Слово на Вознесение Господне

СЛОВО

НА ДЕНЬ ВОЗНЕСЕНИЯ ГОСПОДНЯ.

Мужие Галилейстии! что стоите, зряще на небо?
Деян. гл. 1, ст. 11.

Всех животных природа, или паче, природы Творец устроил пониклыми к земле. Един человек так сотворен, что и очи и лице его обращены вверх, и един он может свободно взирать на небо. Причина тому, что все животныя сотворены от земли. И потому они и взор свой к ней обращают. А человека начало есть свыше. Ибо хотя и его тело от земли взято; но дух в него влиян от высочайшаго Духа Божия. И потому нам надлежит взирать на небо, яко начало наше оттуду есть.

Мужие Галилейстии! что стоите зряще на небо? Стоим и взираем на небо для того, что в начале сотвори Бог небо; небо есть превосходнейшее творение Божие, по безмерности своей, и что содержит оное в себе источник света, и чудесными и прекрасными светилами преудобрено, и безчисленным звезд множеством. А сие открывает нам и непостижимую премудрость Божию, и милостивый Его о нас промысл. Что и признает Пророк оными словами: Егда узрю небеса, дела перст твоих, луну и звезды, яже Ты основал еси (Псал. 8, ст. 4); тогда размышляя, колико Ты о нас печешися, со страхом и радостию восклицаю: Что есть человек, яко помниши его; или сын человечь, яко посещаеши его (тамже ст. 5). То есть, человек, малая некоторая в сравнении мира сего песчинка; однако Творец для наставления его и оживления устроил тела толико огромныя и величины почти безконечной. Одного Философа спросили, для чего человек создан? Он отвечал, для того, чтоб смотреть на солнце. Хотя сей мудрец таковый ответ дал, видно, не много подумав: ибо не льзя сказать, чтоб человек создан был единственно смотреть на солнце: однако сие доказывает, коликаго удивления достойно ему казалось едино сие светило; кольми паче все небо со всеми светилами, ихже число весть един создавый их.

Мужие Галилейстии! что стоите зряще на небо? Стоим и взираем на небо, для того, что по слову Христову, небо есть престол великаго Царя (Матф. гл. 5, ст. 34). Конечно Бог не вместимь; и небо, колико ни велико и прекрасно, все еще менше, нежели чтоб могло сколько нибудь прибавить славы величеству Божию: но ежели какое здание может служить ему престолом по великолепию и красоте своей, то не может лучшее воображено быть, как небо с ликом светил своих. Царский престол красотою своею обыкновенно привлекает на себя всех очи, и когда мы на него взираем, чувствуем некоторое благоговение и страх, какбы сам царь тут присутствовал. Когда и небо есть престол великаго Царя, мы стоим и взираем на него, удивляяся красоте его, и некоторый при сем объемлет нас священный страх, когда воображаем и красоту и величество и власть седящаго на сем престоле. Престол есть место, с коего царь издает решения свои о подданных или жизни или смерти. С высоты горьняго престола небеснаго Царь царей издает судьбы свои о всех тварях и телесных и духовных, о видимых и невидимых: и потому со благоговением мы должны взирать на небо, яко на престол Его, ведая, что оттуду исходят определительные судьбы о каждом из нас.

Мужие Галилейстии! что стоите зряще на небо? Стоим и взираем на небо, яко помощь наша есть от Господа сотворшаго небо и землю. Когда столь огромное и безконечной величины тело он устроить мог, то не льзя сумневаться, чтоб он не силен был нам подать всякую благовременную помощь. Небо окружает все твари: кольми паче истиннные рабы его предзрят Господа пред собою выну, яко одесную их есть, да не подвижутся. Гдеб ты ни был, везде окружен небом: Гдеб ты ни был, везде присутствие Божие тебя сопровождает. И как можешь подумать, что гделибо скроешься от очес Божиих; когда от неба, Его твари, нигде укрыться не можешь. Праведен ли ты; радуйся, яко отвсюду благодетельное Божие присутствие тебя окружает. Грешен ли ты; страшися и трепещи, яко Судия близ тебя есть. И нет нужды ему изыскивать орудия к наказанию твоему. Небо Его тебя окружает. Речет ему; и оно восколеблется: Прикоснется горам; и они воздымятся (Псал. 103, ст. 32).

