На день Святых Апостол Петра и Павла

CЛОВО

НА ДЕНЬ СВЯТЫХ АПОСТОЛ ПЕТРА И ПАВЛА

Великие празднуемые нами днесь мужи, Святые Апостолы, Петр и Павел; коликие понесли в жизни труды и подвиги: но и коликие же за все то восприяли на небеси почести и награды, вам в Евангельском благочестии воспитанным, и проповеданною ими верою просвещенным, совершенно известно.

Но как их труды и подвиги нам доставили истинное просвещение, возжгли в нас свет веры божественныя, и учинили нас блаженными на земли и на небеси: то и одолжены мы непременно какую либо им воздать за то награду, дабы не показаться нечувствительными, к столь великим их благодеяниям, и неблагодарными.

Но что им воздать мы можем? Чем возблагодарим? Что достойное им принесем? Ежели бы все богатство, и все в мире драгоценное, собрав принесли им, они, обладая небом и Богом, на все то не иначе воззрели бы, как на брение и плюновение. Ибо и в жизни сей будучи, презирали они все то, яко сущую суету.

Ежелиб мы их могли увенчать и вручить им державу всея вселенныя; они седя на престолах одесную Бога, и назначены быть судиями мира, возгнушалися бы сим, яко игралищем детским, научившись из Евангелия, яко еже есть высоко пред человеки, мерзость есть пред Богом (Лук. гл. 16, ст. 15).

Так что же можем мы принести им? Ибо совесть истиннаго Христианина терпеть не может, чтоб не изъявить им чем либо своей благодарности.

Не нахожу я другаго чего, как только воспеть их подвиги среди церкви ими основанныя, и превознести похвалами великия их к нам заслуги. Но и в песнях и похвалах наших они нужды не имеют. Ибо все наши и самыя витийственныя слова для них, непрестанно оглашаемых пением всех Ангельских соборов, не иное что суть, как комаров пискания. Однако со всем тем душа, высокою их Философиею просвещенная, терпеть не может; и похвалами их превознесть желает и стремится. Хотя не для того, дабы их одолжить столь малым приношением: но чтоб нам исполнить долг благодарности; а паче, проповедуя их заслуги, чтоб оными нам возпользоваться, и превознося их веру, наиболее в оной утвердить себя.

Кто возглаголет силы Господни: слышаны сотворит вся хвалы Его! поистинне, яко же отстоит небо от земли; тако отстоят мысли наши от помышлений и судеб Божиих (Псал. 105, ст. 2). Ктоб мог из смертных подумать, чтоб Апостолы, быв самаго низкаго между людьми состояния, самые бедные, никаким мирским наукам необученные, словом витийства неодаренные, никакими неснабденные оружиями, ничего в руках неимеющие, кроме невода и шила, кои были орудия Петра и Павла для своего пропитания; ктоб мог подумать, чтоб таковые позваны и избраны были на величайшее звание, какое только быть может под солнцем. На каковое звание? Чтоб преобратить образ всего мира; переменить весь вид рода человеческаго, и дать ему иной ум, иное о всем понятие, иные нравы, иныя склонности, иное сердце, иную душу, иную землю; чтоб, то есть, они живучи на земли, помышляли не о земле, а о небе; и почитали бы себя гражданами не земными, но небесными. Как! возможно ли поверить, чтоб такóва состояния люди могли позваны быть на такое служение, которое никак бы не могли исправить, ни вси царие земли, ни вси мудрецы мира сего?

Да пусть бы они на сие были и позваны: но где они могут взять нужныя к тому способности, силы и дарования? Избрать бы их обыкновенными между людьми судиями? Они к тому не способны, яко никаким законам не обученные, и совсем силы их не разумеющие. Избрать бы их воинами? Они к тому не способны, яко ни храбрости, ни искуства военнаго не имеющие. Избрать бы их в число торгующих? Они к тому были не способны, яко не разположенные к тому ни склонностию, ни охотою, ни знанием. Избрать бы их в учители во обыкновенных училищах? Они к тому были не способны, яко никаким мирским наукам и языкам не обученные. Избрать бы их в правители народов? Они к тому были не способны, яко ни правил политики не знавшие; и что ниже во сне о том помышляли когда. Естьли же так: то уже превосходит всякое не только вероятие человеческое, но и общее понятие, чтоб таковые позваны и избраны были на служение, дабы преобразить весь род человеческий, или паче землю пременить на небо. Однако позваны и избраны. И сие звание и избрание, тот, кто избрал их, засвидетельствовал пред лицем неба и земли. Исповедуютися Отче! Господи небесе и земли, яко утаил сия от премудрых и разумных, и открыл еси та младенцем. Ей, Отче! яко тако бысть благоволение пред Тобою (Матф. гл. 11, ст. 25 и 26).

