Слово в неделю первую великаго поста

]II. СЛОВО

В НЕДЕЛЮ ПЕРВУЮ ВЕЛИКАГО ПОСТА.

Обыкновенно есть, чтоб знаменитыя победы воспоминание творити с торжеством, не для того только, чтоб по принесении благодарения Богу чувствовать удовольствие славы своея, но дабы при том таковое воспоминание всегдашним было к храбрости побуждением, в подобных, естьли бы случилися, обстоятельствах. На сем же основании ныне церковь Божия свое совершает торжество. Победа ея была и есть не противу видимых врагов, но противу невидимых духов злобы поднебесных. Не телесно она сражается, но душевно: оружия ея не суть вещественныя, но духовныя; защищает она не пределы земли, не здания градов, не жизнь граждан временную, но защищает священные пределы царства Иисус Христова, великий град живаго Бога, души безсмертныя от погибели вечныя.

Нет на сем сражении кровопролития; но несравненно того есть ужаснее, когда завета вечнаго кровь, которою мы освятились, оскверняется, и безконечная ея цена представляется, якобы была не действительна во искуплении нашем. На сем сражении не нужны крепкия мышцы, огнестрельныя орудия, хитростныя изобретения; но потребна вера, истинна, глагол Божий и совесть незазорная. О том никто не сомнится, что надобно силою оружия защищать отечество свое от нашествия неприятельскаго; но меньше ли нужно защищать веру свою от врагов истинны и от разрушителей благочестия, сим словом разсудим.

Когда отечество свое защищаем мы от нашествия неприятельскаго, не иное что имеем в намерении, как чтоб сохранить в целости имение свое, вольность, жизнь и союз покоя общаго. Справедливая и важная причина, естественным законом оправдаемая. Но когда враг делает покушение на веру нашу, он стремится тогда восхитить от нас то, чего нет в свете для нас драгоценнее, то есть спокойствие совести, вечный наш с Богом примирения завет, жизнь души нашей и спасение. Никак не можно понять, чтоб при таковом страшном вражеском покушении всею силою не возгорела ревность благочестиваго Христианина. Тотчас он при сем опасном случае принимается за все оружия Божия.

Сказал я, что сии оружия не суть телесныя и видимыя. Веру защищать ими постыдно и не дозволительно. Постыдно; ибо истинна сама собою есть сильна и непобедима; и былоб сие доказательством ея изнеможения, что аки бы она к защищению своему сама собою была недовольна. Да и Бог мира Евангелием воспрещает истинну Его защищать крови пролиянием. Но притом и безполезно; ибо таковою поступкою неприятель более только ожесточается; да и может протолковать, что аки бы у нас к защищению истинны нет другаго пособия, как насилие, наглость и гонение; средства, которыя пристойны одному истинны противнику.

Какияж средства при сем употребляет ревностный и просвещенный Христианин? Вопервых молитву. Умоляет он с величайшим жаром веры Отца светов и Главу церкви, чтоб просветил его мысль к опровержению лжи и разврата, и чтоб предохранил его от таковыя заразы. Потом оружием слова Божия тщится разрешить хитростныя его задачи и ложь изобличить, дабы не только открыть самую истинну, и тем утвердить и себя и других в оной, но и самаго противника привести в чувство и раскаяние, а по крайней мере в постыждение. Естьли же бы верный в слове не силен был, и не надеялся бы преобороть противника, вооруженнаго всею хитростию мудрости мирския, и потому бы справедливо опасался, дабы он в простоте сердца своего не был обманут, якоже Евва змием в раю: в таком случае затыкает уши свои, яко от очарования аспида, отвращается и убегает таковаго тлетворнаго человека, и самых его вредных писаний касаться почитает за сущее осквернение. Ибо нечувствительно или от разговоров таковых развращенных людей, или от чтения их под сладостию слов яд сокрывающих сочинений простодушный Христианин соблажняется и заражается.

Но когда, что попущением Божиим иногда бывает, противник истинны не только лестным уверением на свою сторону склоняет, но употребляет к тому насилие и гонение. В таком случае добродетельный Христианин укрепляет себя терпением. Здесь во всем своем торжестве открывается вера его; удерживается он всемерно, чтоб защищать себя орудиями наглости: ибо ведает, что сие Духу Евангелия не есть свойственно; все великодушно преносит: изгнания, мечи, огни, лютых зверей терзания; и чрез то не только не дает окрасть сокровище веры своея, но и над самым неприятелем своим славно торжествует. Ибо что при сем неприятель приобретает? Ничего, кроме стыда, что он безсилен был победить подвижника. Не может он тем хвалиться, что отъял от него жизнь: сие общее есть и татям и разбойникам; да и не сего желал он: стремился он превратить его мысль, и преклонить к своему разврату: но в сем-то совершенно изнемог; а истинна восторжествовала, когда самая смерть послужила ея сильнейшим доказательством. Вот те орудия, кои церковь Божия вручает воину своему, когда посылает его на брань противу лжи, разврата и заблуждения: и во употреблении сих-то оружий состоит та ревность, которая столь свойственна должна быть истинному Христианину, и которая столь славно веру его открыть может.

