Преподобный Алексий Зосимовский, священноинок Троице-Сергиевой Лавры

Преподобный Алексий Зосимовский, священноинок Троице-Сергиевой Лавры

Старец Алексий (в миру Фёдор Алексеевич Соловьев) родился в Москве 17 января 1846 года в семье потомственного священника, настоятеля церкви Симеона Столпника за Яузой протоиерея Алексия Соловьева. С малых лет Фёдор отличался серьезностью, не шалил. Уклонялся от веселого общества и шумных развлечений. Был очень привязан к отцу, заботился о нем. Пел в церковном хоре и с самого раннего возраста прислуживал в алтаре отцу.  

В 1866 году окончил Московскую духовную семинарию, женился и рукоположился в сан диакона. С 1867 по 1895 год отец Феодор служил диаконом в храме Николая Чудотворца в Толмачах. Он обладал прекрасными вокальными данными, читал и возглашал четко и выразительно, так что прихожане хорошо слышали и понимали все слова. Вскоре отец Феодор стал одним из самых известных диаконов в Москве. Практически все время он проводил в храме — приходил первым, а уходил последним. О том свидетельствовал и настоятель Николо-Толмачевского храма протоиерей Василий Нечаев, впоследствии епископ Виссарион: «Хотел я было как-нибудь прийти раньше диакона, но, когда бы я ни пришел, он всегда оказывался раньше меня». Перед уходом отец Феодор не спеша обходил весь храм, молился и клал поклоны перед каждой иконой. 

В 1872 году от скоротечной чахотки умерла его жена. На руках у диакона остался четырехлетний сын. Отец Феодор тяжело переживал обрушившееся на него горе. Овдовев, он задумал оставить мир и уйти в монастырь. Близкие убедили его не бросать сына, а сначала воспитать его и только потом привести в исполнение свое намерение. После усиленной молитвы и долгих раздумий он согласился. 25 лет он жил в Москве, с нетерпением ожидая окончания образования сына, которое тот получил в Высшем техническом училище. 

Желая поддержать отца Феодора в постигшем его горе, протоиерей Василий привлек диакона к работе в журнале «Душеполезное чтение». Начав с редактирования, отец Феодор вскоре стал писать статьи для журнала, некоторые из них издавались отдельными брошюрами. Первой его публикацией была краткая история Николо-Толмачевского храма, написанная по материалам церковного архива. 

Отец Феодор отличался необыкновенной добротой. По дороге из храма его постоянно окружала толпа нищих, которым он щедро раздавал милостыню. Многие бедняки приходили к нему домой, и он их кормил. 

Невзирая на грязную, рваную одежду нищих, отец Феодор христосовался с ними. Однажды прямо на улице он снял с себя рясу и отдал дрожавшему от холода бедняку. 

В 1895 году отец Феодор принял священнический сан и перешел в Успенский собор Московского Кремля. Через два года он был единогласно избран духовником соборного причта. В 1898 году отец Феодор стал протопресвитером и был награжден камилавкой. В том же году, дождавшись женитьбы сына, он поступил в подмосковную Зосимову пустынь, приписанную к Троице-Сергиевой Лавре, и принял монашеский постриг с именем Алексий, в честь святителя Алексия, митрополита Московского. 

Первыми его монастырскими послушаниями стали клиросное пение и совершение богослужений, затем – обучение молодых монахов Закону Божию. Некоторое время спустя отец Алексий был назначен духовником обители; его духовными детьми, кроме паломников, стали многие монахи, а через несколько лет и сам игумен. В 1903 году он был награжден наперсным крестом. 


Во время Великого поста 1906 года отец Алексий тяжело заболел воспалением легких и уже готовился к кончине, однако после соборования он поправился. С того времени старчество и духовничество стали его главными послушаниями. 3 февраля 1908 года старец Алексий ушел в неполный затвор. Несмотря на это, к нему приезжало все больше и больше людей всех возрастов и сослови государственные деятели и архиереи, священники, монахи и монахини из разных монастырей, военные, врачи, чиновники, учителя, профессора и студенты, рабочие и крестьяне. 


