В день Преподобнаго Сергия

СЛОВО

В ДЕНЬ ПРЕПОДОБНАГО СЕРГИЯ

Евангелие проповедовало нам ныне, что между другими блаженными блаженны те, которые суть нищи духом. Сия нищета есть богатство церкви. Сия нищета есть богатство святых рабов Божиих. Сия нищета есть превосходнее всякаго богатства мирскаго. Что нужды, когда кто есть нищ телом, но богат духом? Что нужды, когда кто не имеет богатства тленнаго; однако изобилен богатством нетленным? Но еще и сумнительно; нищ ли тот телом, кто богат духом? А напротив можем сказать, что богатая нищета духа составляет истинное и тела богатство. Ибо о сих нищих Апостол вопиет: яко ничто же имуще, а вся содержаще (2 Кор. гл. 6, ст. 10). Может ли тот в чем нибудь быть не достаточен, который вся содержит? Есть ли, и был ли когда кто из могущественных Царей, о коем бы можно было сказать, что он вся содержит: а о Христианине, который есть нищ духом, Апостол прямо утверждает, что он содержит вся: ничто же имуще, а вся содержаще.

Но потребно для лучшаго выразумения, объяснить сии слова: ибо в них, яко в некоторых гаданиях, заключается мудрость Евангельская. Чтоб был кто вместе и нищ и богат; чтоб не имел кто ничего; а все бы содержал, кажется, само себе противоречит. Как тот богат, кто есть нищ? И как тот содержит все, который не имеет ничего?

Когда Евангелие рабов Божиих называет нищими духом, не для того, аки бы оно их почитало в самой вещи нищими; никак! Иначе как бы оно об них сказало, что они все содержат? а называет их нищими, не по своему смыслу; но по мнению мирскому. Мир почитает нищим того, который ни дому, ни одежды, ни пищи, ни денег не имеет; и с нуждою и милостынею питается; а напротив того почитает богатым, который всем тем изобилует. Нищий духом в сем разуме подлинно есть нищ, и никак богатым назваться не может. Ибо он следует тому, который не имел, где главы приклонить; ибо он есть из числа тех, которые со Апостолом вопиют: до нынешняго часа и алчем, и жаждем, и наготуем, и скитаемся в пустынях, и в горах, и в вертепах, и в пропастях земных (1 Кор. гл. 4, ст. 11). Нищ же он таковым образом есть по тому, что или все мирское, да и самый мир презирает; или что и самый мир от него презираемый во отмщение сильно его гонит, и всего лишает; а он все то охотно отдает, хранит только прилежно при себе правду и добродетель.

Может нищий Евангельский иметь богатство и мирское; и не потерять нищеты духовной. Когда он имеет богатство нажитое правдою, и оное разточает на дела благия; да к нему и не пристрастен, а всякой час готов оное оставить; когдаб то для пользы душевной и для славы Божией учинить надлежало: тогда он и при богатстве мирском есть нищ духом; а по тому хотя и богат, но удобно внидет в царствие Божие. Но напротив хотя кто и ничего из вещей мирских не имел; но иметь всегда всего алчет, и свою бедность непрестанно оплакивает и ропщет, таковый хотя нищ есть телом, но не есть нищ и духом; а по тому, яко всегдашнею алчностию богатый, не удобно внидет в царствие Божие.

А отсюду видеть мы можем, что два рода нищих духом по Евангелию. Одни совершенны, другие совершенства достигающие. Одни следуют совету Евангельскому; другие Евангельской заповеди. Заповедь Евангельская обязывает всех без изъятия Христиан, чтоб имение мирское наживать правдою, и оное разточать на дела благия, и не быть к нему пристрастным, но всякой час готовым быть с охотою его оставить, ежелиб не льзя было иначе сохранить правду и добродетель. С таковым разположением Христианин и при великом богатстве мирском может почтен быть нищим духом, и хотя не совершенным, но к совершенству близким, и онаго достигающим.

