В неделю 25 по сошествии Святаго Духа

СЛОВО

В НЕДЕЛЮ 25 ПО СОШЕСТВИИ СВЯТАГО ДУХА.

И кто есть ближний мой?

Лук. гл. 10. ст.29.

Который вопрос предложил законник Спасителю искушая его, тот мы предложим теперь себе, Слушатели, с усердным и нелицемерным желанием узнать ближняго нашего, взаимно друг друга вопрошая так: друже! и кто есть ближний мой? кто есть тот, котораго самое естество со мною неразрывно связало? кто есть тот, о котораго благополучии я не меньше как о собственном своем стараться должен? а наипаче, что нам, выключа священнаго сего места училище, за житейскими суетами, за частыми веселостьми, едваль бывает досужно подумать когда о ближнем нашем, и принять в разсуждение тот долг, котораго от нас другие по справедливости требовать могут. Ибо, что тот-то мой недоброжелатель, что другой без отмщения моего остаться не должен, что третияго имением польза моя знатно приумножиться может, о том мы часто, да еще с некоторым услаждением подумываем; но чтоб подражая Самарянину, на требующаго нашей помощи человека возливать масло милосердия и вино утешения, о том помышляем редко: а чрез то допущаем бедных оных жалобныя сии произносить Богу слова: Господи! и ближнии мои отдалече мене сташа!1 прошли бо те златыя времена, в которыя не было во употреблении сих слов, мое да твое, но было все общее, да еще и единая душа оживотворяла всех. Изсякла любовь, которая есть союз совершенства. Даруй же нам, милосердый Владыко! чтоб мы узнав, кто есть ближний наш, попечением и милосердием своим от него не удалялись.

И КТО ЕСТЬ БЛИЖНИЙ МОЙ?

Ближний наш есть всяк человек нашей помощи требующий. Раб ли кто или свободный, знаемый или незнаемый, приятель или соперник, все вообще во время нужды нашим вспоможением снабдены, нашего милостиваго покровительства удостоены быть должны. К сему вопервых склонить нас может то, что прибегающии к нам суть человеки, то есть, единаго с нами естества, подобнаго тела, подобныя души, от единыя с нами крове свое имеют начало, и равным с нами подвержены страстям, равным подлежат переменам. Почему, ежели не знакомство, ежели не дружество, ежели не благодетельство, то по крайней мере страждущее естество сильно в нас возбудить к ближнему сожаление. Ктоб такой был человек, говорит Евангелие, которой бы видел овча впадшее в яму, и не потщался бы оное оттуду извлечь?2 Так ктож бы был столь жестокосерд, которой бы самому человеку в яму нещастия впадшему не подал руку помощи? и для того святый Иоанн такое сердца ожесточение называет затворением утробы: иже имать, пишет он, богатство мира сего и видит брата своего требующа, и затворит утробу свою от него, како любы Божия пребывает в нем?3

Но пускай мы будем столь каменнаго сердца, что нас страждущее человечество подвигнуть не сильно: то по крайней мере возбудить нас должно то разсуждение, что мы и сами тем же нуждам подвержены быть можем, что и нашей жизни корабль, по морю мира сего плавающий, не весьма безопасен есть от волнения и от сокрушения. Известно бо, сколь частая и внезапная человеческих вещей есть перемена. Что ныне мне, то завтра тебе. Который ныне на высокой превозносился колеснице, того заутра увидим поверженнаго на землю; который ныне Крезовым изобиловал богатством, тот в кратчайшее время будет лежать с Иовом на плачевном гноищи.

Навуходоносор видел во сне превеликое древо, листами покрытое, цветами украшенное, плодами обогащенное; но в то же время тот, который не спит, и который есть свят,4 приказал оное дерево посечь, ветьви обломать, листье отрясти, и самой разсыпать плод. Вот ясное перемен человеческих изображение! на которое, ежели мысленными очами наичаще будем взирать: не льзя статься, чтоб мы или не осторожнее свою жизнь препровождали, или другому, такою щастия переменою страждущему, помощь подать отреклися. Иначе опасаться должны, чтоб тою мерою, которою мы мерили ближним нашим, не возмерилось и нам.

Я уже то молчанием прохожу, что мы все Божией требуем помощи, и от Его щедрой руки всякой час тьмочисленныя получаем благодеяния, за которыя, ежели будем не благодарны, (а благодарствие наше наипаче состоит во взаимном друг другу вспоможении:) то сказано нам будет из Евангелия: злый рабе! аз весь долг отпустих тебе, не подобаше ли и тебе помиловати клеврета своего?5

Такому разсуждению естьлиб мы самым делом последовали: не былиб наполнены целыя улицы стадами нищих, не былоб столько обид и гонений, замолклиб жалобы бедных вдовиц, не валялось бы столько пред вратами нашими гладом истаявающих Лазарей в то самое время, в которое мы богатство на суетныя, а иногда и вредныя вещи издерживаем.