Толпы паломников стекались к старцу за утешением, так что всем приходящим стали выдавать особые билеты, пропуская по 55 человек в день. Духовными чадами отца Алексия были святая преподобномученица великая княгиня Елисавета Феодоровна и схиигумения Фамарь (Марджанова), в 1908 году основавшая по его благословению Серафимо-Знаменский скит под Москвой. Зосимову пустынь посещали члены религиозно-философского кружка М.А. Новоселова: С.Н. Булгаков, священник Павел Флоренский и другие. Под духовное руководство старец взял и будущего настоятеля Николо-Толмачевского храма священномученика Илию Четверухина с супругой. 

Отец Алексий обладал даром прозорливости и исцеления духовных и телесных болезней. Его отличали удивительное смирение и благорасположение к людям. Любовь к ближним он ставил выше поста и молитвы. 

Епископ Арсений (Жадановский): 


«Участие отца Алексия к обращающимся за советом к нему поразительное. Он не может отпустить человека, пока тот не успокоится и не выскажет всего накопившегося в душе. Стремление непременно ублаготворить пришедшего часто порождает в нем беспокойство: ему вдруг покажется, будто вопрошавший остался недовольным и неумиротворенным – тогда старец начинает мучиться и молиться, дабы слова его не послужили во вред. Так сильно у отца Алексия желание спасения другим». 

Отец Алексий был необычайно строг к себе, он жил внимательной духовной жизнью, зорко следил за движением своих помыслов и чувств и во всем еженедельно давал отчет на исповеди. Оттого исповедь его всегда бывала продолжительной. 

Летом 1909 года в Троице-Сергиевой Лавре состоялся первый монашеский съезд, в котором принимал участие и старец Алексий. Его голос имел на съезде большой вес, с духовным опытом отца Алексия считались, к его словам прислушивались с почтением. 


Епископ Серафим (Звездинский) вспоминал: 


«На съезде особенно властно, горячо, убежденно говорил отец Алексий Зосимовский, большая часть постановлений была сделана прямо-таки под его непосредственным влиянием». 


Здоровье отца Алексия от большого напряжения со временем становилось все хуже. Он неоднократно просил у игумена Германа благословения уйти в полный затвор, на что получил разрешение 6 июня 1916 года. Но уже через год, 15 июля 1917 года, старцу пришлось выехать в Троице-Сергиеву Лавру на монашеский съезд, где он был избран членом Всероссийского Поместного собора. А 5 ноября того же года старец Алексий сыграл историческую роль, приняв участие в избрании Патриарха. 

Митрополит Евлогий (Георгиевский): 


«Перед началом обедни на аналой перед иконой Владимирской Божией Матери был поставлен ларец с тремя записками, на которых были начертаны имена трех кандидатов. После Литургии служили молебен с чтением особой молитвы. Храм, вмещавший до 12 000 молящихся, был переполнен. Все с трепетом ждали, кого Господь назовет. По окончании молебна митрополит Владимир подошел к аналою, взял ларец, благословил им народ, разорвал шнур, которым ларец был перевязан, – и снял печати. Из алтаря вышел глубокий старец иеросхимонах Алексий, затворник Зосимовой пустыни (неподалеку от Троице-Сергиевской Лавры), ради церковного послушания участвовавший в Соборе. Он трижды перекрестился и, не глядя, вынул из ларца записку. Митрополит Владимир внятно прочел: "Тихон, митрополит Московский"». 

Пробыв в Москве до весны 1918 года, старец вернулся в Зосимову пустынь. 28 февраля 1919 года иеромонах Алексий был пострижен в схиму с тем же именем, но в честь святого Алексия, человека Божия. 