Мужие Галилейстии! что стоите зряще на небо? Стоим и взираем на небо для того, что наше житие на небесех есть. Ах! как сильная причина, чтоб нам никогда с неба не сводить глаз своих. Когда кто в далекий путь странствовать отходит, то и дело оглядывается на любезное жилище свое, и последнее взором своим прощание дает ему с воздыханием. А удалившися, понеже уже глазами видеть не может, мысленно не престает воображать любезное отечество свое; и сколькоб в странствии ни был, сколькоб там разных красот и увеселений ни видел, все между тем отечество из мысли не выпускает, и поспешает, какбы в него паки возвратиться. Жилище наше на небесех есть: жилище твердое, вечное, радостное и блаженное. А земля сия есть странствие, есть гостинница, есть путь. Сколькоб мы здесь ни жили: и сколькоб к жизни сей пристрастны ни были; но со всем тем самое дело показывает, что земля есть наше пребывание времянное и часовое; а небо есть жилище наше навсегда и на все веки.

Так не о том вопрошать нас надлежит, для чего мы стоим и взираем на небо; а паче должно удивляться, ежелиб кто в кратковременной жизни сей стоял, и не хотел бы непрестанно взирать на небо. На что же тебе более и взирать, О человек! На землю, скажешь ты; понеже взят от земли. Из земли взято тело твое, худейшая состава твоего часть: и потому не запрещаю тебе смотреть и на землю; да взираяя на нее смиришися: но паче взирай на небо; яко дух твой оттуду есть и туда преходит.

На что же тебе более взирать, О Христианин! Сын Божий сшел с неба, да тебя учинит наследником неба. Не хощет Он духу твоему безсмертному пребывать на земле, яко мало его стоющей: Он для него изготовил небо, яко жилище нетленное, его достойное и ему сродное. А потому, чтоб ты ни мыслил, чтоб ни говорил, чтоб ни делал, непрестанно должен обращать очи свои и мысленные и душевные на небо, яко на прямое и вечное жилище твое.

Ежелиб ты со всем тем хотел взирать на одну землю и единственно к ней пристрастил бы себя, то пусть бы напоследок тело твое смертию обратилося в землю: но куда обратится дух твой? На небо ли? Но ты никогда на него не взирал; так опасайся, чтоб и дух твой к земле пристрастившийся не сошел в преисподняя земли.

Мужие Галилейстии! что стоите зряще на небо? На сей вопрос мы уже ответ дадим Ангельский: Мы стоим и зрим на небо для того, что сей Иисус, вознесыйся от нас на небо, такожде приидет, имже образом мы видехом его идуща на небо (Деян. гл. 1, ст. 12). В сих словах приметим, что Иисус вознесся на небо, и что он паки придет с неба, да и таким образом, каким образом вознесся на небо. Везде небо: так как же нам не взирать на него? Иисус вознесся на небо: так и мы должны следовать за ним: ибо Он вознесся с естеством нашим: Он его обожил, и посадил одесную славы Божия. Когда таковый великий наш залог на небеси; то и мы туда должны стремиться: Идеже сокровище наше, тамо и сердце наше да будет (Лук. гл. 12, ст. 34). Он возносяся сказал, что идет уготовати нам место (Иоан. гл. 14, ст. 3). Сие свойственно чадолюбивому отцу пекущемуся о детях своих. Ибо не чада родителям, но родители чадам имение снискивают. Пошел уготовать нам место; да уже и уготовал: ибо оно уготовлено Им от сложения мира. Остается только Ему туда нас призвать оным Евангельским гласом: Приидите благословеннии Отца моего (Матф. гл. 25, ст. 34).

А что сказано, что Он приидет таким же образом, каким взошел на небо; сие не то значит, что Он приидет не с большею славою, как вознесся от нас. Нет! Он приидет уже во всей славе Отца своего, и вси святии Ангели с Ним; при восколебании всея вселенныя; а значит сие то, что Он в таком же человеческом виде приидет, в каком вознесся. Приидет в нашем виде. Какое для нас ободрение, какое утешение! Увидим Его в виде человеческом, в виде нам сродном, в виде нашем; в том самом виде, в коем Он за нас пострадал, умер и воскрес. Узрим ту самую плоть, которая за нас в жертву очистительную принесена, и которой мы и ныне сообщаемся в таинственном причащении. Узрим самую ту кровь, которою омыты грехи наши, и которая и ныне нам служит питием животворящим. В таком виде когда Его узрим, все сие подает нам благую надежду совершеннаго с ним на веки соединения.

И так благословенные чада церкви, не престанем взирать на небо; горе имеем сердца: не останавливаясь взором на сем небе видимом, но прошедши его пойдем далее выше небес в незаходимая, Идеже предтеча вниде о нас Иисус, и там ожидает нас (Евр. гл. 6, ст. 20), да, идеже Он есть, тамо и слуга Его будет (Иоан. гл. 12, ст. 26). Аминь.

Говорено в Вознесенском монастыре, 1789 года, Маия 17 дня.



Оглавление

Богослужения

15 апреля 2024 г. (2 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.