Схиархимандрит Серафим (Семеновых): как возрождалось старчество в Троице-Сергиевой Лавре после ее открытия в 1946 году

4 января 1971 года отошел ко Господу один из выдающихся старцев ХХ столетия, духовник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры схиархимандрит Серафим (Семеновых), в монашестве отец Петр.

Схиархимандрит Серафим (Семеновых)

Схиархимандрит Серафим родился 24 сентября 1878 года в деревне Семеновы Вятского уезда Медянской волости Вятской губернии[1]. При крещении ему было дано имя Роман — в честь преподобного Романа Сладкопевца. И действительно, Господь одарил его музыкальными способностями: он был обладателем красивого баритона и любил петь на клиросе. Также отец Серафим играл на фисгармонии. Уже перед смертью он подарил эту фисгармонию лаврскому архимандриту Пимену (Никитенко)[2].

Родителей Романа звали Сергий и Иулиания. Вероятно, отец умер рано, — батюшка его почти не помнил. Мать воспитывала сына одна. Когда Роман немного подрос, мать отдала его в учение аптекарям — мужу и жене пожилого возраста. Они обучали его своему ремеслу, а он им помогал, будучи крепким, сильным и расторопным юношей.

Роман любил церковь и часто бывал в храме. Его тянуло к монашеству, и он обратился к своим благодетелям, чтобы те отпустили его в монастырь. Сначала они воспротивились, потому что боялись, что некому будет им помогать в старости, но потом дали свое согласие.

Роман поступил в Александро-Невский Филейский монастырь. Там он нес послушание помощника гостинника — готовил самовары для приезжих гостей и горячими поднимал их на второй этаж гостиницы. Гостинник раньше жил на Афоне и много рассказывал о Свято-Пантелеимоновом монастыре. Эти рассказы вызвали у Романа горячее желание подвизаться на Святой Горе, и он, испросив благословения, отправился в путь. Роман знал, что сначала нужно добраться до Одессы, но денег у него не было, и он пошел пешком. Юноша добрался до реки как раз в период половодья: вода поднималась, а на берегу находились склады с зерном, и хозяин этих складов нанимал людей, которые бы помогли ему перенести пшеницу на противоположный берег, где в безопасном месте были построены новые амбары. Роман был сильным молодым человеком: он брал под каждую руку по мешку, сажал хозяина на плечи и переходил реку. Так ему удалось заработать на дорогу.

Сначала он поехал в Киево-Печерскую Лавру — взять благословение на посещение Афона. Там его желание одобрили, и он направился в Одессу, а оттуда — в Грецию, на пароходе. Было это в 1900 году. Бытует устное предание, что благословение на поступление в Свято-Пантелеимонов монастырь на Афоне Роман Семеновых также получил у святого праведного Иоанна Кронштадтского.

На Афоне он прожил восемь лет. Пел на клиросе, давил оливковое масло и нес другие послушания. «Я давил оливковое масло, — рассказывал архимандрит Петр игумену Косме (Алехину), который долгие годы был келейником старца[3]. — Масло делили на три части. Одну часть держали для светильников, зажигаемых в монастыре. Другую расходовали на приготовление пищи. Третьей наполняли лампады».

Послушник Роман Семеновых. С этим фото отец Петр никогда не расставалсяПослушник Роман Семеновых. С этим фото отец Петр никогда не расставался

В Свято-Пантелеимоновом монастыре отец Петр нес послушание одновременно с преподобным Кукшей Одесским, с которым и в 1940–1960-е годы поддерживал отношения, вплоть до кончины преподобного в 1964 году. Впоследствии братия Троице-Сергиевой Лавры спрашивали у отца Петра, знал ли он старца Силуана Афонского, который также пел на клиросе афонского монастыря в те годы. «Наверное, знал», — отвечал он.

Через восемь лет Роману довелось увидеть на Афоне соловецких схимников — их облачения были расшиты красной нитью. И его потянуло обратно на Родину. Он пошел к помощнику благочинного взять благословение на возвращение в Россию. Но тот ответил ему: «Неполезное дело ты затеял. Лучше возьми отпуск на две недели и обойди всю гору Афон. Поклонись святыням во всех монастырях. Усердно молись угодникам Божиим. Потом поймешь, как тебе поступить». Наверное, на Афоне уже знали, что именно назревает в России.

