На освящение церкви

CЛОВО

НА ОСВЯЩЕНИЕ ЦЕРКВИ

Кий дом созиждете Ми, глаголет Господь; или кое место покоищу Моему? (Деян. гл. 7, ст. 49). Но Господи! можем ли мы в каковом либо месте пребывать, гдеб не было Твоего присутствия? Не наполняеши ли Ты собою небо и землю? Все Тобою мы живем, движемся и есмы. Так какой же есть тот дом, котораго, кажется, желает Бог, дабы он для него создан был? Ибо задавая сей вопрос: кий дом созиждете Ми, дает нам чрез сие уразуметь, что Он каковаго-то особенным устроением созданнаго дома желает для себя. Кий дом созиждете Ми?

Слышу, что в другом месте слово Божие нас уверяет, яко Вышний в нерукотворенных храмах живет (Деян. гл. 7, ст. 48). Так по сему уже никакий руками человеческими устроенный дом не может быть достоин Его Божественнаго величества. Но что же суть и сии храмы нерукотворенные? Не суть ли они небо, земля, и все твари видимыя и невидимыя? Но могут ли и оне быть достойным Божества вместилищем? Не все ли твари суть конечны; а Он безконечен: не все ли ограничены; а Он безпределен? Не все ли времянны и случайны; а Он вечный и всегда пребывающий? Не имел ли Он для себя места, когда и всего мира еще не было? Не был ли Он и тогда всесовершенно блажен и ни в чем недостаточен? Но когда уже и мир стал; не справедливо ли Пророк к Нему отзывается? Вся обетшают, и яко одежду свиеши их, и изменятся: Ты же всегда тойжде еси, и лета Твоя не оскудеют (Псал. 101, ст. 27 и 28). Так каковагож дома желает Господь, дабы он устроен был для пребывания Его? Кий дом созиждете Ми?

Сию таинственную задачу предлагает нам слово Божие; да оно же ту и разрешает. Ибо Евангелие сей произносит сладчайший Христа Господа глас: аще кто любит Мя, слово мое соблюдет, и Отец мой возлюбит его, и к нему приидем, и обитель у него сотворим (Иоан. гл. 14, ст. 23). А в другом месте еще выразительнее тоже самое объясняет: вы есте, говорит, церкви Бога жива: яко же рече Пророк: яко вселюся в них и похожду: и буду им во отца, и вы будете мне в сыны и дщери (2 Кор. гл. 6, ст. 16 и 18). Так се оный дом, котораго желает Господь, дабы он устроен был для Него! Из всех тварей единому человеку назначается сия честь, дабы быть Ему домом Божиим, ежели он любит Его и заповеди Его хранит. Боже мой! что есть человек? Яко толико возвышаеши его. Уже не льзя сказать с Пророком, яко умалил еси его малым чим от Ангел (Псал. 8, ст. 6): но возводиши его выше всех Ангел и всех тварей. Таин Твоих понять мы не можем: но благость Твою и снисхождение одолжаемся прославлять в безконечные веки.

Таковая преимущественная человеку даруемая честь, возможно ли, чтоб не побудила его любить таковаго безпримернаго Благодетеля, и слово Его соблюдать с ревностию и усердием? Но сколько удивлялись вы благости Божией: столько удивитесь, но не в восторге радости, а страха и изумления, что человек еще делает затруднение, дабы допустить таковаго Гостя к себе, и душу свою жилищем для Него устроить. Се слышу я, что в одном месте, сей великий Бог жалуяся говорит: се стою при дверех и толку; аще кто услышит глас Мой, и отверзет двери, вниду к нему, и вечеряю с ним, и той со Мною (Апок. гл. 3, ст. 20). Как! Он стоит при дверях, и с презрением, яко привратник при дверях стоять оставляется? Он толкает в двери: и они еще Ему не отверзаются? Не надлежало ли бы поспешить Ему в сретение, и с пролитием радостных слез припасть к ногам Его; вопия с сотником: несмь достоин, да под кров мой внидеши (Матф. гл. 8, ст. 8). Велико уже и то, что Он без приглашения нашего, не имея нужды, а нам блаженство устрояя, Сам собою к нам приходит. Почто Ему стоять при дверях, и толкать, и ожидать, доколе мы, глубоким сном страстей усыпленные, пробудимся, или может быть не пробудимся никогда. Презри, Господи! презри толико презренную и неблагодарную тварь, и не доводи Своего величества до таковаго унижения! Да падет всякая гордыня человеческая; и да вознесется Господь един!

Но что я говорю? Толкай, Господи! ударяй, ударяй двери сердца нашего: и не преставай ударять, доколе всегдашним Твоим ударением и терпением не умягчится ожесточение наше, и доколе не отверзем Тебе дверей сердец наших. Уже ли столь крепко заключены они, чтоб на таковые сильные удары благодати Твоей наконец не отверзлися?

