На день Преподобнаго Сергия

СЛОВО

НА ДЕНЬ ПРЕПОДОБНАГО СЕРГИЯ

Внидите узкими враты (Матф. гл. 7, ст. 13), повелевает Евангелие. Сей глас коснулся сердца празднуемаго нами Сергия. Да не коснулся токмо; но и углубился в душе его. Семя доброе пало на благую землю. И благодать призывающая была действительна; и душа оную приемлющая была к тому дóбре приготовлена. Взошел Сергий в узкия врата; и чрез оныя дошел напоследок до пространнаго небеснаго града.

Но доколе проходил сими вратами; великий и многотрудный понес подвиг. Ибо сии врата по Евангелию суть тесны. Тесны по всему, и по телу и по душе. По телу: ибо надлежало усмирить страсти и обуздать чувств прихоти. По душе: ибо надлежало грехи очистить покаянием, и совесть от страха суда Божия успокоить.

Не устрашила таковая теснота нашего подвижника. Богом будучи просвещен, понимал он, что по настоящему времени лучше ходить пространным путем, лучше угождать плоти, и чувств желаниям ни в чем не отказывать: лучше дух ни в чем не оскорблять, и не думать ни о чем будущем. Но видел же он притом, что таковый пространный путь приводит наконец в пагубу. Почему основательнее судил итти узкими враты и тесным путем, и по том взойти в живот. Теснота недолговременна, а упокоение вечно. Подвиг краток, а награда безконечна. Решился таковым образом Сергий наш, при помощи благодати. Взошел в узкия врата: пошел тесным путем. Шествовал терпеливо, мужественно, охотно. Все сречающияся на сем пути трудности преодолел: все искушения победил: все препятствия превозмог: и наконец достиг блаженнаго живота, Евангелием обещаемаго. И Евангелие оправдило свою истинну: и он не обманулся в своем решении.

Скрыто от телесных, но не скрыто от душевных наших очес, каковою ныне Святый Сергий блистает на небесех славою. Не жалеет о претерпенной им в жизни сей тесноте: ибо самым опытом узнал истинну Апостольскаго слова: яко недостойны страдания нынешняго века, в сравнении славы за ними последующия (Рим. гл. 8, ст. 18). Ежелиб не мешало ему состояние блаженства вечнаго, мог бы он сожалеть и сокрушаться, что мало нес, мало страдал. Минутное бо страдание как может сравнено быть с наградою блаженною конца не имеющею? Сие блаженство Сергиево видят очи наши душевныя: о сем не дозволяет усумневаться святая Вера наша. А ежелиб и коснулось нас искушение, чтоб об том хотя мало усумневаться; но сия честь, сия слава, которою он и на земле чрез толикия векá превозносится, сильны все наше сумнение опровергнуть.

Мир бывает превратен в своих суждениях: и не всегда должную добродетели отдает справедливость. Часто порок выхваляет: а правоту, или пренебрегает, или и презирает. Но светлость добродетели Сергиевой столь была велика, что и самыя очеса мира поразила своим сиянием. И мир не мог не узреть сей светлости. Ибо не может град укрытися, верьху горы стояй. Добродетельные Христиане признают в Сергии угодника Божия, предстателя пред Богом, и возвеличеннаго до небес мужа. Но и неисправные и миру пристрастные люди не могут не признать в нем святость жития и память прославления достойную. Ибо и в грешнике сила совести есть такова, что сквозь густый мрак своих пороков видит, в другом лучу добродетели: видит и желал бы сам тому последовать, но под бременем страстей и злой привычки упадает: однако тем не меньше, другаго добродетель хранящаго, хотя в тесноте своего сердца, но похваляет.

Когда же мир, будучи таков, здесь на земле толико прославляет подвижника нашего; то кто уже может усумниться о вечной его славе? Суд о святости его произносимый миром не есть суд мира, но суд Божий. Ибо совесть в каждаго влиянна от Бога: можно оную на время заглушить; но не можно истребить. И по тому ежели в каком случае, то в сем особливо, можно утвердить оную пословицу, что о святости Сергиевой: глас народа, есть глас Божий.

Отдав справедливую похвалу празднуемому нами мужу, не льзя, чтоб не обратить нам слова на самих себя. Вотще будем мы похвалять доброе другаго житие, ежели и сами тому не поревнуем. Вотще будем похвалами превозносить Преподобнаго, даже вотще и молитвами к нему отзываться, ежели святую жизнь его правилом своея жизни не поставим. Сие тщеславия мирскаго есть свойство, чтоб довольну быть одними только похвалами. Не таков Сергий. Он Апостольским гласом нам взывает: подобни мне бывайте, яко же и аз Христу (1 Кор. гл. 4, ст. 16). Всем желает в том же быть подвиге. Ибо всем желает тоя же небесныя достигнуть славы.

