В неделю четвертую Великаго Поста

СЛОВО

В НЕДЕЛЮ ЧЕТВЕРТУЮ ВЕЛИКАГО ПОСТА

В прошедшую неделю говорили мы о терпении нашем. Теперь поговорим о терпении, или паче о долготерпении Божии. Случай к сему подает нынешнее Евангелие. В нем слышали мы, что Господь Иисус некоторым сказал: доколе терплю вы (Матф. гл. 17, ст. 17). Таковая беседа послужит ко утверждению терпения нашего. Ибо ежели Господь терпит; то как же бы уже мы терпеть отреклися? Он терпит не для себя, но для нас; то есть, чтоб нас на покаяние привести: а мы терпим для себя; то есть, для спасения своего, Он терпит не имея нужды: ибо есть Всемогущь; и мог бы во мгновение истребить тварь ему досаждающую. Мы, ежелиб и не хотели терпеть: но необходимость терпеть нас заставляет. А как не хотя, и с роптанием терпеть, никакой нам пользы не приносит: то лучше нам терпеть с благодушием и благодарностию; ибо таковое терпение обращается нам в пользу и в награду.

Но достойно испытания: как Бог терпеть может? Божество есть безстрастно и нестрадательно. Терпение относить ли к телу? Оно в нем болезнь и страдание производит. Относить ли терпение к душе? Оно в ней производит томление и терзание. Но Божество ни того, ни другаго участно никак быть не может. Оно во веки пребывает в неизменяемом состоянии спокойствия и радости. А по сему, когда мы говорим о Боге, что Он терпит нам, сие говорим, не так, как свойственно Богу: ибо свойства Божеския прямо изобразить, у нас слов не достает; а говорим сие, взяв подобие от человеческих свойств. Когда властелин подчиненнаго своего видит неисправна, и не наказывает его за вины, снисходя ему и раз, и другой, и многократно, ожидая, не очувствуется ли он когда нибудь и не исправится ли; мы тогда говорим, что властелин терпит своему подчиненному. По подобию сего мы, когда видим, что Бог грешника не тотчас по соделании греха наказывает, но многократно, или безчисленно снисходит ему: тогда говорим, что Бог терпит тому грешнику.

Хотя между терпением человека к человеку, и терпением Бога к человеку есть безконечное разстояние, да и терпение Божие совсем особеннаго есть свойства, нежели человеческое; и каковое между ими есть различие, объяснять я теперь оставляю. А только то признаем с удивлением и благоговением, что Бог терпит нам грешникам. Сему примеры имеем безчисленные и опыты повседневные. Пророк Исаия представляет Бога под видом садовника; а нас под видом сада. Насадил он виноград на земле тучной, плодоносной, трудился около его, обрезывал, очищал его, напоевал его, от зверей и мимоходящих оградою защитил его, и после всего сего, ждах, говорит, да виноград тот принесет гроздие, но он вместо того принес терние (Исаии гл. 5, ст. 4). Сие слово, ждах, означает, что долго дожидался Господь, долго терпел, дабы человек принес плод благих дел: но он вместо того принес горкие плоды дел злых. Евангелие также упоминает об одном древе, от коего долгое время плод ожидаем был; но оно оставалось безплодно, дотоле, что уже приставник дому владыке представил, дабы то древо посечь: почто, де, оно по напрасну и место занимает: однако милосердый дому владыка велел еще около его походить, и всякия помочи ему подать; не принесет ли оно еще плода хотя в будущее лето. Вот паки пример долготерпения Божия к грешнику не приносящему плодов достойных покаяния.

Но почто нам примеров много изыскивать? Мы сами тому пример печальный; но очевидный и неоспоримый: во грехах родились мы; во грехах и возрасли: нет года, нет дня, а может быть нет и часа, чтоб грехи наши не умножались: от ног до главы нет целости: сплошь рана, сплошь язва, негде перевязать; негде пластыря приложить. Ждет Господь, да принесем гроздие; а мы вместо того приносим терние. Тело, кое должно быть храмом Духа Святаго, различными видами блудодействия оскверненно: Святость супружества прелюбодействами обругана. Душа наполнена злобы, зависти, коварства, сребролюбия, нечестия. Все мы обратилися в плоть; единственно помышляем об угождениях ей. В роскошах утопаем: всеми мирскими прихотями уловляемся и ведемся, яко вол на заколение: а о добродетели, а о честности, а о благочестии, а о безсмертии, а о будущем суде, или никогда и не думаем; или едва ли тому и верим. Каемся мы иногда; исповедуемся: но сие творим, или по одному обыкновению, с неохотою и отягощением, а не по сердечному сокрушению: или не успеем выйти из врачебницы духовной, как тотчас за то же принимаемся; как будто мы получили право продолжать небоязненно свои своевольства.