Знаем, сколь велико грешника ожесточение; но видим многих и таковых грешников, которые на сии толкания с радостию отверзли двери сердца своего, и удостоились принять его внутрь себя. Сей удар почувствовав Закхей, отверз двери своего сердца, сребролюбием крепко заключенныя, и в радости услышал: днесь спасение дому сему бысть (Лук. гл. 19, ст. 9). Сей удар коснулся мытаря: и пременил его в праведника. Сей удар проник до внутренности блуднаго сына: и принес радость обновления не только ему; но подвúг на торжество и самаго Отца со всеми Ангелами на небеси. Сей удар воздействовал в душе грешныя и разпустныя жены: и пременил ее в деву целомудренную, достойную любви Божией. Сей удар поразил гонителя Павла: и сотворил его сокровищем всех благодатей и милым Духу Святому жилищем. Сей удар столь силен, что в одну минуту отверз и для Бога двери душú разбойничей; и для него самаго двери райския. Но что много изчислять? И ныне, оставляет ли грешник пути свои развращенные; восходит ли праведник на вышший степень добродетели: все то есть действие благодатнаго ударения, непрестанно действующаго в человеческом сердце.

Сие самое священных храмов на славословие Божие устроение, не может быть, разве когда благодать Божия воздвигнет на то благочестивую душу. Все то, кто каким либо образом возносит дух наш от земли к небеси, и как бы разрывая связь нашу с миром, приближает нас к таинственному союзу с Богом; все то есть действие тоя чудныя благодати, которая говорит: се стою при дверех и толку: и аще кто услышит глас Мой, и отверзет двери, вниду к нему, и вечеряю с ним, и той со Мною (Апок. гл. 3, ст. 20). Кто сей удар почувствует, и отверзет своего сердца двери: тот нетерпеливо поспешит отверзсти двери храма сего, да пад пред жертвенником, принесет благодарственная, и возторжествует о своей внутренней перемене.

Но кто нибудь скажет, что когда, по сему учению, никакий храм руками человеческими устроенный не может быть домом достойным вышняго Существа; а едина душа благочестивая и добродетельная: то почто же устроять сии храмы вещественные? Не говори сего, человече! Таковое твое недоумение происходит от того, что ты, не понимая тайны Божия, разделяешь храм святыя души, от сего храма священнаго. Ты мнишь, что они суть раздельны: но они друг со другом соединены. Одно без другова быть не может. Может ли душа быть без тела? Но сей храм есть тело душевнаго храма. Может ли быть поток без источника? Но душевный храм есть источник; а сей есть чистый поток его. Да еще могу сказать, что сей храм есть образ и зерцало душевнаго храма. Ибо храм душевный нами невидим: внутреннее его святилище есть входно единому великому Архиерею прошедшему небеса. Но взирая мы на сей храм, по нем усматриваем красоту и того внутренняго храма, из коего произошло сему храму начертание и устроение. И так сии храмы суть соединены, и один без другова быть не может.

Не может сей храм взять свое основание, разве прежде устроен будет храм душевный: но когда душевнаго храма источник исполнится, не можно, чтоб не проистекла оттуду сия струя священная. Мы человеки: составлены из тела и души. Союз души с телом требует, дабы внутренния души движения, открывались наружными тела действиями. Сей священный огнь не может удержан быть внутри, чтоб пламя сие сквозь сию ограду не возсияло.

Мы все составляем общее тело церкве; и друг другу члены. Един душевный храм может быть был бы доволен для тебя единаго: но другие члены не только не будут участны сея твоея сокровенныя доброты, но и союз твой единоверия и братства с ними останется тщетен; а паче, что как мы по тому между собою духовные братия, что единаго небеснаго Отца дети; и едиными тайнами руководствуемся к небесному храму; то уже и самый сей толико важный и спасительный союз прервется, и поколеблет нашу надежду и временнаго и вечнаго блаженства.

Сей храм, благонадежны мы, яко на сем святом основании создан тобою, благочестивый строитель храма сего! Ты принес сию жертву Богу тучную и благовонную: не сумнись, яко возприимешь безконечно большая от щедрой десницы того, который благоволительно принял и две лепте от принесшей вдовицы. Но и почитай уже устроение сие не иначе, как свыше сшедшею во храм сей благодатию: ибо красота сия чувственная, тобою всякий день зримая, возводить тебя будет к лучшему день от дня душевныя твоея красоты устроению.

Но как одолжил ты обще и всех нас, единою верою, на основании Евангельския любви, с тобою соединенных: то и обязуемся мы и во храме сем, и на всяком месте приносить о тебе усердныя моления Вышнему Богу, чрез великаго Архиерея, Господа нашего Иисуса Христа, да благословит Он и тебя и благодатное племя твое, блаженством и времянным и вечным. Аминь.

Говорено 1794 года, Июля 16 дня, в Воскресенской округе в селе Тишкове, у Г. Собакина.



Оглавление

Богослужения

15 апреля 2024 г. (2 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.