Покров милости Божией над Лаврою преподобного Сергия и Сергиевым Посадом во времена губительных болезней

28362_tsl.jpg

В повременной печати недавно были указываемы местности нашего обширного Отечества, которые, по замечаниям опыта, бывали обыкновенно свободны от заболевания холерою в прошедшие холерные времена, и это обстоятельство объясняется естественными условиями таких местностей. Христианская религия, взирающая на жизнь человека с высоты небесной, со стороны спасительных целей человеческой жизни, не отвергает подобных объяснений.

Мудрый святитель Филарет, митрополит Московский, переживший холеры 1830–1831, 1847–1848, 1853–1854 и дальнейших годов и, как само собою понятно, смотревший на холеру не столько с естественнонаучной, сколько с религиозной точки зрения, видевший в ней наказание Божие за грехи наши, также допускал эти объяснения. Во время холеры 1848 года он сам писал, что «некоторые местности более подвержены болезни, нежели другие, это приметно». И, наоборот, есть места, по видимому заключающие в себе много условий, благоприятствующих развитию холеры, и, однако, милостию Божиею хранимые от поражения сею болезнию. К числу последнего рода мест по всей справедливости должно отнести Лавру преподобного Сергия в Московской епархии, не указанную в ряду местностей, свободных от заболевания холерою, в повременной печати.

Даже окружающий Лавру посад Сергиев по молитвам угодника Божия, преподобного Сергия, лишь изредка и весьма слабо поражаем был эпидемическими болезнями вообще и в частности холерою по сравнению с другими и при том нередко очень близкими к нему местностями Московской и смежной Владимирской губернии.

Как известно, Троицкая Сергиева Лавра хранит в себе всероссийскую святыню – нетленные мощи своего основателя, преподобного Сергия, пятьсот лет тому назад блаженно почившего, – и молитвами сего великого Угодника Божия хранима.

Великий угодник Божий, печальник земли Русской, преподобный Сергий, возлюбивший место, где стоит его обитель, еще при жизни своей получил обетование явившейся ему Богоматери: «Неотступна буду от места сего»; и «вся судьба» его обители, скажем словами одной из проповедей бывшего настоятеля Лавры, митрополита Московского Филарета, «в продолжение веков есть исполнение этого обетования Небесной Посетительницы». Покров Божией Матери и по Ее ходатайству пред Сыном Ее покров милости Божией постоянно хранил и хранит обитель преподобного Сергия, а ради обители в известной мере и посад Сергиев от различных бедствий и между прочим от губительных болезней, из коих особенно часто, по крайней мере за последнее столетие, посещала Россию холера. Представляем исторические к тому доказательства.

В 1770–1771 годах Россию постигло одно из величайших народных бедствий. Страшная болезнь – чума – губила население разных городов и сел нашего отечества и достигши Москвы, истребила здесь множество народа. Сергиев посад от чумы также лишился многих из своих жителей, хотя число их было гораздо меньше числа погибших в других городах и населенных местностях Московской губернии. В самой же обители преподобного Сергия после того, как ввиду чумы братиею ее совершен был вокруг монастыря крестный ход с молениями об избавлении от губительной болезни, несмотря на то, что Лавра, по обычаю, открыта была всем приходящим, сохранились невредимыми и монашествующие, и ученики семинарии, коих было более 200 человек. Никто не умер даже из служителей Лавры, которые жили в Посаде и имели свои дома между домами умиравших от язвы. В память этого события чудесной защиты Лавры от губительной болезни в северном притворе Троицкого собора лаврского в 1774 году была высечена на камне следующая надпись: «В славу Богу всемогущему, молитвами зде почивающаго Угодника, среди смертныя язвы, в Москве и окрест самого места сего свирепевшия, лето от Рожд. Христова 1771, не токмо живущия в обители сей, но вне оныя принадлежащих ей служителей ни чем же невредимых чудесно сохранившему, аще обитель и бе отверставсем приходящим. На память незабвенную будущим родам толикаго чудесе и благодеяния, изсечен камень сей лета 1774».

filar_mosk cak_mda_бум_чб.jpg

Святитель Филарет (Дроздов). Бумага, ч/б. ЦАК МДА

В 1830–1831 годах в России вообще и в частности в Московской губернии сильно свирепствовала новая губительная болезнь – холера. Святитель Филарет на праздник преподобного Сергия, 25 сентября (8 октября), назначил в Москве особое торжественное моление с крестным ходом соборным и по приходам.

