24. В неделю третию великаго поста

СЛОВО

В НЕДЕЛЮ ТРЕТИЮ ВЕЛИКАГО ПОСТА.

Сказали мы в прошедшую неделю, что пост духовный есть воздержание от страстей; и что хотя сей способ врачевания есть самый действительный: однако сам собою он есть и весьма не малотрудный; и что может быть сия трудность устрашает слабость нашу к сему прибегать врачеванию. Но притом помянули и о сем, что животворящий крест Господень откроет нам средство, сию преодолеть трудность.

Вот ныне открылось нам сие спасительное пособие! ныне воспеваем мы оружие противу всех противностей непобедимое! Крест Иисуса Христа есть то Божественное орудие, коим он победил грех, мир и диавола; коим возторжествовал над всеми противоборствиями; коим отверз небо, и ввел в оное всех под сим священным знамением воинствующих. Ибо, что оружие креста не для него токмо было действительно, но и для всех, кои сим оружием воинствовать будут, сие известно нам из Божественных глаголов. Великий наш военачальник совершив сим средством великую над миром победу, сказал своим последователям: Дерзайте, яко аз победих мир (Иоан. гл. 16, ст. 33). Но и в ныне чтенном евангелии тоже самое подтвердил: Иже хощет по мне итти, да отвержется себе, и возмет крест свой (Марк. гл. 8, ст. 34). Но притом думаю, что и самая церковь для того уставила в сей день праздновать силу и славу креста, чтоб мы проходя пост духовный, стречающиеся в нем затруднения, могли преодолеть сим спасительным средством. Почему и есть весьма нужно узнать, каким образом крест может в нас производить действие силы своея.

Крест по христианскому Богословию два имеет знаменования: Во первых означает он великую жертву Сына Божия, коим удовлетворено правосудие Бога праведнаго, и мы по снятии с нас проклятия и казни, прикрыты милосердием, и приняты во усыновление и любовь Божию отеческую. Во вторых означает крест терпение. Ибо и сам подвигоположник Иисус нес крест свой, изливая кровавый пот, и с воплем крепким и со слезами взывал к небесам.

О кресте в сем означении теперь говорить мы одолжаемся. Он есть собственно наш. Ибо и Спаситель увещавая, дабы мы шли по нем, сказал, чтоб всяк из нас взял крест свой. Свой, а не его. Ибо его крест нести свойственно было единой его Богочеловеческой особе: а нам его нести, есть невместительно, ни с слабостию нашею, ни с низкою и греховною нашею природою. Довольно, чтоб мы благодушно несли крест свой: довольно, чтоб при ношении нами креста своего, крест Христов был нам благовременным всегда пособием. И так крест наш есть крест терпения.

Наперед вижу, что таковое разсуждение не может приятно быть слушателю. Ибо кто добровольно восхощет быть в бедствиях, и делать какбы некоторое насилие своей природе по душе и по телу? Нам более желательно, чтоб все протекало сходственно с нашим хотением, и чтоб мы всегда были спокойны и радостны. Так конечно: и Бог преблагий создал нас не с другим каким намерением, как чтоб мы всегда были спокойны и радостны; но только премудро определил, чтоб до сего спокойствия и радости достигали мы трудом, подвигом и терпением: да и так сии самыя средства расположил, что мы, ежели их благоразумно употреблять будем, можем не только чрез них достигнуть покоя и радости, но что и они сами никак не возмутят нашего спокойствия душевнаго.

Прежде всего надобно увериться, что сей его устав есть премудр и свят. Ибо хотяб мы и не знали настоящих причин, для чего Бог положил достигать нам до всякаго добра, чрез подвиг и терпение; однако о святости и премудрости сего устава сумниться не должны. Ты кто еси противу отвещаяй Богови? (Рим. гл. 9, ст. 20). Он сияя премудростию безконечною, и разумом вся проницающим, может ли что определить или не нужное, или безполезное? довольно должно быть для нашего убедительнаго о сем уверения то, что Бог так определил. Величеству гласа сего должно все уступить, и тварь со благоговением обязана принимать и исполнять премудрый устав верховнаго совета.