Роман походил по Афону, помолился, и дух уныния от него отошел. Но когда он вернулся к себе в монастырь, через какое-то время уныние снова стало его одолевать. И вот однажды пел он на левом клиросе, и появилась перед ним Светолепная Жена, Которая взошла на амвон, посмотрела на один клирос, потом — на другой, перекрестила Царские врата и вошла в них. Это было первое явление отцу Петру Божией Матери. По свидетельству протодиакона Сергия Голубцова, Пресвятая Богородица явилась с сонмом мучениц. Об этом чудесном посещении отец Петр также рассказывал архимандриту Илии (Рейзмиру) и игумену Косме (Алехину).

Через некоторое время опять стали докучать Роману помыслы о возвращении на Родину. Он снова пошел к помощнику благочинного. «Ну, если уж ты так хочешь, то поезжай», — сказал тот ему, отпустив на этот раз без всякого сожаления, поскольку братии в обители было много. По воспоминаниям отца Петра, одних только сапожников, которые шили обувь монахам, было двести человек. И Роман отправился на Соловки. Но резкая перемена климата сказалась на его здоровье — через полгода он заболел. На шее образовался нарыв большого размера. Врачи вскрыли его, и натекло полмиски гноя. «Вам здесь не по климату, — сказали ему соловецкие лекари. — Отправляйтесь в среднюю полосу России».

Роман направился в Свято-Николаевский Белогорский монастырь Пермской епархии, где примерно в 1912 году был пострижен в монашество с именем в честь святителя Петра Аргосского, чудотворца. Позже его рукоположили во иеродиакона в том же монастыре. Хиротонию совершил епископ Пермский и Соликамский Палладий (Добронравов).

Белогорский Свято-Николаевский монастырь славился очень строгим уставом, основанным на уставе и традициях Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне. Практиковалось ежедневное открытие помыслов старцу и безусловное послушание ему. Старцем являлся преподобномученик архимандрит Варлаам (Коноплев), настоятель монастыря, окормлявшийся у святого праведного Иоанна Кронштадтского и обращавшийся также за советами к преподобному Гавриилу Седмиезерскому (Зырянову). Были в обители и другие старцы.

Архиепископ Ювеналий (Килин)
Архиепископ Ювеналий (Килин)

В 1909 году началось устройство при Белогорском монастыре, в Осинском уезде Пермской губернии, Преображенского скита (Фаворская Спасо-Преображенская пустынь), который возглавил игумен Ювеналий (Килин), в будущем архиепископ. К нему и начал обращаться за духовными советами отец Петр, перейдя в этот скит. С тех пор и до самой смерти владыки Ювеналия продолжалось их тесное духовное общение и дружба.

В 1918 году насельники Белогорского монастыря и его скитов подверглись репрессиям: в августе, после ряда обысков и арестов, были убиты 34 монаха, в том числе преподобномученик Варлаам (Коноплев). Еще в июне был убит священномученик Андроник (Никольский), архиепископ Пермский и Кунгурский, а в декабре того же года расстреляли епископа Феофана Соликамского, священномученика.

В 1919 году, опасаясь кровавых расправ, отец Ювеналий собрал все имевшиеся в скиту средства и продукты, разделил между братией, сказал: «Отцы и братия, я не могу вас спасти. Спасайте каждый сам себя», — и отпустил всех с миром. Буквально на следующий день после этого в монастырь ворвались красноармейцы, побили стекла, устроили пожар…

В июне 1919 года, после разорения монастыря, отец Ювеналий вместе с отцом Петром и иеромонахом Иосифом направились на Дальний Восток, делая остановки в Чите, Новосибирске, Иркутске. В Чите отец Ювеналий временно, до 1920 года, занимал должность настоятеля Верхнеудинского мужского монастыря. В Иркутске отцы получили святыню — часть мантии святителя Иннокентия Иркутского. В конце пути прибыли в Уссурийск — на границу с Маньчжурией. Чтобы перейти границу, нужно было предъявить документы. Отец Петр показал удостоверение о том, что награжден памятной медалью императора в 1913 году, во время празднования в России трехсотлетия дома Романовых, и их обоих с радостью пропустили. Некоторое время жили они в Маньчжурии.

