Слово на день Илии Пророка

XXXI. СЛОВО

НА ДЕНЬ ИЛИИ ПРОРОКА.

Илия человек бе, ныне провозглашал нам Апостол: однако мы человеки память сего человека празднуем. Илия человек бе: однако мы его, яко безсмертнаго почитаем. Илия человек бе: однако мы уже на него взираем, яко на вознесеннаго выше человечества. Какое сие есть для человека того преимущество! Но оно тем удивительнее, что, как далее тот же придает Апостол, Илия человек бе; да и подобострастен нам (Иак. гл. 5, ст. 17): то есть тем же естества человеческаго слабостям и немощам подвержен, коим и мы. Но сколько превзошел он нас, впрочем ему подобных!

Мы ползаем по земле: он возлетел на небеса. Мы едва достойны и той чести человечества, которое носим: он человечества честь сравнил с честию Ангельскаго естества; или и превысил оную. Да и когда был он на земли, так, как мы теперь на земли; были ему подобны только именем, а не вещию: образом, а не существом. Илия был подобострастен нам; но страсти побеждал. Мы страстям служим, яко раби повелительному мучителю. Он закон Божий не только сам хранил; но и оберегал его от нарушения дерзновенных и своевольных людей. Мы и сами оный преступаем; и другим преступать ево или допускаем; или на преступления их взираем холодным духом, как бы то до нас ни мало не принадлежало. Илия боялся токмо Бога, а не уважал и презирал гордость и злость людей. Мы столь малодушны, что для чести и славы Божией и малое что пере нести страшимся и ужасаемся. Почему Пророк Божий был или выше человека или прямой человек. А мы или ниже человека, или едва ли прямо и человеки есмы.

От чего таковое между одним человеком и нами человеками же различие? Где есть Бог Илиин, Аффо (4 Цар. гл. 2, ст. 14)? где есть Бог укреплявший толико Илию? где есть Бог Илиин? или Он благоволил токмо единому Илии споспешествовать; а протчих всех оставить? или токмо един Илия был у Бога чадо возлюбленное: а мы все рабы им презренные и отверженные?

Где есть Бог Илиин? Есть везде и всегда, и при всяком, ныне и во веки. Или несть Бога во Израили (4 Цар. гл. 1, ст. 3)? поистинне, естьли бы его содействия и помощи при нас не было; было бы тоже, как бы его и совсем нигде не было. Или несть Бога во Израили? Есть, поистинне есть, только чтоб был Израиль. Есть, поистинне есть, толькоб был человек, прямой человек. Ежели мы будем таковые же человеки, каков был Илия человек; тогда Бог, как был Бог Илиин, будет и Богом нашим.

Кажется, просто разсуждая, не великая еще в сем заключается похвала, когдаб о ком сказали, что он человек; так как Апостол о ныне празднуемом сказал, яко Илия бе человек: но основательно и со вниманием о сем имяни разсуждая, великая в том заключается похвала и слава.

Ты человек! так не из числа ты тех тварей неодушевленных, каковы на пример дерево и камень: которые ничего не чувствуют, ничего не понимают. Движутся они, действуют они, но не самопроизвольно; а так, как их побуждает к движению и действию закон естества: а сами они о своих движениях и действиях ни разсуждают, ниже знают. А потому за свои движения и действия они ни похвалы ни порицания не заслуживают: а прехвален и благословен един ими действующий Бог.

Ты человек! так не из числа ты животных безсловесных: которыя хотя и имеют понятие и воображение, но не имеют ни разсуждения ни произволения. Стремятся они туда, куда побуждают их одни чувства. А потому ни о чем более не помышляют, как токмо насытить свое чрево, и предохранить свою жизнь.

Ты человек! и потому подобен ты Ангелу. Ибо разумом и волею также одарен, как и он. Разумом все понимать, и о всем разсуждать могущим; волею, по самой себе к единому добру наклонною. Но что говорю я, подобен ты Ангелу? подобен ты Самому Богу: ибо уже не я, а самое неложное слово свидетельствует, что ты создан по образу Божию и по подобию. Что сея чести быть может превосходнее? что сего преимущества есть величественнее? Великое и славное дело есть, когда человек сохранит без всякаго нарушения честь своего человечества!

Разными человек бывает обязан должностями: и с каждою должностию соединено особливое обязательство. На пример: духовный ли ты человек: обязан житием и учением охранять истинну веры, и наставляя души на правый путь, разширять царство Иисуса Христа. Судия ли ты? обязан хранить правосудие: не прельщаясь ни сребролюбием, ни лицеприятием. Купец ли ты? Обязан хранить честность, и тот прибыток почитать не прибытком, а погибелью, который снискивается ложью и обманом. Земледелец ли ты или художник. Обязан так в своем труде упражняться, чтоб между тем наиболее помышлять и пещися о просвещении мысли законом Божиим, и о непорочности нравов. Всякая должность имеет свои особливыя упражнения; и потому особливыя обязательства. Но я могу сказать, что для всех должностей, каковаб они рода ни были, есть одно обязательство: а какое? Будь человек! в одном имяни человека всякое обязательство заключается. Сохрани только то, что требует от тебя человечество, и сохранишь ты все, будеши исправен во всякой должности.

Об Иове говорит святое слово, что был он человек истинен, непорочен, праведен, благочестив, удаляяйся от всякия лукавыя вещи (Иов. гл. 1, ст. 1). Вот человек, не именем токмо, но и самою вещию! Изволь ты на таковаго человека возложить какуюнибудь должность, надобно ли будет для него другое какое обязательство? нет! довольно, что он человек. Сохранив честь образа и подобия Божия в человечестве от Бога впечатленнаго, исправит он всякую должность честно, непорочно, богоугодно. И для-того самое слово Божие говорит: бойся Бога, и заповеди Его храни: яко сие всяк человек (Еккл. гл. 12, ст. 13). Вот в чем состоит человек!

