На день Святителя Николая

СЛОВО

НА ДЕНЬ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ

В Евангелии сказано, что сынове века сего мудрейшии суть, паче сынов века онаго (Лук. гл. 16, ст. 8). То есть, злые люди обыкновенно хитрее, нежели люди добрые. Вот сию истинну усматриваем мы в самые праздничные дни. Вам известно, что всякий праздник церковный установлен единственно для того, чтоб в оный Христианам приобресть какую нибудь пользу душевную, слышанием слова Божия, просвещением сердца и облегчением совести.

Сынове века сего, люди миру служащие, тотчас сие примечают: ибо знают, что в праздничные дни бывают многолюдныя собрания. О душевной пользе они не думают; а думают, как бы в сем случае снискать себе корысть. Разсуждают, что не все-то к празднику ходят для богомолия; а многие и для гуляния; многие для увеселения телеснаго, а не для душевнаго: таковых Христиан слабостию можно нам воспользоваться; радуясь они сами в себе говорят. И для того спешат навезти разных напитков, и другаго к пользе своей. Церковь, де, Христиан будет звать на пир трезвости и воздержания: а мы, де, будем приглашать их на гульбище невоздержания и слабости. Может быть, и недеемся, что многие удостоят и нас своим присудствием. Может быть церковь столько не получит от них удовольствия, сколько мы получим пользы от их слабости. Или, ежели какую они в церкве и получат себе пользу душевную, мы в тот же день оную из них изженем; прельстив их сладким пороком: и хотя из того не выйдет для них, кроме убытка и вреда; но нам будет прибыль и корысть. Так-то мир и мудрствует и поступает! Поистинне, по Евангельскому слову, люди мира сего хитрее, нежели люди к Божиему служению назначенные.

Вопервых здесь должен обратиться к братиям своим, к служителям церкви. Они прямо должны бы называться сынами века онаго. Ибо им вручены глаголы Божия, яко брашно духовное, дабы питать им верных души, и напоевать сердца из источников Иизраилевых. Но думаем ли мы о том столько, сколько сыны века сего думают о праздничных днях, как бы им свою корысть приобресть? Они заблаговременно, и весьма заранее, все то приуготовляют, что может людей к себе привлечь, или напитками усладительными, или играми увеселительными, и разными другими ухищрениями. Не должно ли было и нам заблаговременно к сему приуготовляться; дабы при случае многолюднаго собрания, яко при счастливой ловитве, сколько возможно более празднующих воспользовать, и отпустить их отсюда упоенными вином радости духовныя? Да будет наш пир торжественнее и спасительнее, нежели пир мирской? Да будет наше угощение столь питательно и усладительно, чтоб уже всякое угощение мирское, греховное, было отвратительно?

Как же бы к таковому пира учреждению надлежало нам приготовиться? Надлежало бы за несколько пред праздником дней пребыть в молитве и посте. В молитве: призывая усердно Бога, чтоб в праздничный день обрадовал Он церковь многолюдным собранием, и чтоб празднующих очистив души исполнил радостию духа своего. В посте: дабы все разсеянныя мысли и силы привести к единой точке благочестия, и сохранением чистоты и воздержания придать более действия молитве, дабы она свободнее дошла к престолу благодати. Таким образом приготовившись служитель церкве, должен прилежно помыслить, чем ему угостить имеющих во множестве собраться празднолюбцев. Здесь нет места пищи и питию телесным. Ибо питаются здесь души, а не тела: почему и пир здесь должен быть духовный, а не телесный. Церковное питание есть Слово Божие: сия пища сладчайшая паче меда и сота.

Но надобно уметь оную приготовить; да и так приготовить, чтоб она к различным вкусам могла принаровлена быть. Слово Божие иногда студенец есть глубок. Надобно иметь почерпало, коим бы можно было его из той глубины извлечь, и разлив в разные сосуды представить к питию, такою мерою, какая всякому вместительна быть может. Ибо Слово Божие, по примечанию Апостольскому, бывает иногда иным воня животная в живот; а другим воня смертная в смерть (2 Кор. гл. 2, ст. 16), то есть, иным обращается в пользу, а другим во вред; смотря по тому, как или учитель оное предлагает, или как слушатель оное приемлет. Кратко и просто сказать: надобно для праздника приготовить поучение, яко слово наставления и утешения духовнаго, проповедуя величество и благодеяния Божия, и изъясняя путь спасения. Таковое-то должно быть, Служители церкви, к празднику приуготовление!

Но так ли мы готовимся; и не больше ли сынове мира сего думают о приобретении в праздник корысти: един Бог ведает. Блажен тот, кого не зазирает в сем совесть его. Жаловались не редко церкве учители, что на их поучениях малочисленныя были собрания. Но я боюся, чтоб ныне многолюдныя собрания не стали жаловаться на учителей, поднимая Евангельский глас: яко жатва многа; а делателей мало (Матф. гл. 9, ст. 37). Но судить о сем оставим Пастыре-начальнику Христу.