В 1922 году архимандрит Ювеналий был назначен настоятелем Казанско-Богородицкого монастыря на Крестовском острове близ Харбина. Эта обитель была основана по благословению епископа Харбинского и Маньчжурского Мефодия (Герасимова) и стала впоследствии самой значительной и известной среди всех русских православных монастырей на территории Китая. Здесь был введен устав Белогорского Свято-Николаевского монастыря, существовало и старчество. В монастыре подвизались схиигумен Михаил (Игнатенко) и игумен Игнатий (Мелехин), почитаемые старцы того времени. Здесь же поселились иеромонахи Петр (Семеновых) и Иосиф. Настоятелем монастыря владыка Ювеналий был и впоследствии (1940–1946), уже в сане епископа, а сам монастырь просуществовал до 1960 года.

В 1923 году архимандрит Ювеналий и иеромонах Петр по какой-то причине уехали в Европу. Там отец Ювеналий стал настоятелем находящегося в сильно запущенном состоянии монастыря Витовница в Сербии. Вместе с отцом Петром они пытались возродить обитель, но дело, видимо, не пошло. Отец Петр стал работать законоучителем в школе, а отец Ювеналий некоторое время служил в храме, где почивали мощи святителя Саввы Сербского, а затем, получив в дар частичку его мощей, вернулся в Харбин. Эту частичку он впоследствии поместил в кафедральном соборе Ижевска.

Схиархимандрит Серафим (Семеновых)

В Харбин архимандрит Ювеналий (Килин) возвратился в феврале 1924 года. Он был назначен настоятелем монастыря в поселке Новый Мадегоу, в котором устроил типографию и больницу. Иеромонах Петр (Семеновых) не вернулся вместе со своим другом в Харбин, а отправился на Афон. С этой поездкой связано второе явление отцу Петру Пресвятой Богородицы.

На праздник Казанской иконы Божией Матери отец Петр служил. После Литургии, придя в комнату, он прилег отдохнуть, и ему представилось видение: он вышел во двор и увидел в воздухе большую Казанскую икону Пресвятой Богородицы. После этого отец Петр понял, что должен вернуться на Святую Гору.

Попрощавшись с отцом Ювеналием, он отправился в путь, и на корабле, по дороге в Константинополь, с ним произошел удивительный случай. К нему подошел молодой матрос и сказал: «Вот ты такой молодой, а поп. Что же, в Бога веруешь?» — «Верую», — отвечал отец Петр. — «А я не верую», — сказал ему матрос. — «Подожди, уверуешь», — ответил отец Петр. И совсем скоро случилась на море буря. Судно бросало по волнам, и тогда в урагане он услышал матроса, который держался за мачту на палубе и кричал издалека: «Батюшка! Я верую теперь в Бога!» Вот так, молитвами отца Петра, Господь привел этого человека к вере.

Добравшись до Константинополя, батюшка понял, что средства у него практически закончились, а нужно было где-то ночевать, питаться и ехать дальше, на Афон. И тогда отец Петр взял крест и Евангелие, надел епитрахиль, поручи и встал на рынке, предлагая проходящим мимо отслужить для них панихиду или молебен. Так он заработал немного денег и отправился в путь дальше. Но на Святой Горе его не приняли, так как опасались «советских монахов».

По дороге обратно корабль снова накрыла сильная буря, и в конечном итоге судно буквально выбросило на остров Аргос. В этом был виден особый Промысл Божий, ведь в монашестве батюшка получил имя святого Петра Аргосского. Отдышавшись, несколько человек пошли в церковь. Там они встретили местного архиерея, а тот не только благословил их на дальнейшее путешествие, но и вынес хлебы для них и для других пассажиров корабля.

Схиархимандрит Серафим (Семеновых)

Потом Господь привел отца Петра в Дрезден, где батюшка служил два года. Однако из Дрездена вновь пришлось ехать в Китай, в Казанско-Богородицкий монастырь на Крестовском острове, к владыке Ювеналию, которого к тому времени уже рукоположили во епископа. Там, в Харбине, отец Петр жил и служил во время Великой Отечественной войны. В Германии и в Китае вплоть до 1946 года он входил в состав клира Русской Зарубежной Церкви.

