На день Святыя Пятдесятницы

CЛОВО

НА ДЕНЬ СВЯТЫЯ ПЯТЬДЕСЯТНИЦЫ

Тот день колико для нас был бы радостен, в который возведены бы мы были на степень достоинства, какого бы желали, и открылись бы нам все источники богатства до совершеннаго нашего насыщения всякаго рода изобилием! Какаяб наша тогда была радость, какое торжество!

Человеки к миру пристрастные и едиными чувствами управляемые! доколе будете привязывать себя к единой земле и брению? Доколе будете уважать едино видимое, а пренебрегать невидимое? Доколе будете за велико почитать едино тело и телесныя удовольствия; а презирать дух и восхитительныя его сладости? Доколе будете гоняться за славою и честию преходящею и за богатством истлеваемым; а не возжелаете когда либо славы и чести Божией и богатства нетленнаго? Подъимите себя выше земли, и откройте очи чистаго разума и сердца непорочнаго. Вы ýзрите несравненно превосходнее всего того, что мир ни представляет нам лестнаго.

Сей день благословенный есть тот, в который нам излился весь источник или паче бездна богатства духовнаго, и возвышения выше смертных жребия. Дух Святый, Его же пришествие днесь празднуем, есть всех даров источник.

Желает ли кто мудрости? Он есть Дух премудрости (Исаии гл. 11, ст. 2). Желает ли кто просвещения? Он есть Дух разума (Там же). Желает ли кто глубокаго вещей познания? Он есть Дух ведения (Там же). Желает ли кто служить Богу духом и истиною? Он есть Дух благочестия. Желает ли кто сердце свое учинить неприступным для страстей и пороков? Он есть Дух страха Божия (Исаии гл. 11, ст. 3). Желает ли кто не впасть в заблуждение? Он есть Дух истины. Желает ли кто узнать сокровенныя в делах Божиих тайны? Он есть Дух пророчествия. Желает ли кто красноречия, свободно и убедительно проповедующаго истину? Не вы, сказано, будете глаголющии, но Дух Отца вашего глаголяй в вас (Матф. гл. 10, ст. 20). Желает ли кто прямыя свободы, чтоб ни от кого и ни от чего не зависеть, а творить все благое по единому своему непринужденному произволению? Он есть и называется Дух свободы. Желает ли кто быть в числе чад Божиих, любящих Бога и любимых от Него? Он есть Дух сыноположения (Рим. гл. 8, ст. 15). Желает ли кто, чтоб в самых скорбях и гонениях внутреннюю не потерять бодрость и великодушие? Он есть Дух крепости и утешения (Исаии гл. 11, ст. 2). Желает ли кто иметь залог в душе своей, что он есть и будет в числе спасаемых? Он есть Дух обручения нашего с Богом. Желает ли кто узнать о себе, что пребывает в нем Дух Божий? Тот же Дух уверяет нас своими плодами; ибо, по Апостолу, плод духовный есть радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. гл. 5, ст. 22). Кратко сказать: сколькоб человек ни имел в себе благих дарований; всех тех есть и источник, и производитель, и сохранитель Дух Святый.

Павел, изчисляя многоразличныя Духа Святаго дары, заключает, что все то действует един и той же дух (1 Кор. гл. 12, ст. 11). Но притом прилагает, что не все всякому Духа Святаго дары подаются; но различным различныя, по мере веры (Рим. гл. 12, ст. 6).

На сем слове мы остановимся. По мере веры. О мера, единым перстом Божиим измеряемая! Дýше Святый! даруй нам сколько нибудь познать, как наша вера на сей праведной мере взвешивается или измеряется?

Когда есть мера веры, так по сему не во всех вера есть одинакова: в иных бóльшая; в других меньшая: в иных возвышеннее; в других униженнее: в иных сильнее; в других слабее: в иных тяжеловеснее; в других легчае. Конечно так! Ибо и Спаситель одной жене сказал: велия вера твоя (Матф. гл. 15, ст. 28). И Сотнику также: ни во Иизраили толики веры обретох (Матф. гл. 8, ст. 10). А другаго некотораго назвал, маловером (Матф. гл. 14, ст. 31). Но притом при последних временах века и совсем вера ослабнет, или и погибнет, по оному Евангельскому предречению: егда приидет Сын человеческий, обрящет ли веру на земли? (Лук. гл. 18, ст. 8).

Боже сохрани! дабы вера наша так ослабла, чтобы уже ни под какую правды Божия меру подходить не могла. Знаем, что вера может до такой высоты возвышена быть, яко и горы преставляти; но мы хотя той веры поищем, которая нас не совсем изключает из числа верующих, праведною Божиею мерою измеряемых.

Чтоб нам узнать о своей вере, велика ли она в нас, или мала; мы посмотрим на примеры известных мужей, которых вера уже Богом прославлена: и таковые примеры приложив к себе, можем сколько нибудь узнать, какая и в нас есть мера веры.

Авраам не только великою прославился верою; но даже Слово Божие удостоило его наименовать отцем всех верующих (Рим. гл. 4, ст. 11). Вам известно, что он принес в жертву сына своего единороднаго. Расклал дрова, возжег огнь, изострил мечь, поднял десницу, и заклал сына, хотя не рукою, но полным произволением. Все прервал союзы природы, где надлежало повинуться природы Господу. О вера, которыя мера, без сумнения всякаго, столь была велика, сколько возвышено небо от земли! Таковой вере как бы удивившись и сам Творец естества, не мог умолчать, но изрек в слух всея вселенныя: яко сотворил еси глагол сей, и не пощадел еси сына своего возлюбленнаго Мене ради, во истинну благословляя благословлю тя, и множа умножу тя (Быт. гл. 22, ст. 16, 17).