Дозвольте теперь обратиться и к вам самим. Не меньше и вы обязаны приуготовляться к праздничному дню. Ибо было бы крайне постыдно, ежелиб сынове века сего, столько о праздничном дни заблаговремянно думали, чтоб снискать себе тленную корысть; а вы, сынове века онаго, к тому не готовились бы, в надежде получить пользу нетленную. Не постыдите церкви; не дайте возторжествовать миру; а напротив прославьте церковь, и постыдите мир. Пусть он приуготовляется воспользоваться вашею слабостию: но вы здесь возмите вся оружия Божия, коими ополчившись, все его ухищрения разрушите. Пусть искуситель мира против вас вооружается: но что он вам сделает, когда вы здесь возмете во уста свои мечь глагола Божия? Устрашится он и убегнет, не смея и взирать на сию силу победоносную. Токмо с надлежащим приуготовлением приходите на пир церковный.

Какоеж к сему потребно приготовление? Какое иное, разве голод. Блажени, говорит Евангелие, алчущии и жаждущии правды (Матф. гл. 5, ст. 6). Сколькоб мирской пир ни был изобилен, но ежелиб гость много насытившись и упившись пришел, пиром тем пользоваться он не может. Так и вы, ежелиб мир прежде вас своими сладострастиями накормил и напоил до пресыщения, здешний пир духовный уже для вас будет не вместителен; поелику вы к нему уже никакова желания иметь не можете. Приготовляйтесь к нему гладом духовным. Да будет в вас всегдашнее горящее желание питаться брашном Слова Божия. Чтоб вы ни делали, в чем бы ни упражнялися, где бы ни были, надобно, чтоб нигде и никогда из мысли вашей не выходило: вот наступает праздник: церковь нам приуготовит пир изобильный. О когдаб скорее сей благословенный день наступил! Мы тогда с радостию потечем в гостинницу духовную. Мы теперь алчем и жаждем: тогда мучимы сим гладом возопием: великий Дому-владыка! прещедрый Угоститель! напитай нас от тука дома Твоего, и потоком сладости Твоея напой нас. Таковый глад есть наилучшее для праздничнаго дня приуготовление. Блажени алчущии и жаждущии правды: да можем к сему прибавить и следующее: яко тии насытятся (Матф. гл. 5, ст. 6).

Конечно насытятся. Уже ли преблагий и величайший церкви Дому-владыка с меньшим изобилием угостит своих званных, нежели сколько мир обык угощать своих услужников? Толькоб было с нашей стороны приуготовление к тому гладом духовным. Ибо ежели сего глада не будет, то хотяб служитель церкве и сладкую приготовил пищу, она вам не покажется вкусною и приятною; или хотя несколько оную и примете, но скоро вкусив греховнаго пира мирскаго, принуждены будете изблевать оную.

Вы иногда можете жаловаться на учителей; что жатва многа; а делателей мало (Матф. гл. 9, ст. 37), то есть, что много охотников учиться, но учить некому. Но могут иногда и на вас учители жаловаться, подняв Евангельский глас: Господи! не доброе ли семя сеяхом: откуду убо суть плевелы? (Матф. гл. 13, ст. 27). Но пусть бы было и недостаточно в церкве учительство; однако самая церковь не довольно ли поучает нас? Не изобильную ли и многоразличную представляет нам, как всегда, так особливо в праздничные дни, трапезу? Здесь велегласно провозглашаются Пророческия вещания, Апостольския учения, Евангельския правила. Ежели какая есть, или быть может, премудрость, вся в них заключается. Какой может быть голод, которой бы изобильно не насытился из сего источника? Какой быть может мрак мыслей, который бы сим светом разогнан не был? Какое быть может безпокойствие душевное, котороеб не утихло от сладкаго гласа Утешителя Духа?

Вся здесь суть готова: только вы будьте готовы. Вечеря учреждена и представлена: вы только разными тщетными извинениями не отрицайтеся приходить на сию вечерю. Всегда она открыта. Всегдаб к ней и притекать надлежало. Пусть вас извинят в том домашния и мирския нужды в другое время. Но праздник уже безотрицательный на вас к сему долг возлагает. Се благодать Божия вас и собрала днесь!

Мы конечно недостаточные для вас угостители. Но празднуемый нами днесь Святитель Божий Николай есть достойный ваш угоститель. Мы сами в присутствии его вместе с вами охотно себя помещаем. Не можем при нем быть угостителями; а желаем вместе с вами от него быть угощенными. О сколь изобильный пир он предлагает нам! Свою святую жизнь, разными добродетелями, яко трапезу многими сладкими брашнами изобильную. Из коих всех его брашен сладчайшее есть брашно милосердия. За сие-то брашно прежде всего и паче всего поощряемы гладом духовным, примемся мы; сим-то с жадностию да насыщаем себя, и не престанем оное съедать, дотоле, пока и сами себя довольно насытим, и других гладных напитаем, и всяким мирским греховным пированием возгнушаемся, прославляя угостителя Великаго Николая; паче же Бога, удивляющаго во Святых вся хотения Своя. Аминь.

Говорено в Перервинском монастыре 1792 года, Маия 9 дня.

Где бывает не малолюдное в сей Праздник собрание.



Оглавление

Богослужения

21 апреля 2024 г. (8 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.