По окончании войны Святейший Патриарх Алексий I (Симанский) разослал священнослужителям-эмигрантам приглашения вернуться на Родину. Получил такое приглашение и епископ Ювеналий. Вернувшись в Россию в 1947 году, они с отцом Петром пришли в Московскую Патриархию. Поначалу их поселили на чердаке Патриаршей резиденции в Чистом переулке, а через пару дней даже переселили в подвал. Но спустя какое-то время епископ Ювеналий, представившись Святейшему Патриарху Алексию I, уехал в Псково-Печерский монастырь. После окончания Великого поста он получил назначение на Челябинскую кафедру. Так отец Петр оказался в Челябинске.

Однажды он купил в городе газету и прочитал заметку об открытии Троице-Сергиевой Лавры. Он показал эту газету владыке Ювеналию, и тот благословил его отправляться в Загорск. В 1948 году отец Петр приехал в Троице-Сергиеву обитель и был принят в число братии. К тому времени ему было уже 70 лет. В Лавре он нес различные послушания. Сначала был келарем, затем стал духовником, причем не только братии Лавры, но и всей Московской епархии. Митрополит Пимен во время управления епархией благословлял свое духовенство исповедоваться у архимандрита Петра каждый пост. С 1961 года отец Петр был духовником Патриарха Алексия I. По воспоминаниям духовных чад, духовником он был строгим, но и хорошим. Когда был помоложе, исповедовал братию в столовой, после ужина. Сначала проводил общую исповедь, а затем братия подходили к нему каждый по отдельности. Позднее, когда батюшку уже одолевали немощи, он каждую пятницу или под праздник принимал исповедь у себя в келии.

«Уж на что был у нас особенный иеродиакон Софроний (Кузин)[4], он и то все время исповедовался у отца Петра. Также у него исповедовались архимандрит Наум (Байбородин)[5], архимандрит Николай (Самсонов)[6]», — вспоминал келейник старца игумен Косма (Алехин). Отец Петр старался удовлетворить духовные нужды всех. Говорил, что монах должен иметь у себя настольной книгой «Вопросы и ответы» преподобных Варсонофия Великого и Иоанна Пророка.

Нижний ряд слева направо: послушник Георгий (Алехин), архимандрит Петр (Семеновых), отец Ксенофонт (Маллер, † 05.11.2012).
Нижний ряд слева направо: послушник Георгий (Алехин), архимандрит Петр (Семеновых), отец Ксенофонт (Маллер, † 05.11.2012).

Известно, что у отца Петра исповедались епископы Питирим (Нечаев) и Филарет (Вахромеев). Также исповедались у него многие известные архиереи, священнослужители и даже светские люди того времени. Согласно рассказу архимандрита Кирилла (Павлова), архимандрит Петр (Семеновых) принял в лаврской гостинице исповедь Маршала Советского Союза Александра Михайловича Василевского.

Не оставлял отец Петр и пение на клиросе. Бывало, братия на клиросе начинали разговаривать. Батюшка, имея особую ревность по Богу, мог в назидание крючком своего посоха зацепить за шею разговаривающего и вывести его из храма.

Здесь, в Троице-Сергиевой обители, архимандрит Петр сподобился третьего видения Пресвятой Богородицы — в келии ему явилась Владимирская икона Божией Матери. Сейчас на этом месте располагается паломнический центр.

Архимандрит Петр среди братии Лавры (нижний ряд, шестой слева; отец Петр сидит справа от архимандрита Иоанна (Разумова), наместника Лавры). Фото начала 1950-х годов
Архимандрит Петр среди братии Лавры (нижний ряд, шестой слева; отец Петр сидит справа от архимандрита Иоанна (Разумова), наместника Лавры). Фото начала 1950-х годов

В декабре 1958 года в Ижевске отошел ко Господу архиепископ Ижевский и Удмуртский Ювеналий (Килин), приняв накануне своей кончины великую схиму. Между ним и архимандритом Петром была договоренность, что если один из них будет приближаться к кончине, то другой пострижет его в схиму. Отец Петр, испросив благословение у Святейшего Патриарха Алексия I, приехал в Ижевск и постриг архиепископа Ювеналия в схиму с именем Иоанн. После его кончины батюшка составил некролог, опубликованный в «Журнале Московской Патриархии».