Но мы или не зная преимуществ человека, или не храня оных, вздумали еще тем себя в проступках защищать, что более служит к обвинению нашему. Мы когда или должность свою проходим леностно, или пьянствуем, или в любодеяния и прелюбодеяния впадаем, или на корысть неправедную кидаемся, и когда в том нас зазирают и обличают, обыкновенно во извинение свое говорим, что мы человеки. Изрядное извинение! Ежелиб мы были не человеки, а животныя безсловесныя; тогдаб весьма справедливее могли мы в своих неисправностях извиниться, говоря, что не человеки мы: не человеки мы, чтоб быть добродетельными.

Но какое извинение, делать худое, и говорить, что человеки мы. Не есть ли сие безчестить дело рук Божиих; да и хулить Самого Господа, акибы человек на худое Им создан был. Нет! когда ты человек, так тем самым обязан творить дела человеческия. Дела же человеческия суть благочестие, правда, честность, целомудрие, непорочность и всякая святыня. А противныя сему дела не суть дела человеческия, но скотския; и помнится мне, что мы в крещении отрицалися от всех злых дел, яко дел не человеческих, но диавольских.

При таковом разсуждении паки вспомним мы ныне празднуемаго Пророка Божия. Апостол Иаков восхваляя его, не мог более что найти к его похвале, как то, что он был человек. Илия человек бе. Но посмотрите, до каковаго величества возшел сей человек. Когда он прямо был человек, то не только покорил все человеческия плоти слабости и немощи; но и как будто некоторым стал Богом. Послушайте, что он сам говорит: Жив Господь! Бог сил, Бог Израилев, Емуже предстою пред Ним, аще будет в лета сия роса и дождь, точию от уст словесе моего (3 Цар. гл. 17, ст. 1). Таковыя слова могли бы для человека показаться дерзновенны, ежелибы их Сам Бог не утвердил. Илииными устами Сам Бог сие говорил. В наказание грешных и развратных желал Пророк, чтоб не было дождя на земли; и было так: а потом поусмотрению их покаяния, разрешил сию епитимию; и полились дождевые источники. О чудо! человек еще в теле быв, имел данные себе ключи от небес, и оныя затворял и отворял по своему произволению.

Мы, когда во время бездождия или безведрия, проливаем свои ко Всевышнему молитвы, дабы низпослал нам благорастворение и отвратил свой праведный гнев; едва ли когда бываем услышаны. Для чего? для того, что хотя мы молитвы свои произносим устами человеческими, но сердце имеем развратное, и потому не человеческое. Прóсите, говорит Апостол, и не приемлете: для чего? для того, что зле пр?óсите, да во сластех ваших иждивете (Иак. гл. 4, ст. 3). Просил Илия, да не будет дождь: и услышан был: ибо просил не зле, но добре. Просил, дабы сим наказанием привесть грешников в чувство и исправление, и потерявших человечество сотворить паки человеками. Мы просим, но зле: дабы дары Его изжить во сластех. Боимся глада от оскудения плодов земных: но не боимся глада, который есть гораздо страшнее глада телеснаго, то есть, глада слова Божия, коим питается душа и сохраняется жизнь ея. И едва ли когда мы о отвращении сего глада Бога молим. А и плоды земные, когда Бог по единой Своей благости оными нас обогатит, куды употребляем? на единое ли нужное нас пищею и питием пропитание? Никак! На роскошь, на невоздержание, на пьянство, едва ли не гораздо более Божественные дары Его истощаваем, нежели на нужное самих себя содержание. И так самые Его животворные дары в яд себе преобращаем. Прóсите и не приемлете; зане зле пр?óсите, да во сластех ваших иждивете.

Потщимся токмо быть человеками таковыми, каков был нами празднуемый Пророк, и всякая наша молитва будет услышана; исполнимся пищею и телесною и духовною. И сию жизнь нашу благословит Бог всеми благими, и будущия блаженныя жизни сподобит. Аминь.

Говорено в церькви Илии Пророка, что на
Воронцовском поле 1785 года Июля 20 дня.



Оглавление

Богослужения

29 июля 2021 г. (16 июля ст. ст.)

Сщмч. Афиногена епископа и десяти учеников его (ок. 311). Мч. Павла и мцц. Алевтины (Валентины) и Хионии (308). Мч. Антиоха врача (IV). Мц. Иулии девы (V или VII). Память святых отцов IV Вселенского Собора (451). Блж. Матроны Анемнясевской, исп. (1936); сщмч. Иакова, архиеп. Барнаульского, и с ним сщмчч. Петра Гаврилова и Иоанна Можирина пресвитеров, прмч. Феодора Никитина (1937); прмч. Ардалиона Пономарева (1938). Чирской (Псковской) иконы Божией Матери (1420).
05:30  Братский молебен у мощей преподобного Сергия, утренние молитвы и полунощница
Троицкий собор
06:00  Исповедь 1-я смена
Разрешают: игум. ДОРОФЕЙ, ФИЛИПП, НИКАНДР, КРОНИД, АВВАКУМ; иером. ВАДИМ, ИПАТИЙ, СПИРИДОН, АЛЕКСИЙ, ФЕОДОР
Предтеченский храм
06:30  Ранняя Литургия
Троицкий собор

Частые вопросы

Интересные факты

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.