Я не знаю, какой бы властелин человек мог терпеть нас, ежели бы мы таковыми пред лицем его являлися, каковы мы пред Святейшими очами Божиими. Однако со всем тем Бог нам терпит. О милосердия бездна непостижимая! Хотя лук свой уже Он напряг, оружие очистил, и стрелы уготовал: но оными нас поражать, еще благостию своею удерживается. Сколько, говорит Златоуст, на всяк день Бога прогневляют; сколько пред очами Его нахально безчинствуют, сколько даже хулят Его, но погасил ли Он для сего солнце? Усыпил ли луну? Нет! Солнце свое возсиявает на злые и благие, и дождь свой изливает на праведные и неблагодарные.

Но что Ему нужды терпеть нам? Пусть мы иногда подчиненному терпим; понеже некоторую в нем нужду или пользу находим. Но какая Ему в нас нужда или польза? Не пребывал ли Он во всем своем блаженстве, когда еще мира не было? Да и естьлиб Он мир паки единым словом уничтожил, ужели бы тем уменьшилось блаженство Его? Вся, яко риза обетшают, и яко одежду свиеши их и изменятся: ты же тойжде еси, и лета твоя не оскудеют (Псал. 101, ст. 27, 28). Апостолы человеки, не терпя человеческаго разврата, представили было Ему некогда: Господи! повели, да огнь снидет с небесе и потребит их, яко же и Илия сотвори (Лук. гл. 9, ст. 54). Но что на сие милосердый Господь ответствовал? Не весте, коего духа есте вы. Не приидох грешных погубити, но спасти (Лук. гл. 9, ст. 55). Вот нашего недоумения решение! Долготерпения Божия причиною есть спасение наше. Не веси ли, говорит Апостол, яко благость Божия на покаяние тя ведет? (Рим. гл. 2, ст. 4). Бог терпит, не наказывает, не поражает; ожидая, что мы, ежели не ныне, то завтра; ежели не в настоящий год, то в будущий, ежели не в младости, то хотя в старости покаемся и обратимся от злых дел своих. Можно ли от чадолюбивейшаго отца большаго ожидать снисхождения? Да и может ли человек столько терпелив быть, чтоб от развратнаго слуги чрез всю жизнь до самой смерти ожидал исправления? Но Бог, не яко же человек: яко же бо величество Его; тако и благость Его. Вкусите и видите, яко благ Господь (Псал. 33, ст. 9).

Но когда толико благ Господь и снисходителен: употребим ли мы во зло долготерпение Его? Будет ли столь ожесточенно сердце наше, чтоб оно не умягчилось таковым снисхождением? Ежелиб Он с нами поступал гневом и строгостию: то, может быть, самая сия строгость привела бы нас в уныние и в нерадение о самих себе. Но Он обходится с тобою тихо, ласково, милостиво, будучи твой Бог и Господь: да и ищет не своего; но единственно ищет тебя принять в недра свои, посадить тебя на престоле с собою, и своего блаженства сотворить участником. Чтож бы уже могло нас склонить и умягчить, ежелиб и сие благодатное средство в нас было не действительно?

Но постойте же. Я нечто нахожу, что может и устрашить нас. В нынешнем Евангелии Господь сказал: доколе терплю вы? (Матф. гл. 17, ст.17). Сие слово, доколе, не должны мы пройти без внимания. Доколе? Оно значит, что иногда уже пресекается и долготерпение Божие. А когда? Вот вместо меня скажет вам Апостол: по жестокости твоей и нераскаянному сердцу собираеши себе гнев в день гнева и откровения праведнаго суда Божия (Рим. гл. 2, ст. 5, 6). Есть в руке Божией чаша, где полагаются все грехи человека. Доколе чаша сия не наполнилась, продолжается долготерпение Божие. Но когда она наполнится, и будет чрез край преливаться: тогда уже долготерпение Божие пресекается, и занимает место гнев и суд. Все Бог располагает числом, весом и мерою. Ведает Он, кому терпеть: ведает же и того, кому терпение будет безполезно. Он ведает; но мы не ведаем: а сие должно нас с одной стороны страшить, не почтены ли мы уже недостойными терпения; а с другой стороны утешать, что нам еще не объявлен суд; и что и в одиннатцатый час, то есть, при последних днях и часах жизни с истинным покаянием пришедших, не только не отвергает, но еще дает награду сему последнему, яко же и первому.

Престанем мы заставлять терпеть Бога нашего: лучше обрадуем Его покаянием нашим. Пусть возвеселится Господь о делех своих; пусть терпение Его о нас будет не тщетно, тем, чтоб Ему узреть нас долготерпением своим спасаемых. Аминь.

Говорено в Чудове 1792 года, Марта 14 дня.



Оглавление

Богослужения

15 апреля 2024 г. (2 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.