Израильский Царь Ахаав, во время самаго лютаго глада, послал своего дому правителя Авдиа одною дорогою, а сам пошел другою: а за чем? искать травы, чтоб было чем лошадей и скот пропитать.6 Вот о скоте печется! но не видно, чтоб помышлял он о множестве человек от глада умирающих. Но и ныне может многие против Евангелия отнимают хлеб от чад, и повергают тот псам. Вы обижаете, пишет Павел к Коринфяном, да еще братию: почто не паче обидими есте, почто не паче лишени бываете? аще друг друга угрызаете и снедаете: блюдитеся, да не друг от друга истреблени будете.7 Но да вопросит паки всяк сам себя: и кто есть ближний мой?

Ближний наш есть общество, в котором мы родились, воспитались, и котораго правительству мы свое благополучие и покой свой препоручаем. Ежели бо всякаго человека почитать должны за ближняго своего; кольми паче сим именем требует от нас почтено быть общество, которое к нам так близко, как мы сами себе; поелику все его намерения и дела кончатся на нашей пользе. Общество есть на подобие тела, которое, как некоторые члены, составляем мы. Но члены друг о друге пекутся, да так, что когда страждет один член, с ним страждут и все, и когда радуется один член, радуются с ним и прочии уди; а то по тому, что не может тело назваться здравым, ежели некоторые члены немоществуют, и члены не могут быти здравыми, ежели не будет здрав весь телесный состав: так и общества благополучие, есть благополучие всякаго особь, и всякой особенно не может назваться благополучным, ежели его благополучие не будет соединено с благополучием общества. Почему, ежели бы кто о целости общества не имел попечения, такой не только бы вреден был обществу, но и самому себе. А удовлетворим требованию общества тогда, когда в том звании, в которое от Бога призван всяк, будем с верностию исправны. А имянно, когда Пастырь церковный словом Божиим питает свое стадо, и усердныя молитвы приносит Богу о себе и о людских невежествиях; когда Судия справедливость не продает; когда Полководец в защищении отечества пребывает неусыпно; когда купец не нарушая правды служит недостаткам нашим, или, да с Павлом скажу: аще учай пребывает во учении; аще утешаяй, во утешении: подаваяй в простоте; начальствуяй со тщанием; милуяй с добрым изволением: честию друг друга больше творяще: тщанием не лениви: духом горяще, Господеви работающе.8 Таким образом целость общества соблюдается, и платится тот долг, котораго оно от нас, яко от своих членов, всегда требовать может.

Но и то нашего разсуждения достойно, что члены в теле друг о друге пекутся, по тому что один член в другом нужду имеет: так и всяк из нас особенно разсуждаемый не есть столь совершен, чтоб в другом не имел нужды. И сей союз есть столь велик, что он общества душею по справедливости назваться должен. Не иная бо причина составила общество, населила села, построила городы, основала государства, как токмо та, что не может жизнь человеческая быть спокойною и благополучною, как токмо многих во едино добре управляемое общество соединением. Но сей священный союз скоро разорван быть может, ежели не будем хранить сладчайший покой общества; а он хранится токмо взаимным друг о друге попечением.

Древний философ Анаксагор, видя себя в старости мало призираема от Перикла, коему он был учитель, принял намерение умереть с голоду; и как уведомившись о том Перикл, всячески его просил, чтоб он не отрицался жить еще на свете; тогда Анаксагор сказал ему: Перикл! которые имеют нужду в свете от лампады; те не позабывают лить в нее масло. Многия лампады погасают таким образом от нерадения тех людей, которым бы надлежало о них иметь старание. Но опять не самая ли правда требует, чтоб мы имели попечение о том обществе, которое о нашем печется благополучии? Правительства бо общаго труды, нам снискивают покой: его промыслом наша утверждается безопасность, и под его сению мы сладко опочиваем.

Такое разсуждение в нас произвести должно то, чтоб ничего нам не было дражае благополучия общаго, чтоб не было столько гуляния с великим ущербом добрых нравов, вещей, и времени, но берегли бы оное на советы утверждающия общество, на дела нашея должности, пропали бы вредныя прибыльщики, которыя общей пользе предпочитают собственную свою, вместо того, чтоб пользу общую защищать, не только с потерянием пользы своей, но, когдаб того нужда потребовала, и самой жизни: а чрез сие дражайшее общество подобноб было доброй и домостроительной фамилии, подобноб было любовному братству; следовательно так бы процветало, что и оно, как матерь, о нас веселилося бы, и мы под матерним ея покровительством пребывали бы безопасны. Но терпеливно снесите, слушатели, что я еще хощу вопросить, и кто есть ближний мой?

