Значение Пятидесятницы

Значение Пятидесятницы

С Вознесением Христа на небеса «взошла и наша природа», а в Пятидесятнице Святой Дух «сошел на нашу природу». Вознесение указывает на Пятидесятницу, исполнение обетования Духа.

У нас есть не только два отдельных сообщения о Вознесении, но и два сообщения о даровании Святого Духа – одна в Евангелии от Иоанна и другая в Деяниях, написанных св. Лукой. Оба евангелиста согласны, что Дух был ниспослан после Вознесения Иисуса к Отцу, но различаются их свидетельства относительно времени и обстоятельств принятия Духа.

Евангелист Иоанн рассказывает, что вечером первого дня недели, т. е. в день Воскресения, Иисус пришел к Своим ученикам, «дунул» (ἐνεφύσησεν) и говорит им: «Примите Духа Святого» (λάβετε πνεῦμα ἅγιον, Ин. 20, 22). Излияние Святого Духа здесь следует как результат прославления Христа в Его Распятии, Воскресении и Вознесении (Ин. 7, 37-39). Во время Своего общественного служения Иисус обладал Божественной славой (Ин. 1, 14), но лишь с Его смертью и Воскресением она была явлена в полноте. Сын Человеческий должен был быть вознесен (3, 14), но когда Он был вознесен на Крест, люди узнали, что Он есть (8, 28). «Теперь прославлен Сын Человеческий» (13, 31) – в час Его страданий. Лишь входя в эту славу, мог воскресший Христос даровать Духа. Дух нисходит, когда завершается Его путь и достигается Его цель.

Сообщение о даровании Духа здесь напоминает творение Богом человека, дар самой жизни. Сам термин «дыхание» (ἐμφυσᾶν) используется также в переводе Септуагинты второго рассказа о творении в книге Бытия: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (2, 7). Он появляется также в Иезекиилевом видении поля, усеянного сухими костями: «Дохни на этих убитых и они оживут» (37, 9). В обоих случаях – и Быт. 2:7, и Иез. 37, 9 – дыхание является символом творения жизни. В Своем Воскресении Христос становится источником нового творения, завершающим и превосходящим первое. Согласно апостолу Павлу, Христос – это животворящий дух (1 Кор. 15, 45). Во время Своего общественного служения, когда Иисус «поставил» двенадцать, Он действительно «создал» (ἐποίησεν) их (Мк. 3, 14), а теперь, в день Воскресения, Он «освятил» их «истиной» (Ин. 17, 19). Теперь они отделены для «поклонения» Отцу «в духе и истине» (Ин. 4, 23, 24). Силою Духа они заново рождены и крещены, чтобы жить в согласии с истиной, явленной в Иисусе.

Те, кому Христос являлся и даровал Духа, – Его ближайшие ученики. Обращение в первосвященнической молитве – «Освяти (ἁγίασον) их истиною... за них Я посвящаю (ἁγιάζω) Себя, чтобы и они были освящены истиною (ἁγιασμένοι ἐν ἀληθεία)» (Ин. 17, 17-19) – теперь исполняется в даровании Духа, ибо «освящение» или «посвящение» предполагает освящающую силу Святого Духа. Мы можем воспринимать это ниспослание Духа как рукоположение учеников, ибо власть вязать и решить, удерживать и прощать – это власть священническая, «их рукоположение подтверждено в Пятидесятнице» [1].

Согласно Андре Фойе, существует соотносимость между Ин. 20, 23 («Если кому отпустите грехи, отпущены им; если на ком удержите, удержаны») и Мф. 18, 18 («Истинно говорю вам: что свяжете на земле, будет связано на небе; и что разрешите на земле, будет разрешено на небе»). Этот экзегет указывает, что упоминаемое в Ин. 20, 23 – «нечто большее, чем просто посылание на проповедь». Некоторые именно к этому сводили значение этого стиха. Но пассивная конструкция, которую здесь использует св. Иоанн, – «отпущены», «удержаны» – является иным способом указания «на Бога как источник, как и у Матфея небеса подтверждают сделанное на земле». Христос подготовил учеников к их рукоположению. Если умывание ног, описанное в Ин. 13, 1 и слл., является предварением апостольского освящения как священников, то дуновение Духа на них после воскресения показывает нам «дополнение священства» [2].

Согласно св. Кириллу Александрийскому, случившееся в этот первый вечер дня Воскресения – действительно дарование начатка (ἀπαρχή, 1 Кор. 15, 20) Духа [3]. Мы не ошибемся, – пишет св. Иоанн Златоуст, – если предположим, что апостолы получили «духовную власть и благодать; не так, чтобы воскрешать мертвых или творить чудеса, но чтобы прощать грехи» [4].