По силе сего закона в делах от нашего произволения зависящих потребны везде подвиг и терпение. Но чтоб сей подвиг был для нас сноснее, и терпение не столь отяготительно; воззрим на дела естественныя. Ибо узнаем, что сей Божий закон есть не для нас одних, но общий для всех тварей. Солнце не тотчас протекает; но дав нам вытерпеть осенния непогоды, и зимы жестокости, таким образом напоследок открывает нам весенния красоты, и летния удовольствия. Семена посеянныя не вдруг произрастают, но помалу и не скоро; и по многих трудах и потах, напоследок трудолюбца увеселяют и услаждают исполнением надежды. Древо тобою посаженное чрез многия годы наконец награждает твои труды и многое терпение. Да и все, чтобы ты ни предприял, без труда, без великодушнаго трудностей побеждения, и без терпения совершенства своего достигнуть не может. Осмелишься ли ты желать, чтоб все то пред тобою предстало на одно движение твоего хотения? Отважишься ли возроптать, что акибы то должно происходить иным порядком, и предписывать другие законы всей природе; а паче еще Творцу ея? Никак! да умолчит всякая плоть, и да вознесется Господь един.

Нам более пристойно и полезно оныя естественныя дела приложить к самим себе. Как? Все в природе не вдруг приходит в совершенство: но помалу, чрез многое течение времени, с великим трудом, и чрез преодоление многих трудностей. И ты шествуя сим богоучрежденным порядком, вооружися крестом терпения. Зделай справедливое различие между собственными делами своими; и не будь столько не правосуден для самого себя, чтоб для одних своих дел себя не щадить, или и всего себя истощавать, а для других своих же дел и малое перенести не захотеть. Как! Сколько ты сносишьтрудов, подвигов, противностей, изнурений своих сил, истощания здравия; даже иногда и до самаго жизни прекращения: а на что? Чтоб достигнуть временной чести, которая иногда бывает более славна, нежели похвальна; более тягостна, нежели полезна; скорее от нас уходит, нежели сколько времени мы на снискание ея употребили. Но еще на что? На снискание богатства, которое, чем более приобретается, тем более обезпокоивает; чем более собирается, тем более подает случая и нам к развращению, и другим на нас нападению.

Теперь всяк здесь остановись, и произнеси сам на себя суд праведный. Ищеш ты чести; понеже быть тебе от других унижаему и презираему есть тягостно; так как от других быть почитаему и превозносиму есть лестно и удовольственно. Изрядно. Ищеш ты богатства; понеже быть тебе в скудости и бедности есть тягостно; так как быть в богатстве и изобилии есть лестно и удовольственно. Изрядно. Но почто же не ищеш и победы над своими страстями? Ибо быть под их владычеством есть тягостно и мучительно; так как их преодолеть есть славно и радостно. Теперь суди по справедливости. Малейшее в сем суде от правды уклонение тебя же самаго отяготит всем нещастием.

Сказали мы, что пост душевный есть воздержание от страстей: и притом совестно признаться убеждены, что сие врачевство для души есть самое действительное: но находили немалое затруднение, чтоб преодолеть страсти. Однако со всем тем теперь видим мы, что сию трудность преодолеть можно крестом терпения: и что сие преодоление не только не есть тягостно, но и гораздо удобнее, нежели мы думаем. Как! трудности для снискания чести и богатства мы сносим без роптания; да еще и со удовольствием, ежели только надежны получить желаемое: так я уверяю вас истинною, и именем Иисуса Христа, что в преодолении страстей не более потребно подвига и терпения; как сколько мы онаго употребляем на приобретение временныя чести и тленнаго богатства.

Но притом еще могу сказать, что гораздо меньше потребно трудов и терпения для преодоления страстей, нежели сколько онаго потребно для временных благ. Ибо весьма не редко случается, что подъемлемые нами для честей и богатств труды и подвиги бывают тщетны и безуспешны: но таковые же труды, ежели мы употребим в благоустройство душевное, конечно будут благословенны и плодоносны. Так кто же уже извинит нас, естьлиб мы или в сей подвиг вступить не захотели, или бы оный вздумали представлять затруднительным?

Но пусть бы оно было и так! советовать кому в какойлибо вступать путь, по коему никто еще не проходил, былоб по видимому трудно и страшно. Но сей путь, в который ты, Христианин! призываешся, уже довольно проходимь и углажен шествовавшим по нем Господем твоим. Он его освятил крестом своим: и зделал сей путь приятным и прекрасным, поелику на нем везде видны следы Сына Божия, яко древо сеннолиственное, на пути проходящих осеняющее и прохлаждающее. Иди за сим предшественником: он не только сей путь открыл и освятил, но и шествующему невидимо простирает свою десницу, руководствует, труд облегчает, в подвиге спомоществует, в терпении подкрепляет, доколе, проведши чрез огнь и воду, введет тебя в покой вечнаго блаженства. Аминь.

Говорено в Чудове монастыре 1787 года, Февраля 28 дня.



Оглавление

Меню раздела

Богослужения

22 февраля 2024 г. (9 февраля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.