Ближний наш или паче матерь наша еще есть Христова церковь, в которой мы духовно родились, млеком слова Божия воспитались, и которая о нашем истинном щастии, яко сердобольная мать, печется. Вот ея глас, которой она в свидетельство любви своей произносит устами Павловыми: Уста наша отверзошася к вам, о Христиане, сердце наше распространися: не тесно вмещаетеся в нас, но только утесняетеся во утробах ваших.9 Надобно быть тому или чувств лишенну, или нечестием весьма ожесточенному, которой сию матернюю церкве любовь не тщился бы платить сыновним к ней усердием.

А усердие сие требует от нас, чтоб мы святейшую веру нашу почитали выше всего, и не думалиб быть из того обществу или нам какой пользе, что не соединено с пользою благочестия, чтоб знание закона Божия имели за единственное основание всех действий наших, а по его правилам поступать за сущее благополучие наше, чтоб усерднейше старалися всем вдыхать высокия мысли о благочестии; а тех, которыяб оное презирали или об оном не радели, яко вредных и мерзских общества членов отвращались бы. Ибо без сумнения не может тот быть и доброй гражданин, кто не будет добрый Христианин. Истинный Христианин будучи побуждаем тою благодарностию, какою он обязан к своему дражайшему Искупителю, поощряем надеждою будущих благ, одолжаем оным соединением, какое имеет в таинственном церкви Христовой теле, почел бы себя за неблагодарнейшее создание, ежелиб при всяком случае не оказал себя горячим благочестия ревнителем.

А наипаче благочестивыя Государи за высочайший славы своея верьх всегда почитали, быть усердными истинныя веры покровителями и защитниками; и тем исполняли оное славное Исаиино пророчество, которым описано будущее церкве Христовой благополучие: светися, светися Иерусалиме, прииде бо твой свет и слава Господня на тебе возсия: и будут Царие кормители твои, и Княгини их кормилицы твои.10 Сие пророчество исполнилось и на Тебе Благочестивейшая Монархиня наша, когда верою вооружившися, преславною благочестия показалася еси Защитницею, которыя ревности в награждение, попечительное о нас Божие провидение, вручило Тебе величеством и православием сияющий престол. И сему Высокому ВАШЕГО ВЕЛИЧЕСТВА примеру да подражают подчиненныя Твои. Но ужели се сумнительно? вот я вижу, что и на знаменах и на кавалериях и на звездах изображены сии слова: за веру, за веру. Очень изрядно и благочестиво. Да не довольно, чтоб сие вышито было на материи; надобно чтоб напечатано было и на глубине сердца. Сии наружныя знаки должны быть свидетельством внутренния по вере ревности. А чтоб быть ревностну по вере, надобно знать веру. Но нет ли в Христианах и таких, которыя обучаться закону почитают или за не полезное, или за не приятное, или за непристойное, а вместо того в научения странна и различна отдавшись, и наполнивши свою голову стишками и другими сочиненийцами, делаются совершенно плотскими; а плотской человек, по Павлову слову, не приемлет яже духа Божия: юродство бо ему есть.11 Два зла сотвориша людие мои, глаголет у Иеремии Господь Бог, мене оставиша источника воды живыя, и ископаша себе кладязи сокрушенныя, иже не возмогут воды содержати.12 Другия может сему смеются и радуются; смеются таковых суете; а радуются, что удобнее их яко не утвержденных могут склонить к мнениям своим. А сие весьма чувствительно церкви Христовой сердце прободает.

Господи! мы из слова твоего узнали, кто есть ближний наш; только милостиво сотвори, чтоб мы подражая Самарянину оное самым делом исполняли, Аминь.

Сказывано 1763 года, месяца Ноября 2 дня.

 

 

  ПРЕДЫДУЩЕЕ СЛОВО  |  ОГЛАВЛЕНИЕ  |  СЛЕДУЮЩЕЕ СЛОВО  



Оглавление

Богослужения

21 апреля 2024 г. (8 апреля ст. ст.)

Частые вопросы

Интересные факты

Для святой воды и масел

Стекло, несмотря на свою хрупкость, один из наиболее долговечных материалов. Археологи знают об этом как никто другой — ведь в процессе полевых работ им доводится доставать из земли немало стеклянных находок, которые, невзирая на свой почтенный возраст, полностью сохранили функциональность.