельнаго и непостижимаго Бога: какое должно быть преимущество Преблагословенныя Девы, когда Она удостоилась вместить в себе Невместимаго? И по тому истину церковь воспевает, яко чрево Ея пространнее небес бысть.

Ублажаем мы Марию, яко чистейшую телом и духом. Ибо чистоты всякия и святыни Источник, не удостоил бы существенно вселиться, да еще и плоть и кровь заимствовать, разве от таковой особы, которая была чистейшая телом, непорочнейшая духом.

При сем мы мимоходом к счастию своему заметим, что некогда Бог раскаялся, яко и создал человека (Быт. гл. 6, ст. 7), и что по Пророку, призре Господь с небесе видети на сыны человеческия, аще есть разумеваяй, или взыскаяй Бога (Псал. 13, ст. 2, 3): но не обрел никого таковаго на земли. Вси уклонишася, вси вкупе не потребни быша: несть творяй благое; несть, даже до единаго. При таковом общем рода человеческаго от Бога отступлении обрелась едина Мария, не токмо Богу угодная, но и Материю быть Ему избранная. Сие есть наисильнейшее доказательство святости Ея, и высочайшее пред всеми тварями преимущество. Но и мы, род человеческий, можем похвалиться и ублажить себя, что, хотя едина из всех обрелась Особа Богу совершенно угодная, которая впрочем была нам сродна, нашея плоти и крови участна: и по тому Она едина не допустила всему роду человеческому остаться в конечном посрамлении.

Ублажаем мы Преблагословенную Марию, яко удостоенную Ангельскаго приветствия и сошествия во утробу ея Духа Святаго. Дух Святый, сказано ей, найдет на тя и сила Вышняго осенит тя (Лук. гл. 1, ст. 35). С сим словом стала Она быть вся исполненна Богом, и превзошла все пределы естества человеческаго. Кто виде, кто слыша таковая, яко Дева безсеменно зачала, и носила во чреве своем Носящаго вся?

Ублажаем мы Марию, яко родившую Избавителя и Спасителя рода человеческаго. И хотя все спасение наше зависит от единыя оныя вечныя жертвы, на кресте Христом принесенныя: но не можем мы никогда сие великое благодеяние и таинство воспомянуть, чтоб вкупе не воспомянуть и Марию. Ибо воспоминая воплотившагося Бога и Своим воплощением нас спасшаго, тотчас стречается нам и Святая Дева, сему воплощению собственным своим телом и кровию послужившая.

Ублажаем мы Марию, яко во всю жизнь странствия Сыновня на земли, была от Него не отлучна, и всем Его страданиям и поношениям была сподвижница мужественная.

Ублажаем мы Святейшую Матерь, яко и во время страшнаго Сына своего страдания, когда все ученики Его оставили и разбежалися, Она стояла при кресте, и вкупе с умирающим и распинаемым Иисусом умирала и сраспиналась. И по тому оная Святейшая кровь, за весь мир проливаемая, прежде всех окропила ту, которая Ему свою кровь заимствовала.

Ублажаем мы Пресвятую Матерь, яко удостоилась Она сего таинственнаго слова, изреченнаго Господем со креста Иоанну: се Мати твоя (Иоан. гл. 19, ст. 27). Ибо, по толкованию церковных Учителей, вручая таковым образом Господь возлюбленному ученику Матерь Свою, в лице его, всей церкви Своей Ее поручил, дабы Матерь Его почитать, яко общею всея церкви Материю.

Ублажаем мы Пресвятую Марию, яко Она вкупе со Апостолами в день пятьдесятный удостоилась приять сошествие Святаго Духа. Ибо Лука имянно повествует, яко в тот день вкупе со Апостолами была и Мария Матерь Иисусова (Деян. гл. 1, ст. 14). И ежели Апостолы получили тогда таковую Духа Святаго силу и дар, что чудесами своими исполнили всю вселенную; то конечно не меньше, или и больше таковой благодати получила Та, которая не только союзом духа, но и союзом плоти и крови была соединена с тем, который низпослал Духа Святаго.

Ублажаем наконец Преблаженную Деву и Матерь, яко Она пожив в толикой непорочности, Святости, и духовной славе, преставилась в полной и чистейшей вере, и получила ту последнюю честь, яко погребена была руками Апостольскими.

Таковым образом и за сие ублажать мы можем и должны Преблагословенную Марию; егда пребывала Она на земли; хотя несравненно ниже Ея достоинства, яко младенцы, языком немотствующим. Но уже ныне ублажать мы Ее не можем: не для того, аки бы Она престала быть блаженною: нет! Она блаженна и преблаженна: но что уже Ея небесное блаженство не только язык наш изглаголать, но и мысль понять не может.

Остается токмо нам всегда прибегать к рожденному от Нея Сыну и Богу, да молитвами Ея дарует нам и жизнь святую и кончину блаженную. Аминь.

Говорено в Троицкой Лавре, в Успенском Соборе, 1795 года, Августа 15 дня.



Оглавление

Богослужения

21 апреля 2024 г. (8 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.