По ходатайству угодника Божия, преподобного Сергия, холера, уже значительно усилившаяся в Москве к этому времени, по свидетельству современников, в этот день как бы утратила силу своего губительного действия. Если же так сильны были молитвы  преподобного Сергия, к охранению Москвы от действия губительной болезни, то не тем ли более они должны быть сильны к охранению той обители, которую он основал и в которой самые святые мощи его почивают? Да! молитвы угодника Божия подлинно были столь сильны, что на всё холерное время 1830–1831 годов сохранили обитель его совершенно, а Сергиев Посад почти совершенно от губительного действия холеры.

Еще 20 сентября 1830 года, когда холера только что начала усиливаться в Москве, святитель Филарет как настоятель Сергиевой Лавры писал наместнику своему в ней архимандриту Афанасию: Получив это и тревожное и вместе успокоительное известие, о. наместник вместе с Учрежденным Собором Лавры в полном уповании на милость Божию и на молитвы преподобного Сергия и с совершенною преданностию в волю Божию, прежде всего, обратились к молитве, особенной на настоящий случай, по чину, изложенному в присланном с сим письмом предписании с присоединением и особых «молитвенных прошений о предохранении от опасности губительной болезни».

А между тем о. наместник не ограничился по Лавре исполнением предписания ее настоятеля. Он предложил в день памяти преподобного Сергия после литургии вокруг монастыря сделать крестный ход с пением положенного в Требнике молебного канона и чтением молитвы с коленопреклонением с предохранением от опасности губительной болезни.

В 1847–1848 годах холера, было забытая в промежуток времени, протекшего с 1830–1831 годов, снова появилась в нашем Отечестве.

В связи с этим сентября 12-го 1847 года митрополит Филарет писал официально распоряжение по епархии, которое послано было и в Сергиеву Лавру. И в Лавре с Посадом Сергиевым так же, как в Москве и других местах Московской области, усердно молились Богу согласно предписанию настоятеля Лавры. Мало этого, в октябре того же 1847 года здесь предпринят был по усердию братии Лавры и жителей Посада крестный ход и не вокруг только обители преподобного Сергия, а и вокруг всего Посада с молебнами и остановками для коленопреклоненных молений на площади пред Лаврою и на известных местах в Посаде и окружности его.

Крестные ходы в Лавре с Посадом и в Вифании совершены были с горячим усердием и теплою молитвою к Богу об избавлении от опасности губительной болезни, почему как в 1830 году, так и теперь Господь по предстательству Царицы Небесной, обещавшей быть неотступною от места, освященного молитвенными подвигами великого угодника Божия преподобного Сергия и по заступничеству самого преподобного Сергия, сохранил Сергиеву Лавру и Вифанский монастырь совершенно, а Посад Сергиев почти совершенно от губительного действия заразительной болезни – холеры.

Korsunsky_I_N_.jpg

Профессор МДА Иван Николаевич Корсунский

Но в 1848 году холера в Москве и Московской губернии была еще сильна, несмотря на то, что в феврале 1848 года уже принесено было благодарственное Богу молебствие об избавлении от губительной болезни. Уже в июне того же 1848 года понадобились новые и более прежнего усиленные моления об избавлении от той же болезни, очевидно, гнездившейся в Москве и Московской области, хотя и скрываемой.

Наступил 1853 год, принесший вместе с одним народным бедствием, Крымскою войною, и другое – опять ту же холеру, и опять как в 1847–1848 годах простершуюся на два года. Еще от 31 марта 1853 года митрополит Филарет писал наместнику Лавры архимандриту Антонию: «Преосвященные Филофей, и Агапит, и я больны. ...Господь молитвами преподобного Сергия да сохранит Лавру, и о нас она да помолится». И Господь опять, как прежде, хранил Лавру.

