В неделю пятую Великаго Поста

СЛОВО

В НЕДЕЛЮ ПЯТУЮ ВЕЛИКАГО ПОСТА

Прежде говорили мы нечто о терпении. И тогда хотя представляли мы терпение быть полезным, однако с начала несколько прискорбным, и которое не без трудности переносить мы можем. Но ныне слово Божие, сие море неизчерпаемое, открывает нам новый источник. Оно уже представляет нам терпение не прискорбным и трудным, но вожделенным и радостным, не по плодам только и следствиям, но и само по себе. Ибо ныне Евангелие возглашало: Иже аще хощет в вас быти вящший, да будет вам слуга: и иже аще хощет в вас быти старей, да будет всем раб (Марк. гл. 10, ст. 43, 44).

Быть для всех слугою и рабом, потребно величайшее терпение: особливо на высокия чести и достоинства возведенному толико унижаться и порабощаться, есть терпеливейшаго и великаго духа. Однако, сколько сие ни трудно, не думаю, дабы кто восхотел отрицаться. Ибо мы ведаем, сколько люди пристрастны к честолюбию. По мнению мира кажется не иным чем и дышать надлежит, как одним честолюбием. Изрядно! одушевляй себя честолюбием: но притом будь и готов быть для всех слугою и рабом. Иже аще хощет в вас быти старший, да будет всем раб. Ежели же страшит тебя таковое состояние, то почтож столько превозносишь честолюбие, и столько к нему пристрастен?

Так то всеприлежно надлежит стараться просвещенное и прямое о каждой вещи иметь понятие. Честь не состоит в наружности, не состоит в покое и увеселениях; не состоит, чтоб ему служили все, но чтоб он служил всем. Состоит во всегдашних и трудах и подвигах. Ныне поминаемые Апостолы просили себе чести, чтоб им сидеть на престолах близь Господа во царствии Его. Погрешительное о чести имели они понятие. Они ее поставляли в том, чтоб сидеть, покоиться и величаться. Почему справедливо неприятный получили ответ: вы сами не знаете, чего просите. Не весте, чесо просите (Марк. гл. 10, ст. 38).

Я не объясняю, каковые труды и подвиги должно сносить во всякой должности. Ибо оных суть различные степени. Иные вышшие, иные средние, иные нижшие. Почему всяк по своему степени и должен подвизаться, с тем только страхом, или облегчением, что кому поручено много, много и взыщется от него; а кому поручено мало, и взыщется от него меньше. Однако награда едва ли не для всех будет равная. Ибо кому и мало поручено, но он то исполнил верно, и все силы ума и сердца на то истощил; у праведнаго Бога он не меньшим почтен быть может, как и тот, коему великое было поручено. Не по степеням наружных отличий и возвышений судит Бог, но по внутреннему усердию, верности и ревности. Что нужды, когда кто земледелец? Но ежели он все то исправил, что от него долг добраго Христианина, и долг честнаго гражданина требует: он пред престол Вышняго Судии идет надежно с первейшими мира сего. Нет лицеприятия у Бога. И я думаю, что в сем смысле надобно принимать оную Евангельскую притчу, что в одиннатцатый час пред самым вечером пришедшему наемнику столько же дано награды, сколько работавшим с самаго утра. Ибо хотя он и опоздал противу их временем; но выпередил их усердием и ревностию.

А по сему всяк, в какое кто звание призван, в том да пребывает пред Богом (1 Кор. гл. 7, ст. 20). Сие слово, пред Богом, не то только значит, что всяк обязан так свою должность отправлять, дабы из мысли не выпускать, что на все его дела, слова и намерения непрестанно зрит Бог; не сие только значит, но что пред Богом всякое звание есть почтенно и важно. А чрез сие должна пресекаться всякая зависть и неосновательное честолюбие. Почто тебе завидовать? в какое бы звание ни был ты Богом призван: только пребывай в нем верно пред Богом. А Он в день праведнаго своего суда сравняет тебя с первыми: ибо будут иногда и последнии первыми, а первые последними (Матф. гл. 19, ст. 30).