Могут ли настоящия нынешних Христиан времена хвалиться сею ревностию? изключая некоторых не лестных Израильтян, их же имена в книгах животных: ибо и во дни Илиины не все преклонили колена пред Ваалом (Рим. гл. 11, ст. 4); изключая таковых, с сожалением и слезами усматриваем, что в некоторых ослабевает сия ревность Христианская. Слушают разговоров соблазна исполненных, читают сочинения развратом, а иногда и хулением на веру дышущие; и не только при сем не возгараются священным ревности огнем, но и со удовольствием то приемлют, ни мало не изобличая вредныя лжи, ни мало таковых общения не отвращаясь, но в общем бедствии почитая, что аки бы сие ничего не значило, или до них ни мало не принадлежит.

Как, Христианин! сие до тебя не принадлежит ни мало? когда у тебя отъемлет кто имение, или пред другими поносит тебя татем и изменником, не только ты за сие всею возможностию вооружаешься, но иногда и смертию или врага своего, или и собственною стараешься отмстить; но когда отъемлется от тебя лучшее всех в свете сокровище, вера и спасение, и тебя в глаза порицают, что ты обожаешь ложь, что ты слепый заблуждения последователь, что тщетна твоя простирающаяся до вечности надежда; и ты при всем том можешь мыслить, или говорить, что сие до тебя не принадлежит ни мало? Где же, не говорю уже ревность; где по крайней мере в других случаях выхваляемое честолюбие? ежели где, не здесь ли оно иметь должно свое место и силу?

Как! что я держу за самое священное, за самое Божественное, за самое утешительное, то, когда порицают, что аки бы было сущая ложь, заблуждение, суеверие, не должно меня воспламенить, чтоб заградить таковыя дерзновенныя уста, постыдить наглость, и сохранить честь веры моея? Видно, видно, что сие происходит или от малаго о вере своей понятия, или от не имения к ней душевной привязанности, или от развратности нравов, когда вера не столь бывает утешением, сколько тягостию, что она или обличает пороки, или мешает в вольном их действии.

Откуду может произойти оное некоторых вольных голов мудрование, что как бы кто ни верил, только бы жил хорошо? Но такая развратная мысль, не только опровергает внутреннее о истинне закона уверение; не только вводит ужасную в вере смесь; но и не может доставить того, дабы человек мог жить хорошо. Наружныя каждаго человека, яко животнаго разумнаго, действия имеют все свое основание на внутреннем мыслей расположении. Ибо без того было бы действие или мертвое или безразсудное. Вера есть наилучшим основанием внутренняго мыслей и сердца расположения, и сильнейшею онаго пружиною. Почему, положив, что как бы кто ни верил, надобно допустить, что вера в действиях мыслей человеческих никакова уважения не заслуживает. Но сие совсем есть не вместительно и странно: ибо к чемуж бы она и была? А потому наружныя человека действия должны быть развратны и вредны, когда в нем никакой нет твердой веры, или она есть развратна.

Я говорю сие, яко служитель слова Господня, на мирных утверждаяся и священных началах Евангелия. Мы ныне празднуем день православия, когда церковь постыдила и победила противников истинны, и над ними славно восторжествовав, нам чадам своим оставила участие в славе и торжестве своем: что и подало мне случай к слову сему. Довольный сего поучения будет плод, ежели Христиане всегда будут воспламененны истинною и с духом Евангельским сходственною ревностию по вере своей. Аминь.

Говорено в Успенском соборе Февраля 18
дня 1784 года.



Оглавление

Богослужения

29 июля 2021 г. (16 июля ст. ст.)

Сщмч. Афиногена епископа и десяти учеников его (ок. 311). Мч. Павла и мцц. Алевтины (Валентины) и Хионии (308). Мч. Антиоха врача (IV). Мц. Иулии девы (V или VII). Память святых отцов IV Вселенского Собора (451). Блж. Матроны Анемнясевской, исп. (1936); сщмч. Иакова, архиеп. Барнаульского, и с ним сщмчч. Петра Гаврилова и Иоанна Можирина пресвитеров, прмч. Феодора Никитина (1937); прмч. Ардалиона Пономарева (1938). Чирской (Псковской) иконы Божией Матери (1420).
05:30  Братский молебен у мощей преподобного Сергия, утренние молитвы и полунощница
Троицкий собор
06:00  Исповедь 1-я смена
Разрешают: игум. ДОРОФЕЙ, ФИЛИПП, НИКАНДР, КРОНИД, АВВАКУМ; иером. ВАДИМ, ИПАТИЙ, СПИРИДОН, АЛЕКСИЙ, ФЕОДОР
Предтеченский храм
06:30  Ранняя Литургия
Троицкий собор

Частые вопросы

Интересные факты

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.