Се мера веры! до каковой меры чтоб достигла и наша вера, сего и требовать дерзновенно. Довольноб было для веры нашей, чтоб мы свое имение или хотя некоторую часть онаго, которое не меньше мы любим, как Авраам сына своего, принесли Богу в жертву. Он сей жертвы от нас требует. Милости хощу, говорит, а не жертвы. И хотя мы сию жертву приносим подобным нам людям; однако Он приемлет ю не иначе, как бы мы Ему самому приносили. Еже сотвористе единому из сих братий моих меньших, мне сотвористе (Матф. гл. 25, ст. 40).

А и награду за то нам обещает не мéньшую, или еще, кажется, и бóльшую, нежели самому Аврааму. Ему сказал: благословляя благословлю тя, и множа умножу тя; а нам говорит: приидите благословении Отца моего: наследуйте (за сие) уготованное вам царствие прежде сложения мира (Матф. гл. 25, ст. 34). Ежели же бы мы и сей малой жертвы за таковую великую награду Богу принести не восхотели: то сами можете разсудить, сколь должна мала быть мера веры нашея.

Посмотрим же мы и на другой великий пример веры. Апостол Павел в вере не уступил Аврааму. Сей принес в жертву сына своего; а тот самаго себя. Ибо се его исповедание: аз уже жрен бываю (2 Тим. гл. 4, ст. 6). Да и сию жертву принес он не единократно, но и стократно и тысящекратно: ибо он сам говорит о себе: по всяк день умираю (1 Кор. гл. 15, ст. 31). Да еще сим по вседневным на жертву себя приношением и хвалится. Мне да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа: им же мне мир распятся и аз миру (Гал. гл. 6, ст. 14).

Се паки мера веры, которую, по ея безмерности, мы измерить не можем; как токмо един Бог. Когда же не можем мы токмо измерить, кольми паче подражать. Довольноб для нас было, ежелиб мы хотя то учение крепко содержали, за которое Павел толико смертей претерпел: довольноб было, ежелиб мы презрели все мудрования своего слабаго разума, и все мудрования суетнаго мира; а следовали бы и держались единственно Слова Божия, Павлом проповеданнаго. Ибо держася сего, сколько нибудь благодать Божия утвердила бы нас в благочестии и благих делах, яко плодах веры. И сия мера веры, для нас слабых в вере, была бы довольна.

Но не оставим заглянуть и на знаменитые в вере примеры Святых Мучеников. Вам известно, колико они бедствий, колико страшных мучений, колико многоразличных смертей, претерпели за то только, чтоб не предать священный залог веры. Пусть Павел, яко отличный из смертных, яко особенным званием призванный, яко весь духа исполненный, пусть он был велик в вере: но из Мучеников многие были из простаго состояния, учености мирской неучастные, многие из слабаго женскаго пола, многие из отроков; но все то претерпели мужественно и со славою.

От чего все сие? От того, яко в них была мера веры великая и высокая: и столь великая, что счастливыб мы были, ежелиб хотя в малейшем чем им уподобились. Хотяб только мы правду в нужных случаях безбоязненно защищали. Хотяб сребролюбию и лицеприятию от правды себя отвлечь не попускали: хотяб немощнаго не предавали в руки сильнаго: хотяб защищая правду, не смерть и мучение, но некоторый в имении урон, или лишение некоторых чаемых мирских честей, принесли в жертву.

О! и сие бы некоторую составило меру веры нашей, и к Мученикам за правду пострадавшим, хотя бы несколько нас приближило.

Но почто же не воззрим мы и на предлежащаго нам праведника сего, Преподобнаго Сергия? И в нем мера веры была возвышенна. Оставить мир и все в нем лестное, уединиться в непроходимую пустыню, изнурять плоть свою всегдашними трудами, постом и молитвами, ни к чему мирскому не быть пристрастну; и совсем умертвить тело, жить, яко безплотному, есть мера веры великая. Нет подвига бóльшаго, как покорить страсти свои; и тем победить самаго себя.

Чтоб нам приобресть и таковую меру веры, я увещавать не смею. Ибо сия мера зело превосходит слабость веры нашея. И судя по сей слабости, довольноб было для веры нашей, чтоб мы хотя хранили всегда умеренность в пищи, в питии, и в вожделениях плоти; чтоб мы хотя убегали не воздержания и пиянства; чтоб мы хотя в воскресные и праздничные дни не оставляли службы Божией; хотяб мы в некоторые праздные часы, не в чтении мирских соблазнительных книжек, но в чтении Слова Божия упражнялися; чтоб мы хотя всякую умеренность хранили в домашнем содержании, а отвергли бы разорительную и развратную роскошь. Судя по слабости нашей, и временам превратным, довольноб было для нас и сей меры веры.

Ежели же бы наша вера так ослабла, чтобы уже ни под какую правды Божия меру не подходила, то что уже будет в нас? Земля всегда обработываемая и всегда напоеваемая, но терние единое произращающая, есть проклятая: и Дух Святый, всегда дарами своими благодатными всех одарить желающий, нас оставит, и лишит, яко недостойных, всех даров своих.

Но о Душе Святый! благий Утешителю! не остави нас и не лиши своих даров. Вера не есть дело сил наших: есть дар твой, дар Божий. Когда же дар; дай нам его туне, по единой благости своей, а не по делам нашим. Как же к принятию сего дара потребно и от нас доброе расположение; то и сие Ты даруй нам, ими же веси судьбами, молим Тя. Аминь.

Говорено в Троицкой Лавре, 1795 года, Маия 20 дня.



Оглавление

Богослужения

15 апреля 2024 г. (2 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.