Но пусть будет так; когда есть на то благоволение небеснаго Отца. Так должны мы теперь ожидать, что избравый их, яко Всемогущий, снабдит их всем потребным к столь великому служению. Сделает их сильными, страшными, могущественными, непобедимыми. Но ах! что слышим мы? Избравый их, отправляя на столь великое посольство, вот все, что говорит им: Се Аз посылаю вас, яко овцы посреде волков (Матф. гл. 10, ст. 16). О Христе! таким ли образом вооружаешь Ты избранных своих? не надлежало ли бы паче по нашему сказать: се аз посылаю вас, яко львов, яко тигров, дабы удобно разтерзать волков? Ты таковым образом посылаешь их не на победу, но на видимую жертву. Сие не есть снабдить потребным к их посольству; а паче их устрашить и отвратить от предприятия. Что могут кроткия и безгласныя овцы учинить между волками, как тотчас, когда овцы появятся, челюстями волков разтерзаны быть?

Правда: обещал Он им дать уста и премудрость: (Лук. гл. 21, ст. 15). Но в какое время? В то самое, когда волки уже их терзать станут. Предадят бо вы, говорит, на сонмы, и на соборищах их биют вас: егда же предают вы, не пецытеся, како или что возглаголете: дастся бо вам в той час, что возглаголете (Матф. гл. 10, ст. 17 и 19). Кажется, по нашему мнению, уже не благовременны уста и премудрость, когда и уста сокрушает мучитель, и терзая все тело, связывает все действие премудрости.

Но Бог поступает по своим предвечным советам, а не по нашим мыслям слабым и суетным. Се Аз посылаю вас, яко овцы посреде волков. В сих словах, кои, казалось нам, могли более устрашить Апостолов, в сих самых словах, великая заключалась сила к их ободрению и мужеству. Она вся состоит в сем кратком слове: Аз. Вы, посылаемые Мною, не взирайте на свою немощь; но полагайтесь на силу того, который посылает вас: не взирайте на то, что вы овцы; но помышляйте, что вас посылает лев от колена Иудова. Аз посылаю вас: Аз: Я небо и землю единым словом создал. Я манием всю тварь содержу. Я прикасаюся горам и дымятся. Я удерживаю волнение моря. Я в руках своих содержу страшные для человеков духи царей. Мене страшится бездна, Мене трепещет ад: отверзшу Мне свою руку, всяческая исполнятся благости: когда же отвращу лице свое, вся возмятутся и в персть свою возвратятся. И так не взирайте на себя, но на посылающаго вас. Се Аз посылаю вас!

Не удивительно, ежели волки одолеют овец: но в том откроется моя слава, когда овцы победят волков. И конечно победите. Сия победа, победившая мир, вера ваша (1 Иоан. гл. 5, ст. 4). Они уязвят вашу пяту: а вы сокрушите их главу. Они могут только коснуться вашея плоти и крови: но сия пища для них будет смертоносна; а вам доставит живот некончаемый. Они погибнут: а вы восхвалитеся во славе, и возрадуетеся на ложах небесных. Или паче и они не погибнут. Я устрою, что вы овцы и волков учините овцами. Я устрою, что вы Савла дышущаго прещением и убийством, учините сосудом избранным. Я устрою, что и самых царей учините вы себе послушными, так, что они за большее почтут быть рабами Моими, нежели царями мира. Се Аз посылаю вас, яко овцы посреде волков. И так сии овцы, с таковым наставлением пошли в путь свой радуяся.