Да и чего ищет неосновательное честолюбие? Оно гонится за тению, а самое существо пренебрегает, не ведая, что и тень там быть не может, где существа нет. Однако же не должно так и строгу быть, чтоб не сделать некотораго снисхождения немощи человеческой. Конечно надлежит за всякой труд и подвиг ожидать награды на небеси, а не на земли. Ибо награда земная, кроме того что и тленна, и скоропреходяща, и непостоянна: кроме сего, она есть и мало надеждна. Нет мира несправедливее в сем случае. Часто он чрезмерно награждает не только ничего незаслуживших, но нередко заслуживших только то, дабы они с безчестием были отвержены. А напротив добродетельные подвижники или забыты или и презрены. Так по сему и не можно на земную награду надеждно положиться. Но как я сказал, что надлежит немощь человеческую чем нибудь ободрить. А ежели ей представлять всегда и указывать на одну небесную награду, то опасно, чтоб она и совсем в трудах своих и подвигах не ослабела.

Так поищем же мы для таковых немощных награды и на земли; награды самой надежной и превосходной. Она состоит в любви тех, коих ты по своему званию облагодетельствуешь. О колико лестна, и благословенна сия награда! да и сколь же мало неблагоразумный честолюбец оную или уважает, или понимает! Почитание, состоящее в одних наружных низких поклонах, и в видах уважительных, есть един обман и лицемерие. Изъявив в глазах всякаго рода унижения, не успеет он вытти за порог: как тем более возчувствует к нему презрения; чем более насиловал себя к наружному унижению. Да и самое достоинство покажется ему ничего не стоющим: ибо он думал в оном обрести Бога; а нашел только в нем идола позлащеннаго. Таково ли должно быть истинное почитание? и может ли добродетельный человек за сим гоняться?

Но не таково есть почитание, которое от сердца происходит, и которое в любви состоит. О! представьте себе, с каковым пылающим любовию усердием смотрит тот бедный на онаго судию, которой его от руки сильной защитил! Как любезно и священно лице начальника тому человеку, которому он доставил надеждное пропитание! С какою благодарностию воспоминает преступник об оном властелине, который всемерно тщился не столько его наказать, сколько исправить; да и имел счастие его развратнаго сделать добрым человеком! Вам самим на суд отдаю, ласкатели ли более почитают возвышеннаго властелина, или сии облагодетельствованные добродетельнаго начальника?

Так ежели сладчайшее удовольствие есть, взирать нам на начальника добродетельнаго: так какое же сам он должен чувствовать услаждение в душе своей, когда видит столько возженных пред собою жертвенников, сколько сердец им обязанных! Они его любят: а чрез сие то наилучшим образом его почитают; и не в лице токмо, но и заочно и везде и всегда.

Не довольна ли сия для проходящаго честно свою должность награда и на земли? Чего более искать и желать? Ты ищешь наружных отличительных знаков, но чем более они отличительны; тем более удаляют тебя от других. Ибо меньше приступным тебя делают. Отличай себя: кто воспрещает? Но благодетельством, правосудием, снисхождением, примером честности и благоразумия. Таковыя отличения привлекут к тебе других сердца. Ибо чрез сие ты и их самих делаешь отличностей своих участниками.

Положив сию для добрых подвижников на земли награду конечно из всех наград человеческих лучшую, должен однако я, яко служитель Евангелия, вам Христианам непрестанно внушать, дабы вы более взирали на награду небесную, нежели земную. Ибо все на земли ненадеждно и непостоянно. Мир бывает неблагодарен. Весьма не редко воздает злая за благая: или по развратности сердца, или часто и благ своих не понимает. Ты ему делай добро, а он то почитает для себя худым, а иногда и худое приемлет, яко доброе. Но кроме сего и Священный Закон точно нам велит ожидать награды от единаго Бога: и всякое добро делать единственно для Бога, а не для человек. Аще любите любящие вы, кая вам благодать есть? (Лук. гл. 6, ст. 32, 33, 34, 35) Ибо и грешницы любящих их любят: вы же благотворите ничесо же чающе (Матф. гл. 5, ст. 46): и будет мзда ваша многа, и будете сынове Вышняго. Боже! коликая награда! можно ли большаго чего пожелать и помыслить?

Да и конечно должно быть велико. Ибо в нынешнем же Евангелии возглашено: несть мое дати: но им же уготовано есть (Марк. гл. 10, ст. 40). Не сказано, сколько кто себе уготовит; но сколько кому от Бога уготовано. Ежелиб награда была сразмеряема с нашими трудами, весьма бы она была не велика: Бог же уготовляет нам награду не по мере наших трудов, но по мере благости своея: а она, как есть безконечна, то и благая уготованная верным подвижникам должны быть таковыя, яже око не виде, ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша (1 Кор. гл. 2, ст. 9). Аминь.

Говорено в Чудове 1792, Марта 21 дня.



Оглавление

Богослужения

21 апреля 2024 г. (8 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.