Обещание Христа ниспослать ученикам Святого Духа, сделанное в Его прощальной беседе, исполняется в день Воскресения. В Ин. 14-16 обещание пришествия Духа в ближайшем будущем содержится в пяти отрывках (14, 16-17; 14, 26; 15, 26; 16, 7-11; 16, 13-15). Присутствие Духа, прежде всего, произойдет путем вселения. Это подразумевается в дуновении Иисуса на одиннадцать (Ин. 20, 22). Дух невидим для физических глаз, но плоды Духа (Гал. 5, 22-23) свидетельствуют о Его присутствии. Через вселение Святой Дух останется с апостолами навсегда (14, 16), Он введет их «во всю истину» (16, 13), т. е. в совершенное понимание Христа и Его благовестия. Роль Духа заключается не в добавлении чего-то к обогатившимся во Христе, но в просвещении, явлении и толковании. Дух является толкователем слов и дел Христовых, Он научит и напомнит Евангелие (14, 26). Дух, посылаемый апостолам, не заменяя Христа, являет в полноте значение Его слов и дел [5]. В день Воскресения Дух подается для освящения, просвещения и очищения учеников. Они должны испытать внутреннее преображение, чтобы стать свидетелями Его Воскресения.

Второе сообщение о ниспослании Духа мы находим в книге Деяний. Через десять дней после Вознесения, в день Пятидесятицы, вся христианская община, состоящая примерно из 120 человек (Деян. 1, 15) – не просто одиннадцать, как в день Пасхи – испытала схождение Духа. «И исполнились все Духа Святого и начали говорить иными языками, как Дух давал им вещать» (Деян. 2, 4). Ранняя Церковь знала два вида дара языков. Один известен как глоссолалия, дар говорения на неизвестном языке, требующий для своего понимания толкователя (1 Кор. 14, 2 и сл.). Но дар, полученный в день Пятидесятницы, был даром не глоссолалии, но «иных языков» (λαλεῖν ἑτέραις γλώσσαις), т. е. говорения на иностранном языке, который говорящий до этого не знал, но который слушателем понимается и воспринимается как свой собственный [6]. Этот дар «иных языков», как и некоторые другие черты Пятидесятницы, не имеет параллелей ни в каких других сообщениях о явлениях после Воскресения или в сообщении о даровании Духа в Ин. 20, 22-23. «Как бы огненные языки» (Деян. 2, 3), которые почили на каждом из учеников, подобным же образом принадлежат лишь Пятидесятнице.

В начале христианского периода Пятидесятница была одним из наибольших иудейских праздников, ежегодным празднованием дарования закона на горе Синай. Это был праздник обновления завета, а также в иудейском предании праздником, завершающим Пасхальный период. Ученики, ушедшие после воскресения из Иерусалима в Галилею, возвратились в святой град, чтобы отпраздновать последний праздник пасхального цикла. Они не были подготовлены к событию, имевшему место во время первой христианской Пятидесятницы. Как они не ожидали воскресения или вознесения, так же они не ожидали и схождения на них Духа [7].

Значение и универсальность Пятидесятницы проясняется, когда это событие сравнивается с рассказом о Вавилонской башне (Быт. 11, 1-9) и с сообщением о Божием откровении на горе Синай (Исх. 19), а также с раввинистическим преданием, окружающим эти события. В противоположность Вавилонской башне, в Пятидесятнице преодолевается смешение языков и подается язык Духа, превращая в сакральный язык любой язык, на котором проповедуется благая весть. На горе Синай был установлен завет между Богом и Его народом. Те, на кого сошел Дух в день Пятидесятницы, призваны вступить в отношения Нового Завета (Деян. 2, 38-39). Согласно раввинистическому рассказу, возникшему вокруг Исх. 19, предположительно, голос Божий разделился на семьдесят разных голосов, или на языки всех народов, ибо число семьдесят означает полноту человечества. Здесь, на первую христианскую Пятидесятницу, «как бы огненные языки» распределились и почили на каждом члене общины. Огонь символизирует присутствие Бога, Который снизошел в огне на Синай (Исх. 19, 18).

Пятидесятница – это праздник единства, который осуществляется Святым Духом. Уже в первом столетии имеются указания на Пятидесятницу как на христианский праздник. Ап. Павел в конце своего третьего миссионерского путешествия, «спешил, если бы это было для него возможно, в день Пятидесятницы быть в Иерусалиме» (Деян. 20, 16). Павел желал провести этот день с членами христианской общины в Иерусалиме, для которых первая Пятидесятница после воскресения Христа имела особое место в истории и в их памяти. Все это указывает на тот факт, что исторические события, которые подчеркиваются в Деян. 2, 1-13, являются особыми и уникальными, отличными от дарования Духа лишь одиннадцати [8].

В Православной Церкви икона Пятидесятницы особенным образом свидетельствует о Пятидесятнице как о празднике Святого Духа и Церкви. Прежде всего, икона не «копирует» текст Пятидесятницы. При сравнении Деян. 2 с иконой больше поражают противоположности, чем сходства, ибо икона не является историческим или буквальным представлением рассказа о Пятидесятнице. Повествование содержит несколько характерных элементов, таких как шум с неба «как бы от несущегося сильного ветра», языки как бы огненные, смущенные, изумленные и ошеломленные люди – кажется, каждый находится в движении. Все эти существенные черты сообщения Деян. 2 не только опускаются в иконе – представленное здесь в своих внешних признаках кажется противоположным записанному о Пятидесятнице у Луки. На иконе схождения Святого Духа все спокойно и упорядочено. Лучи как бы огненных языков нисходят на каждого из двенадцати, но эти двенадцать изображаются сидящими, без явных движений. Хотя каждый из них сидит в своем положении, а их головы, повернуты в различные стороны. Каждый получает дар Духа в отдельном языке, ибо дары различны, но Дух один и тот же, производящий все во всех (1 Кор. 12, 4), от Которого все зависят. В иконе за этими на первый взгляд различными элементами подчеркивается единство.

