Слово в неделю четвертую великаго поста

СЛОВО

В НЕДЕЛЮ ЧЕТВЕРТУЮ ВЕЛИКАГО ПОСТА.

Человек создан по образу Божию и по подобию. А величество Божие есть не только несказанное, но и непостижимое. Какое же должно быть преимущество того, который сего величества носит в себе образ и подобие! Ибо когда Бог есть невидимь и непостижимь; а человек есть его образ и подобие, то по сему можно сказать, что мы взирая на человека, постигаем и как бы в нем видим самого Бога.

Но при всех таковых человека преимуществах в нынешнем Евангелии мы слышим противное тому; так, как бы уже говорено было не о человеке, но о каком либо изверге всякаго презрения достойном. А что слышим? О роде неверный и развращенный! (Лук. гл. 9, ст. 41). Ах! как помрачися злато; как изменился драгоценный камень! сие точно сказано о человеке; да и в лице ему сказано. Он род неверный; так по сему изменил он Богу. Он род развращенный: так посему ходит совсем не по тому пути, на коем его Творец поставил. Он святейший образ Божий обезобразил; он изгладил его подобие, не действует в нем закон; не трогает его и самое евангелие. А по сему уже до него же принадлежат и следующие поразительныя слова: Доколе терплю вы? (Лук. гл. 9, ст. 41).

Доколе терпеть будешь нам, вопрошаешь ты нас, Господи! Ты вся веси; ты веси (Иоан. гл. 21, ст 17), доколе терпимы быть можем: а мы не ведаем. Подлинно не ведаем мы, доколе долготерпение Божие над нами продолжаться будет. Судьбы его бездна многа (Псал. 35, ст. 7). Может быть оно до старости нашей и престарения продолжится: а может быть уже о нас дело решено; и долготерпение возъимело уже конец; и определено обратить его в суд, может быть заутра или и ныне. Кто сие ведает?

Однако же о сем и ничего нам не ведать, есть для нас страшно: особливо, что нам Бог по человеколюбию своему несколько благоволил открыть, доколе он нам терпеть будет. Ибо о сем мы ничего не испытывая, да и мало о том помышляя, в большую придем слабость; а чрез то как бы понудим Бога скорее пресечь над нами свое долготерпение.

И так вопервых прославим, возвеличим и благословим долготерпение Божие. Сколько мы ни прогневляем его, сколько ни нарушаем спасительныя его заповеди, сколько ни употребляем во зло дары его; однако он доселе не только не поразил нас гневом своим и яростию своею; но еще не престает изливать на нас вся благая каждый день, каждый час, столько, что их и изчислить не можем. Долготерпелив Господь и многомилостив. Не по беззакониям нашим сотворил есть нам, ниже по грехом нашим воздал есть нам (Псал. 102, ст. 8 и 10). И так он долготерпит.

Но доколе терплю вы? Доколе не покаемся. Пал столп Силоамский; и подавил многих. Думаете ли вы, говорит Спаситель, чтоб сии подавленные были грешнее всех человек? (Лук. гл. 13, ст. 4). Нет! Аще не покаетеся, вси такожде погибнете (тамже ст. 5). Пилат (тамже ст. 1) некоторых изсек в самое то время, когда они жертву приносили, и жертвенную кровь животных смешал с собственною их кровию: думаете ли вы, говорит Спаситель, чтоб сии побитые были грешнее всех человек? Нет! Аще не покаетеся, вси такожде погибнете. И так покаяние не только долготерпение Божие продолжает, но и переменяет его на милость и благоволение. Обратитеся, и обращуся к вам. Измыйтеся и чисти будете. Отъимите лукавствия от сердец ваших пред очима моима. И приидите истяжемся, то есть, вступим в суд, кто из нас сильнее, благость ли моя, или грехи ваши, глаголет Господь. Нет! Аще будут грехи ваши, яко багряное, яко снег убелю; аще же будут, яко червленое, яко волну убелю (Исаии гл. 1, ст. 16 и 18). Какова имеем мы благоутробнаго Отца!

И так он долготерпит нам, доколе не покаемся. Но доколе терплю вы? До покаяния нашего Господи! Но когда будет наше покаяние? Когда? в старости, при последнем издыхании жизни нашея; когда представится нам во всем ужасе приближившийся страшный суд Божий. Изрядно! Бог долготерпелив. Видим мы примеры, что он и при старости, при последнем издыхании нашем истинное покаяние приемлет. Но будет ли оно и тогда? будет; но истинное ли? Всю жизнь препроводив во грехах, в беззакониях, в ожесточении, в нераскаянии, возможно ли, при ослабевших силах от старости и болезней, возможно ли так вдруг переменить душу свою, чтоб она совсем зделалась иною? из ожесточенной мягкою, из нечестивой благоговейною, из любившей всегда один порок, воспламененною любовию к добродетели? Ах как сие трудно; а потому и покаяние сумнительно.