Доселе, что мы ни сказали, все относится к избравшему их Господу, и открывает Его мудрость, силу и славу. Он их позвал, Он их избрал, Он их послал, Он их наставил и вооружил. Но в сем самом и избранных Апостолов заключается честь и превосходство. Он их назвал овцами: следовательно усмотрел в них кротость, смирение и незлобие. Он их назвал младенцами: следовательно усмотрел в них доброту сéрдца, непорочность, искренность, нежность любви, какая есть в младых детях к своим родителям. А по сему, яко Сердцеведец, видел, что нет в них гордости и мудрования мирскаго, нет в них великаго о себе, то есть, о своем, или достоинстве, или богатстве, или разуме мечтания. Усмотрел, что земля их сéрдца не занята ни тернием богатства, ни камнем жестокосердия, ни сухостию лености и разслабления; и по тому весьма способна к принятию семени слова Божия.

Да будет убо благословен Господь Иисус Христос, который во избрании таковом явил явственно, что Он есть Божия сила и Божия премудрость. Да будут же нами и всеми Христиан родами благословени и избранные Им Апостолы. Ибо действовала в них благодать: но и они были наилучшия и ревностнейшия благодати орудия. Сколько Павел ни был смиренномудр, сколько ни присвоял все споспешеству Божию, а не себе: однако в одном месте не мог удержаться, чтоб не проглаголать самую истинну: паче всех их, говорит он, потрудихся; не аз же, но благодать Божия, яже со мною (1 Кор. гл. 15, ст. 10), то есть благодать вкупе с Павлом. По истинне благодать Божия успешно в Павле действовала: но и Павел был достойное благодати орудие и священный сосуд избрания. И для того на другом месте свободно взывает: Богу споспешники есмы (1 Кор. гл. 3, ст. 9). Сии словà можем мы в том разуме взять: что как Павел ничего не мог исполнить без содействия Божия; так и сам Бог, смею сказать, не совершил бы толико славнаго церкви устроения, без содействия Павлова. Бог был Художник: но и Апостолы были острейшие секиры, коими удобно действовала десница Божия.

Какою любовию горели они к Богу? Какою любовию воспалены были и ко спасению ближняго? О любви их к Богу Павел вопиет. Кто ны разлучит от любве Божия? ни смерть, ни живот, ни Ангели, ни начала, ниже силы, ни настоящая, ни будущая, ни высота, ни глубина, ни иная тварь кая, может разлучити нас от любве Божия, яже о Христе Иисусе Господе нашем (Рим. гл. 8, ст. 35, 38 и 39). А о любви ко спасению всех человек, сей же великий Ангел открывая свое сердце, говорит: Кто изнемогает, и аз не изнемогаю ли? Кто соблажняется, и аз не разжизаюся ли? (2 Кор. гл. 11, ст. 29). То есть, кто бы то ни был, когда я его вижу изнемогающаго в вере, и сам с ним состражду. Когда кого вижу соблажняющагося, всею внутренностию и сам мучуся и сокрушаюся. Кто видел, кто слышал, чтоб родители так горячи были к своим детям, как Павел был ко всем человекам? Таковы были и все Апостолы.

Когда же их такова была к нам любовь, великая, нелицемерная, спасительная: какою любовию и наше сердце должно быть к ним воспалено! Какия слова, какия похвалы, какия почести быть могут, чтоб все их не истощить на единое их прославление!

О! кто даст нам, чтоб мы обняли их главу, из коей проистекал толикия мудрости источник? Кто даст нам вложить сердце свое в их сердце, которое горело к нам толикия любве пламенем? Кто даст нам позлатить те уста, кои услаждали не человеков токмо, но и Ангелов? Кто даст нам восприять в свои недра те руки, кои везде посеяли семя слова Божия? Кто даст нам облобызать те ноги, которыя шествовали от Иерусалима ло Иллирика и по всей вселенной благовествуя мир?

О Божественныя светила! просветите нас помраченных. О непоколебимые столпы! поддержите слабость нашея веры. О Ангелы хранители! сохраните церковь вами основанную. О седящие на престолах Божественных! будьте покровители нашему отечеству, и Державствующую в нем, со Августейшим наследием, укрепите в подвиге Богоугодном.

Сии же наши скудныя ваших великих подвигов похвалы приимите, яко некоторый малейший знак нашего к вам благочестиваго усердия, и что мы веру вами проповеданную, почитаем паче всего в свете. Аминь.

Говорено в Троицкой Лавре, 1795 года, Июня 29 дня.



Оглавление

Богослужения

21 апреля 2024 г. (8 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.