В конечном счете, в этом действительное значение описания ап. Лукой схождения Духа. Вавилонская башня представляет высшую степень смешения языков и разделения народов, тогда как Пятидесятница показывает их единство. В день Пятидесятницы присутствующие испытывают единение сердец и помышлений. Они становятся одним телом, исполненным дарами Святого Духа. На иконе все двенадцать сидят полукругом, представляя единство Церкви. Книга Деяний сообщает также, что при схождении Духа присутствовало великое множество людей. Они представлены в нижней части иконы, где всех людей символически представляет царь с надписью «космос», т. е. «мир» [9]. Таким образом, икона выражает идею схождения Святого Духа на Церковь, миссия которой состоит в просвещении всего мира.


Источник: Кесич. В. Первый день нового творения. Воскресение и христианская вера. – К.: «Пролог», 2006. – С. 182-189.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Sergius Boulgakoff, «The Hierarchy and the Sacraments», в Roderic Dunkerley, ed., The Ministry and the Sacraments (New York, 1937) 97 f.

[2] Andre Feuillet, The Priesthood of Christ and his Ministers (New York: Doubleday, 1975) 167 ff. И Мф. 18, 18, и Ин. 20, 23 относятся лишь к апостолам. Именно они принимают власть вязать и решить (175).

[3] Цит в Maurice F. Wiles, The Spiritual Gospel: The Interpretation of the Fourth Gospel in the Early Church (Cambridge: University Press, 1960) 31.

[4] Homilies on St. John 86, в NPNF 14, 325. B.F. Wescott в своем Commentary on the Gospel according to St. John (London, 1882) замечает, что отсутствие определенного артикля в греческом тексте перед «Святой Дух» в Ин. 20, 22 (λάβετε πνεῦμα ἅγιον, «примите Духа Святого») означает, что стих необходимо читать как «примите дар Духа Святого, духовную власть» (294).

[5] «Дух Святой посылается нам Сыном, Сын явлен нам Духом. Святой Дух не замещает Христа, но подготавливает нас для Христа, оформляет Его в нас, понуждает Его присутствовать в нас». A Monk of the Eastern Church, 248, n7.

[6] О проблеме «иных языков» в сообщении Пятидесятницы см. Jacques Dupont, The Salvation of Gentiles: Studies in the Acts of the Apostles (New York: Paulist Press, 1979) 50.

[7] В день Пятидесятницы они неожиданным образом испытали пришествие Божественной силы. Если бы они чего-то ожидали в первую Пятидесятницу после Воскресения Христа, они, наиболее вероятно, ожидали бы видения Сына Человеческого, грядущего на облаках славы (Мк. 9, 1; 13, 26; 14, 62; Деян. 7, 56), но вместо этого они услышали ветер и увидели огненные языки. См. James D.G. Dunn, Jesus and the Spirit (Philadelphia: Westminster Press, 1975) 148.

[8] Там же. С. 141-2.

[9] См. Ouspensky and Lossky, 207-9.



22 Июня 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Дом культуры в здании лаврской трапезной
Дом культуры в здании лаврской трапезной

7 апреля 1931 года Загорский райисполком одобрил решение Президиума Горсовета об организации районного Дома культуры в здании лаврской трапезной, занятой краеведческим музеем.

Троице-Сергиеву Лавру посетила супруга английского премьер-министра Уинстона Черчилля
Троице-Сергиеву Лавру посетила супруга английского премьер-министра Уинстона Черчилля

6 апреля 1945 года Троице-Сергиеву Лавру посетила супруга английского премьер-министра Уинстона Черчилля - Клементина Огилви Спенсер-Черчилль, баронесса Спенсер-Черчилль.



Вместо Академии – курсы
Вместо Академии – курсы
В начале апреля 1919 года новая советская власть распустила Московскую духовную академию. В ее стенах разместились электротехнические курсы. Покровский храм был закрыт и опечатан, а его причт переведен в Пятницкую церковь.
Забота императора Павла I Петровича о Троицкой семинарии
Забота императора Павла I Петровича о Троицкой семинарии

4 апреля (н. ст.) 1797 года Павел I Петрович издал указ об учреждении больницы при Троицкой семинарии и пожертвовал на ее содержание 2000 руб. Он также выделил 2100 руб. семинаристам.

Кощунственный приказ
Кощунственный приказ

Несмотря на просьбу Патриарха Тихона, 4 апреля 1919 года Московский губисполком утвердил решение Сергиевского совета депутатов от 1 апреля 1919 года о вскрытии мощей преподобного Сергия.