24 декабря 1969 года отец Петр в последний раз исповедовал Святейшего. Это был день памяти святого Даниила Столпника. Тогда батюшка исповедовал и Даниила Андреевича Остапова — личного помощника и секретаря Патриарха Алексия. А Великим постом он уже заболел и не мог исповедовать Святейшего, поэтому к Патриарху направили отца Кирилла (Павлова). Рассказывали, что после исповеди у отца Кирилла Святейший сказал, обратившись к своему секретарю: «Данилушка, в Лавре монахи есть хорошие, дай-ка мне икону Спасителя». Патриарх Алексий благословил отца Кирилла иконой Спасителя, после чего батюшка вернулся в Лавру, а Святейший в Лазареву субботу, 17 апреля 1970 года, скончался.

Последнюю службу отец Петр отслужил в 1969 году, на Рождество Пресвятой Богородицы. Тогда неожиданно выпал снег. В этот день наместник Лавры архимандрит Платон (Лобанков) вручил ему награду — орден святого равноапостольного князя Владимира III степени. После этого дня батюшка больше не возглавлял Литургию, а только причащался. 4 декабря 1970 года, в день Введения во храм Пресвятой Богородицы, он принял схиму с именем преподобного Серафима Саровского. Постриг совершил архимандрит Варнава (Кедров), восприемником стал архимандрит Пимен (Никитенко). После этого отец Серафим прожил ровно месяц.

3 января 1971 года, в воскресный день, батюшку пришли проведать человек десять братии (он находился в это время в изоляторе). Пропели Рождественский канон, другие песнопения, попрощались и ушли. После ужина отец Косма стал читать монашеское правило. После двенадцати ночи прочитал три канона. Взглянул на отца Серафима — лицо того побелело. Отец Косма побежал к отцу Анатолию (Просвирнину, в будущем архимандриту Иннокентию), поскольку ранее тот просил его: «Когда отец умрет, позови меня — я приду его одевать».

Схиархимандрит Серафим (Семеновых) со своим келейником отцом Космой (Алехиным)
Схиархимандрит Серафим (Семеновых) со своим келейником отцом Космой (Алехиным)

Схиархимандрит Серафим скончался 4 января 1971 года. Отпевал его епископ Питирим (Нечаев), будущий митрополит Волоколамский и Юрьевский. Отец Анатолий и владыка Питирим были духовно близки, и получилось, что один облачал старца, а другой отпевал. Погребен отец Серафим на Северном городском кладбище Сергиева Посада.

Помимо игумена Космы (Алехина), своими воспоминаниями о нем поделились его духовные чада, в том числе и ныне здравствующие.

Так, архимандрит Илия (Рейзмир) вспоминает: «А какой благоговейный был архимандрит Петр (Семеновых; в схиме Серафим)! Когда в России началась гражданская война, не желая участвовать в этой братоубийственной бойне, он уехал в эмиграцию в Китай, в Харбин. Там были тяжелейшие условия. До этого он успел еще 8 лет в русском Пантелеимоновом монастыре на Афоне подвизаться. Ему там Божия Матерь являлась. В Лавре был у братии духовником… Это старшее поколение монахов, на долю которых выпали испытания XX века. Они особенно дорожили каждым богослужением, ни одного ни пропускали! И нам прививали: первый признак благочестия — когда человека тянет в храм».

Митрополит Чебоксарский Варнава (Кедров) рассказывал про отца Петра: «Очень духовный и очень строгий. Кто-то бегал от него. Он был такой: “Согрешишь — больше не греши”. А я так полюбил его, что больше ни к кому не ходил, только к нему». Архимандрит Кирилл (Павлов)[7] также отмечал строгость старца, но всегда вспоминал о нем с большой теплотой и любовью.