Но совершенный нищий духом есть тот, который следует сему совету Евангельскому: аще хощеши совершен быти, продаждь вся имения твоя и даждь нищим (Матф. гл. 9, ст. 21). Сей нищий восходит на высоту совершенства. Он еще в мире будучи, может уже свободно сказать со Христом Спасителем: дерзайте: яко аз победих мир (Иоан. гл. 16, ст. 33): да не только мир; но в точном смысле Евангельском, отвергся он и самого себя, взял крест и пошел с сею жертвою на Голгофу, а оттуду на высоту горы небесныя.

Таковая жертва есть из самых величайших жертв; а по тому мир, не понимая всей цены ея, почитает оную безразсудностiю и глупостию. Слово крестное погибающим юродство есть (1 Кор. гл. 1, ст. 18). Ибо по мнению мирскому было бы весьма с разумом мало сходственно, чтоб добровольно стать нищим; или хотя только не иметь пристрастия к богатству. Когда мира сего люди о том единственно и помышляют и пекутся, чтоб приумножить богатство и всеми выгодами мирскими изобиловать. Таковыя мирския мудрования довольноб было единожды навсегда опровергнуть тем, что иначе определил глас Евангелия, и что мудрость Божия всякому человеческому мудрованию должна предпочитаема быть.

Но понеже мир не слушает и Евангелия, то мы хотя кратко докажем и собственным разсуждением нашим, что нищий духом поступает благоразумно и весьма основательно. И в мире бывает обыкновенно, что когда две выгоды, или два богатства вместе получить не можно, тогда избирают выгоду бóльшую, и богатство бóльшее, и предпочитают то выгоде меньшей и богатству меньшему. Ежелиб нищий духом, оставляя все мирское, ничего чрез то не приобретал, тогдаб конечно благоразумным его почесть не льзя было. Но он просвещен премудростию свыше. Он видит чрез открытыя для него небеса, что жертва его есть весьма малая, в сравнении приобретения за то им получаемаго. Глубоко у него на сердце написаны сии Божественныя слова: Блажени нищии духом, яко тех есть царство небесное (Матф. гл. 5, ст. 3). Яко ничто же имуще, а вся содержаще (2 Кор. гл. 6, ст. 10). В пустынях скитающеся и в горах, и в вертепах, и в пропастях земных: но притом прибавлено; их же не бе достоин весь мир (Евр. гл. 11, ст. 38).

Теперь отдаю на разсуждение ваше; кто, не только из простых, но и из Вельмож и из самых Царей, ежели только слова те почитает за прямо истинныя и Божественныя, кто из них не согласится отдать и царство земное, чтоб получить небесное; не иметь ничего, а в руках своих все содержать и на небеси и на земли; терпеть скитание по непроходимым местам; и за то столь высоко оценену быть от самого Бога, чтобы и весь мир его не стоил? Не тому должно дивиться, ежелиб кто для сего все оставил; но надобно удивляться тому, ежелиб кто был столь мало разсудителен, чтоб для сего не оставил все.

Но и без сей, скажет кто, столь великой и многотрудной жертвы царство небесное получить можно. Конечно; ежели только, как выше сказали мы, богатство будем употреблять на благия дела, и к нему не будем пристрастны; а всегда готовы оное оставить, когдаб того потребовали правда и благочестие. Но звезда от звезды разнствует во славе (1 Кор. гл. 15, ст. 41); и звезда, сияющая меньшим светом, должна почтить звезду большим сиянием блистающую. Разные суть дары Божия; и комуждо дается дар Духа Святаго по мере веры (Рим. гл. 12, ст. 6). Мера веры большая, и дар есть больший, и приношение жертвы изобильнейшее. Ты приносишь Богу меньшее; и не лишишься мзды своея: так не завидуй большему брата своего приношению. Благ и щедр Господь. Отвратительна Ему в дарах Его зависть. Бойся, дабы и тебе не было сказано: око твое лукаво есть; яко аз благ есмь (Матф. гл. 20, ст. 15).