Учрежденная временная больница для холерных больных от Лавры в Посаде открыта была 22 августа. Но ненадолго в ней оказалась надобность - менее, нежели на месяц. Учрежденный Собор постановлением от 18 сентября определил закрыть ее, «отслужив благодарный молебен».

Но борьба с холерой в Лавре и Посаде скоро опять понадобилась. В августе 1854 года в Учрежденный Собор Лавры от митрополита Филарета прислано было данное Московской духовной консистории 9 августа предписание принимать в Лаврскую холерную больницу заболевших. И опять по милости Божией и по молитвам преподобного Сергия смертность от холеры, совершенно не бывшая в самой Лавре, в Сергиевом Посаде была весьма незначительна.

В октябре того же 1854 года Москва сочла себя совершенно освободившеюся от холеры. Подлинно, молитва от сердца, особенно общественная молитва и особенно подкрепляемая предстательством небесных святых ходатаев, много может пред милосердым Богом. Для Сергиевой же Лавры с окружающим ее Посадом сила такой молитвы еще более всегда увеличиваема была, как мы и замечали, предстательством Божией Матери и преподобного Сергия, еще более удерживавших руку Ангела смерти от посещения губительною болезнью избранного ими и освященного их посещением места. Так было дотоле; так и было и в последующие времена нашествия губительной болезни.

Холера слегка касалась Москвы и Московской области в 1860 и в 1866 годах. Но Сергиевой Лавры и Сергиева Посада Ангел смерти не коснулся.

В 1871 году холера снова появилась в Московской губернии и в окрестностях Сергиевой Лавры. Как в прежние холерные годы, так и теперь, Лавра преподобного Сергия пришла на помощь окрестному населению в его борьбе с холерою, взяв на себя значительную долю издержек по устройству временной холерной больницы в одном из домов на Московской улице (где ныне мужское городское училище) и снабжение больницы лекарствами из Лаврской аптеки, а между тем употребив и духовное предохранительное средство для той же цели, совершив торжественное на площади пред Лаврою молебствие об избавлении от губительной болезни. В результате в Сергиевой Лавре никто не умер от нее, а в Сергиевом Посаде лишь немногие, при том опять больше из пришлых, нежели из местных обывателей.

Все эти случаи посещения Божия губительной болезнью ясно показывают силу веры и молитвы, исходящей от сердца. Ибо поистине и в отношении к Сергиевой Лавре с Сергиевым Посадом во всех этих случаях, выражаясь словами проповеди святителя Московского Филарета, «нельзя было приметить никакой ограды, кроме усердной общественной молитвы», укрепляемой молитвами великого угодника Божия преподобного Сергия и Покровом Божией Матери.

Нечего, кажется, и добавлять, что и ныне, когда та же губительная болезнь – холера – снова посетила наше Отечество и когда она близка также к Лавре с Сергиевым Посадом, обитатели Лавры и Посада могут питать твердую и несомненную надежду, что при их собственной крепкой вере и усердной молитве при соответствующем духу этой веры и молитвы настроении своем духовном молитвами угодника Божия преподобного Сергия и предстательством Богоматери посещение Божие губительною болезнью или не коснется, или мало коснется их святого и освященного места. Да не оскудевают лишь в нас вера и усердие к молитве!

И. Н. Корсунский, проф. МДА

Источник: Богословский вестник. СП: Изд. МДА, 1892. Т. З. № 10. С. 89-121 (3-я пагин.)


16 Апреля 2020

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Пожар в Гостином дворе
Пожар в Гостином дворе

27 июня (ст. ст.) (9 июля нов. ст.) 1838& года в верхнем конце Переславской улицы, севернее Троице-Сергиевой лавры, начался пожар. Огонь уничтожил почти всю северо-восточную и восточную часть города вплоть до Рождественской церкви рядом с Красногорской площадью.

Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость
Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость

В годы правления Ивана Грозного придавалось большое значение превращению Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость, имевшую важное значение на северных подступах к Москве.

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.

Новая паперть Успенского собора
Новая паперть Успенского собора

28 июня (н. ст.) 1781 года началась разборка старой паперти перед Успенским собором. Ее планировалось заменить каменным крыльцом в соответствии с фасадом, утвержденным владыкой Платоном. Строительство крыльца завершилось в сентябре того же года