Не вероятнее ли, что тогда не ты будеши оставлять грехи, но грехи тебя. Привычка греховная чрез всю жизнь сильно укрепившаяся, едва ли допустит вход покаянию истинному в сердце твое. Она и тогда заставит тебя думать об ином; а имянно, о разлучении с женою, с детьми, с честями, с богатством, и со всем тем, чем мир тебя к себе привязывал. Так будет ли время помышлять о покаянии? Ежели же приведешь на мысль и грехи своя, и вообразишь уже предстоящий пред очами и суд Божий, опасно, чтоб сие не поразило тебя более отчаянием, нежели какимълибо благим уверением? И так до смерти откладывать покаяние весьма есть не безопасно.

Но доколе терплю вы? Пусть он терпит до смерти нашей, когда мы конечно покаемся. Ибо видим примеры, что он истинное покаяние и при смерти приемлет. Но что, ежели мы и при смерти не покаемся. Он сие видит: так, доколе терплю вы? Так доколе и для чего уже терпит он?

Я на сие вам представлю страшные его судьбы. Был народ, называемый Аморрейский, пребеззаконный. Один праведник дерзнул Бога вопросить, для чего он терпит беззакония сего народа и его не погубляет? На сие воспоследовал Божественный ответ: Не у исполнишася греси Аморреев (Быт. гл. 15, ст. 16); то есть, еще чаша беззаконий их не наполнилась: когда же чрез край будет преливаться, тогда сама собою последует погибель. Вот страшная для беззаконников судьба, и для чего над ними продолжается долготерпение Божие. Доколе терплю вы? Доколе не наполнится совершенно чаша беззаконий, и доколе не истощит она все долготерпение.

Но послушайте о судьбе еще страшнейшей. Аз ожесточу сердце Фараоново (Исх. гл. 14, ст. 4), гласит слово Божие, что сие значит ожесточение? Отъиму от него всю мою благодать, поелику он ее в себе не только не вмещает, но и отвергает; и попущу ему поступать свободно по всей развратной воле своей, и по всем злым склонностям своим. Нет ужаснее сего гнева Божия, как естьли он попустит, чтоб грехи наказываемы были грехами же.

Так доколе терплю вы? Доколе ожесточение до такого дойдет степени, что уже понудит оно открыться небесам, и всеми ярости Божия ударами поразить его. Аз ожесточу сердце Фараоново, и прославлюся в Фараоне, и уразумеют вси, яко аз есмь Господь (Исх. гл. 14, ст. 4).

От сих ужасных судеб кто из смертных не вострепещет? О сем размышляя Апостол сказал: По жестокости же твоей и нераскаянному сердцу собираеши себе гнев в день гнева, и откровения праведнаго суда Божия (Рим. гл. 2, ст. 5).

Но ежели бы и сие человека не устрашало; однако еще Бог долготерпит. Что сие значит: долготерпит: чрез всю жизнь нашу, почеловечески говоря, мучится он, скорбит, болезнует, страдает. Ах! до тово ли доводим мы Господа своего? Не довольно ли, что Сыну своему единородному за нас пострадать он благоволил? с тем, чтоб страданием и смертию своею нас с ним примирив, более не страдать и не умирать. Но мы его паки грехами своими и нераскаянием заставляем страдать и умирать. Ибо, по Апостольскому слову, грешник преступлением своим вторично распинает Сына Божия (Евр. гл. 6, ст. 6). Будем ли мы еще грешить, и во грехах не каяться, чтоб до таковаго долготерпения доводить Господа своего?

Видели мы, доколе и для чего терпит нам Бог: видели и судьбы его над некающимися. Имеем же и благоприятное к покаянию сие поста время, точно для того назначенное. Объимем и облобызаем, возлюбленные дети церкве, сию благость Божию к покаянию нас ведущую. Но доколе терплю вы? еще единожды он вопрошает нас. Мы ему на сие дадим таковый ответ: Господи! безплодное древо не посеки ныне; но обложи оное животворною влагою благодати твоея: авосьлибо плод принесет: а ежели со всем тем пребудет безплодно; то посечеши его, во грядущее лето (Лук. гл. 13, ст. 9); или еще и тогда продолжи над нами долготерпение твое. Аминь.

Говорено в Чудове монастыре, 1789 года, Марта 18 дня.



Оглавление

Богослужения

21 апреля 2024 г. (8 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.