Но посмею ли я, предстоящих здесь, и вообще всех Христиан призывать к тому же роду жизни, каковый проходил святый Сергий, к тому же подвигу? Ведаю, что на таковый призыв от различных различные воспоследуют отзывы. Между прочими могут быть и такие, которые едва ли и похвалят сей род жизни, в коем от Бога прославлен Праведник наш. Но таковый вызыв на сие время мы или умолчим, или пренебрежем, дабы не смутить святости и радости праздника нашего. Таковыя развратныя людей мысли происходят, или от погружения в пороках, коим всякая добродетель есть завистна и противна: или от незнания совершенства Евангельскаго, которое положило разные пути ко спасению; а по тому и разные суть спасения степени, иные нижние, другие средние, иные высочайшие. Шествуяй нижним спасения путем, по крайней мере не только не должен порицать шествующаго, по особенному званию Божию, путем высоким; но и похвалять его, и даже по возможности сил тщиться подражать оному.

Так посмею ли я, паки повторяю, призывать вас к тому же со святым роду жизни, и к тому же подвигу? И для чего же бы таковый призыв почитать необыкновенным? Не всем ли Евангелие взывает: внидите узкими враты. Так ли сими вратами проходил Праведник наш, чтоб уже оными сам прошед, для нас их затворил? Ведаю ваши на сие отзывы, что вы обязаны куплями житейскими, имеете жен, детей, домы, и разные прохóдите от мира возложенныя должности. Не думайте, дабы мы были столь строги в нравоучениях своих, чтоб ваши различныя состояния опорочивали, и дерзали бы для вас затворять двери царствия. Различные пути ко спасению; и в нем же кто призван, в том да пребывает пред Богом. Токмо при всем том долг ваш есть прилежно всегда размышлять, что вы, в каком бы состоянии ни были, не уволены, дабы не ходить узкими враты и тесным путем. Евангельский глас, внидите узкими враты, всех без изъятия касается. Пространным путем никому, в каком бы он состоянии ни был, ходить не дозволено: ибо он приводит в пагубу. Внидите узкими враты. Хранить целомудрие, блюсти воздержание, содержать в чистоте тело и душу, трудом прогонять праздность, молитвою очищать совесть, и непрестанно бороться со страстями, и их преодолевать, есть неотрицаемый долг каждаго Христианина. Кто так ходит, тот ходит узкими враты и тесным путем. А пространный путь для каждаго воспрещен; ибо для каждаго пагубен. Блуд и всякая нечистота, невоздержание, роскошь, пиянство, леность, корыстолюбие, скупость, тщеславие и прочие пороки суть пространный путь, но приводят наконец в пагубу.

Знаю я и таковый тесный путь, которым многие ходят, однако совсем тем живота вечнаго не достигают. Сколько безпокоится корыстолюбец безпредельным желанием и исканием богатств! Сколько мучится славолюбец о приобретении тщетныя мира сего славы! Сколько всяк каждый день излишними изнуряет себя заботами! По истинне тесен сей путь! Ибо многие по сему пути ходя, не только здравие повредили, и сократили свой век, но и в челюсти смерти себя повергли. Но какой, спросим мы их со Апостолом, какой от всего того приобрели вы себе плод? Тот, о коем ныне сами стыдитеся (Рим. гл. 6, ст. 21). О нещастливый путь сугубо! Ибо и здесь человеческую жизнь наполняет горести: и тамо всякия благия лишает надежды.

Тесный Евангельский путь нам кажется страшен: но мы добровольно, едва ли меньше тесноты сносим, без всякия пользы, а паче с единым вредом. О когдаб столько трудов и забот употребили мы, проходя тесный путь Евангельский! Едва ли бы сего не довольно было ко спасению.

Да вразумимся убо когда либо. Пойдем узкими враты, кои отверзает нам Евангелие. Нет никакова тут затруднения и страха. Те же самые труды и заботы, кои мы сносим для единыя суеты и со вредом, обратим их на другую полезную сторону: обратим их для приобретения спасения вечнаго. Проводник к тому для нас есть готов. Се предстоит пред нами Праведник сей: предстоит и руку подает: предстоит и путь углаждает своим любезным житием. Паче же и прежде всего предстоит благодать Божия, к тому нас и призывающая, и руководствующая, и укрепляющая и увенчавающая, ея же для нас и ходатай и молитвенник есть Преподобный и Богоносный Отец наш Сергий Чудотворец. Аминь.

Говорено в Лавре, в Троицком Соборе, 1793 года, Сентября 25 дня.



Оглавление

Богослужения

21 апреля 2024 г. (8 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.