Но что мы до селе ни говорили, все то относится к награде будущия жизни. Сему истинный Христианин несумнительно верует. Но в вере неутвержденный, или дара веры неудостоенный, о сем или усумнится, или не уверует, или занят быв миром, едва ли о том и мыслить будет когда. Мы таковых сведем с высоты небесныя, на которую они взойти сил не имеют, а поставим их на земле; и на сем уже круге земном покажем им нищаго духом.

Всяк ищет богатства и выгод мирских не самих по себе: ибо что сребро и злато? Ни на пищу, ни на одеяние сами по себе они не годятся; а чтоб по средством их препровождать жизнь в покое и довольствии. Не так ли? Но не знаю, естьли кто довольнее и спокойнее и на земли сей, как нищий духом? И у мирских мудрецов есть пословица: Кто ничего не имеет; у того ни в чем недостатка быть не может. Но сие иной почтет может быть одним только острым вымыслом. А сущая правда есть то, что богатее есть тот, кто ни чем не нуждается, нежели тот, который во многом нуждается и непрестанно чего нибудь желает, и ищет, и о том заботится. Нищий духом, заключая всего Бога в своем любовию разширенном сердце всем доволен и всегда спокоен. Изобильная дарами природа к временному содержанию подает ему более, нежели сколько для него надобно. Ежели же бы и нужда в чем случилась, мира сего человек безпокоится, жалуется, плачет, ропщет, и не знает, как и чем себе пособить. А нищий духом в таковом же находясь состоянии, не жалуется, а спокоен; ибо умеет великодушно терпеть. Терпит же не с каким либо смущением, или насилием, но с радостию: ибо совесть имеет чисту; а притом у него неизменное правило, чтоб от Бога все принимать с благодарением: ибо он уверен крепко, что воля Отца небеснаго есть благая, и святая и совершенная. Так не справедливо ли о таковых Апостол сказал: яко ничто же имуще, а вся содержаще (2 Кор. гл. 6, ст. 10). Все содержится в воле Божией: а воля раба Божия воли Божией есть совершенно сообразна.

Но задержал я вас своим разсуждением, которое, яко от бренных моих уст и от грешныя души происходящее, всей силы и действия иметь едва ли может. На что слова, когда пред очами есть самое дело? Праведник сей, нами днесь духовно празднуемый, кто не исповесть, яко был нищ духом? Всякое земное стяжание, да и весь мир был для него, как нечто до него не принадлежащее. Ибо он со Апостолом, миру сраспяся: то есть, мир ему был то же, что он есть мертвому. Но при всей таковой нищете колико же он и богат был; богатством нетленным, неизменным, безценным. Все дары Духа Святаго в душе его обитали, яко в священном ковчеге, смирение, кротость, воздержание, благость, человеколюбие, благочестие, вера, надежда, любовь. Сим богатством быв изобилен, в чем он недостаточен быть мог? Когда дары Божия в него изобильно текущие и на других и на все отечество наше изливались, не токмо обыкновенными струями, но даже и чудесными. О нищета завидная, яко всякаго богатства превосходнейшая! Вот мы и очами своими созерцаем сии бедные, или паче драгоценные нищеты его остатки. Сии ризы, в коих он священнодействовал, сия лжица, сей ножичек, послужившие его потребам телесным, сей посошок, подкреплявший его старость и слабость, по наружности ничего не имеют драгоценнаго или лестнаго; а паче маловажны и удобь презираемы: но по внутренности всяких бисеров и многоценных камней драгоценнее: для чего? Для того, что они освящены его потом, и позлащены его добродетелей подвигами. А по тому оне, яко одушевленные, все громогласно вопиют: Христиане, Христиане! не во злате и сребре, но в добродетели и благочестии поставляйте свое богатство.

Сию-то нищету пребогатую да не ослабеваем приобретать. Благодать Божия нас к тому призывает, не желая нас видеть в нищетском богатстве мирском, а доставит нам изобилие нищеты духовной. И до сего достигнуть мы можем, ежели только на сие пресветлое зерцало, на великаго Сергия взирать, и чрез него молитвами к Богу с верою прибегать будем. Аминь.

Говорено 1792 года, Сентября 25 дня, в Троицкой Лавре.



Оглавление

Богослужения

21 апреля 2024 г. (8 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.