В 1921 году старец был награжден палицей. Отец Алексий остро переживал обрушившиеся на Церковь гонения. После революции Зосимова пустынь превратилась в сельскохозяйственную трудовую артель. Резко сократилось число паломников. Но монастырский устав соблюдался строго, богослужения совершались по-прежнему. В мае 1923 года пустынь была закрыта, и насельники обители разошлись кто куда. 

Отец Алексий с келейником переехал в город Сергиев (так назывался Сергиев Посад в 1919–1930 годах). Там они поселились в доме духовной дочери старца. До 1925 года отец Алексий еще немного ходил, несколько раз добирался до храма. Позже он все больше сидел в кресле, а потом полулежал на кровати. Старец из последних сил старался вычитывать все дневные службы, кроме Литургии, которую он никогда не совершал в келии, поскольку не имел антиминса. Когда он не мог и стоять, вычитывал службы сидя. 


Однажды, когда отец Алексий лежал от недомогания в постели, его навестил Патриарх Тихон. Старец был глубоко тронут вниманием Святейшего и чувствовал себя крайне неловко оттого, что встречал его лежа. Он несколько раз пытался встать, но Святейший снова укладывал его на кровать. 


После 1927 года отец Алексий уже только лежал, с трудом поднимая голову, и шевелил пальцами правой руки. Принимал только близких духовных чад и монахов, да и то не всех. 


«Господи мой, Господи! – молился старец. – Прими смиренное сие моление мое. Избави мя от внезапной смерти. Но перед наступлением кончины моея, ради очищения множества грехов моих, ради принесения истинного покаяния и напутствия Святыми Таинствами, ради христианского перехода в жизнь вечную – блаженную в мире душевном... сподоби мя, Преблагий Господи, потерпеть болезнь предсмертную без непосильных страданий, без ропота, с благодарностью. Сподоби и окружающих мя разумно и во благодушии послужити мне при одре моем болезни во имя Твое и через сие святое дело обрести себе благоволение Твое, Всемилостивый и Благословенный вовеки. Аминь». 

Будучи прикованным к постели, старец стремился исполнять монашеское правило. За год до кончины он начал ежедневно причащаться. 

19 сентября 1928 года старец Алексий отошел ко Господу. На его погребении присутствовали многие духовные дети старца. Отпевание совершили несколько архиереев и архимандритов, а также пять протоиереев, в их числе племянник и единомышленник старца отец Николай Беневоленский. Иеросхимонах Алексий был погребен на Кокуевском кладбище города Сергиева. 

Духовное влияние отца Алексия сохранялось в городе и после кончины старца. Зная это, богоборческие власти обрушили на его воспитанников жестокие репрессии. Жертвой преследований стал и протоиерей Николай Беневоленский, скончавшийся в заключении. Несмотря на гонения, духовным чадам преподобного Алексия удалось записать и сохранить его изречения, наставления и поучения, а также составленные им молитвы. Это молитвословия в минуту особого умиления; в предчувствии кончины; молитвы духовника перед исповедью; человека, ищущего покоя в Боге; молитвенная просьба. 

В 1953 году старец был перезахоронен на Старом кладбище города Загорска, а 25 июля 1994 года его честные останки перенесли в возрожденную Зосимову пустынь. Ныне они почивают в Смоленском соборе обители рядом с мощами преподобного Зосимы. В 2000 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви причислил иеросхимонаха Алексия (Соловьева) к лику святых для общецерковного почитания. 

Память его совершается 19 сентября / 2 октября.




2 октября 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».

Пушка в подарок
Пушка в подарок

Однажды, много лет назад, келарю Троицкого монастыря довелось показывать иностранным путешественникам помещения монастырских арсеналов. Гости пришли в неподдельное изумление. Искреннее восхищение и уважение вызвала громадная, только что отстроенная крепость, оснащённая по последнему слову военной техники.

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой
278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.