Слева направо, верхний ряд — отец Анатолий (Кузнецов, будущий архиепископ Керченский), отец Косма (Алехин), нижний ряд — епископ Питирим (Нечаев), архимандрит Петр (Семеновых)
Слева направо, верхний ряд — отец Анатолий (Кузнецов, будущий архиепископ Керченский), отец Косма (Алехин), нижний ряд — епископ Питирим (Нечаев), архимандрит Петр (Семеновых)

Архимандрит Феодор (Андрющенко)[8] рассказывал, что послушания старец Петр требовал неукоснительного: «Или исполняй, что я говорю, или отойди от меня». Отец Феодор избрал первое — исполнять — и старался во всем быть послушным старцу. Например, он рассказывал, что кто-то из прихожан подарил ему очень ценный по тем временам подарок — портативный магнитофон. Отец Феодор решил при подготовке к проповеди записывать свой голос на пленку, чтобы слышать себя со стороны и лучше запоминать подготовленную проповедь. Видимо, с целью борьбы с тщеславием и высоким о себе мнением, которые могли бы возникнуть в этом случае, старец Петр строго-настрого запретил отцу Феодору вообще пользоваться магнитофоном. Как ни жалко ему было такого дорогого подарка, он отдал магнитофон и больше никогда не пользовался подобной техникой.

Имя схиархимандрита Серафима (Семеновых) золотыми буквами вписано в летопись истории Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. После открытия обители в 1946 году он возродил в ней школу старчества. Под его духовным руководством возрастали такие известные старцы, как архимандрит Кирилл (Павлов), архимандрит Наум (Байбородин), схиархимандриты Пантелеимон (Агриков)[9] и Иоанн (Маслов), игумен Косма (Алехин), келейник отца Серафима, на основании воспоминаний которого и составлена настоящая биографическая справка, а также многие другие подвижники благочестия ХХ столетия.

Иеромонах Пафнутий (Фокин)
4 января 2022 года

Составлено по воспоминаниям игумена Космы (Алехина), келейника схиархимандрита Серафима, а также с использованием следующих источников: Колыванов Г.Е. Архимандрит Петр (в схиме Серафим) (Семеновых): материалы к биографии // Богослов.Ru [Электронный ресурс]. URL: https://bogoslov.ru/article/6171532; Илия (Рейзмир), архим. Судьбы мира решаются в Лавре // Православие.Ru [Электронный ресурс]. URL: https://pravoslavie.ru/138722.html; Варнава (Кедров), митр. «Только личным примером, больше никак…» // Православие.Ru [Электронный ресурс]. URL: https://pravoslavie.ru/42532.html; Голубцов С.А., протодиак. Троице-Сергиева Лавра за последние сто лет. Монашество и его проблемы. События и лица. Устав Лавры (Обзор и исслед.). М.: Изд-во Правосл. братства Споручницы грешных, 1998. 223 с.; Дамаскин (Лесников), иером. Светлый старец. «Человек выходил из его кельи счастливым...»: жизнеописание архим. Феодора (Андрющенко). Екатеринбург, 2015. 232 с.


[1] По другим источникам, в селе Большие Барашки Нолинского уезда Вятской губернии.

[2] Пимен (Никитенко, † 26.08.2009), архимандрит. Погребен на братском кладбище в Деулино.

[3] Косма (Алехин, † 09.08.2021), игумен. Погребен на братском кладбище в Деулино.

[4] Софроний (Кузин, † 17.07.2001), иеродиакон. Погребен на братском кладбище в Деулино.

[5] Наум (Байбородин, † 13.10.2017), архимандрит. Погребен в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре.

[6] Николай (Самсонов, † 11.06.1990), архимандрит. Погребен на Северном городском кладбище Сергиева Посада.

[7] Кирилл (Павлов, † 20.02.2017), архимандрит. Погребен в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре.

[8] Феодор (Андрющенко, † 18.06.2012), архимандрит. Погребен на братском кладбище в Деулино.

[9] Пантелеимон (Агриков, † 15.11.2000), схиархимандрит, в монашестве отец Тихон. Погребен у алтаря храма Благовещения Пресвятой Богородицы в селе Тайнинское.



4 января 2022

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
Подписание Екатериной II указа об учреждении Сергиевского посада
22 марта (2 апреля н. ст.) 1782 года императрица Екатерина II подписала указ, одним из пунктов которого повелевалось учредить из сел и слобод близ Троице-Сергиевой Лавры лежащих, «посад под имянем Сергиевской и в нем ратушу...».

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».

Пушка в подарок
Пушка в подарок

Однажды, много лет назад, келарю Троицкого монастыря довелось показывать иностранным путешественникам помещения монастырских арсеналов. Гости пришли в неподдельное изумление. Искреннее восхищение и уважение вызвала громадная, только что отстроенная крепость, оснащённая по последнему слову военной техники.