Воскресные Евангельские чтения. Евангелие 9-е

Воскресные Евангельские чтения. Евангелие 9-е

В девятом воскресном зачале [*] евангелист Иоанн рассказывает о первом явлении Господа апостолам. Но только он, по обычаю своему, дополняет некоторые подробности, каких нет у Марка (16 гл.) и Луки (24 гл.).

В тот же первый день недели вечером, когда двери дома, где собирались ученики Его, были заперты из опасения от иудеев, пришел Иисус, и стал посреди, и говорит им: мир вам! Сказав это. Он показал им руки и ноги и ребра Свои. Ученики обрадовались, увидев Господа. Иисус же сказал им вторично: мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому прости те грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся. Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус. Другие ученики сказа ли ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю. После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вамI Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие. Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей. Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его (Ин. 20, 19-31).

Самое событие он должен был рассказать; потому что он и хотел запечатлеть именно явление Воскресшего апостолам; и было бы совершенно странным, если бы он, рассказав о путешествии своем ко гробу с апостолом Петром, со слов Марии Магдалины, а потом и о явлении ей Господа, он опустил бы о явлении Его им, ученикам. В сущности, все предыдущее было подготовкой к последнему. Без этого явления – без Фомы – было бы непонятно явление Спасителя ученикам – с Фомою; а теперь – ясно.

Дополнения же само собой понятны; ибо и все то Евангелие Иоанна написано – в дополнение к другим евангелистам; и – как известно – оно написано было позднее тех, к концу I века. К этому и переходим.

Как мы знаем из евангелиста Луки, ко времени вечерней трапезы пришли, крайне спешно, путники в Эммаус; и все стали обмениваться животрепещущими, совершенно необычайными новостями дня: рассказами женщин, двукратным сообщением Магдалины – о пустом гробе и о явлении ей Самого Господа, и о путешествии учеников ко гробу, и об эммаусском явлении Луке и Клеопе...

Только вот ничего не упомянуто о Симоне, что и ему являлся Христос (Лк. 24, 34; 1 Кор. 15, 5), как это свидетельствуют Лука и после – Павел. Почему это, мы старались объяснить, сколько могли.

Были ли тут мироносицы, неизвестно: скорее всего нет; едва ли они были с учениками: вероятно, собираться большими группами им казалось небезопасно; и у учеников, как ниже говорится, ...двери... были заперты из опасения от иудеев, тем более можно было ждать страха от женщин. А может быть, Мария Магдалина и прочие мироносицы делились событиями в кружках своих.

Со стола уже убрали: иначе Христос не сказал бы им: есть ли у вас здесь какая пища? (Лк. 24, 41) – если они еще ели бы.

И вдруг совершилось явление... Но пока подождем немного. ...Двери... были заперты... Почему это упомянуто?

Отчасти – и потому, что ученики были в страхе и запирались. Отчасти – может быть, в объяснение слов Господа: мир вам, – дважды повторенных Им; значит, у них в душах не было этого мира.

А еще – и потому, что апостол Иоанн хотел этим указать и на чудесное, необычайное, необъяснимое явление: как Он явился? Тело Его, после Воскресения, было уже иное, духовное; материальные предметы ему не препятствовали уже, это еще более увеличивало удивление и страх...

А страх у них, конечно, был: если уже они разбежались при аресте Господа, то теперь, когда гроб опустел, их могли схватить по подозрению, что они могли выкрасть тело Иисусово...

Потому – и заперлись. Мироносицы сообщили им необычайное... Но – то женщины? Можно ли им верить? Симон? но он молчит... И это смущает... Эммаусские путники?.. двое? Это – более вероятно бы... Но все же... Воскрес: как это? никто никогда не воскресал сам... Были случаи, что Христос воскрешал и мертвых... И вот только с неделю тому назад Господь воскресил четверодневного, смердевшего уже, Лазаря... Да... Но чтобы сам кто воскрес? – не бывало... И ученики все же не верили и смущались (Лк. 24, 37-38).

И вдруг явился, пришел Иисус, – то есть, вероятно, сделал несколько шагов; и стал посреди учеников... И не успели они, как говорится, опомниться, Он говорит им: мир вам! И после этого показал пробитые при Распятии гвоздями руки и ноги и ребра (бок) Свои. На руках Он висел, ногами поддерживался... И те, и другие были пробиты гвоздями... А ребро было проколото копием, чтобы солдаты могли убедиться, что Распятый умер уже.

И какие-то следы от этих ран остались на теле... Ни малейшего сомнения уже не оставалось: это – Он!.. Вот и раны... О них знали ученики... И тот же Иоанн... Ему Христос, указывая взором, движением головы на Свою Матерь, усыновил Ее... Конечно, Она и Иоанн были и при прободении копием, по смерти... Были и при погребении... Теперь уже никто не препятствовал им... И Пилат, и иудеи были удовлетворены; считали дело конченным... И потому позволялось присутствовать при кресте и Матери, и близким... Это, вероятно, дозволялось и в других подобных случаях... Настолько еще хватало жалости у распинателей, чтобы Матери быть при смерти Сына...

Язвы уже затянулись... Нечего дивиться, что это совершилось так скоро, через два дня и несколько часов: если Воскрес, то все прочее – ничтожно пред этим... И пришел через запертые двери... И одет... А ведь был покрыт плащаницами... Плащаницы же и головной плат остались во гробе: их видели и женщины, и Петр с Иоанном... А в Эммаус Он шел с путниками одетым, как и другие... И тут явился Он тоже одетым... Но не до этого было ученикам...

Теперь все происходило одно за другим – очень быстро: явился, сказав: мир вам... показал руки и ноги и бок...

Что же ученики?.. Ученики обрадовались, увидев Господа. Еще бы!

У Луки, – а он тогда присутствовал, как один из эммаусских путников, – прибавлено, что ученики от радости еще не веровали и дивились (Лк. 24, 41).

Хотелось бы остановиться на этом слове – обрадовались... Но это выше наших сил! Поэтому оставим апостолов с их радостью... Ведь и эммаусские путники после говорили про разговор с Ним на пути: не горело ли... сердце наше?! (Лк. 24, 32).

Далее евангелист опускает удостоверение учеников через вкушение печеной рыбы с медом. Опускает и объяснение Писаний. Но добавляет к этому иное: Иисус же сказал им вторично: мир вам! Вероятно, это было после вкушения и беседы о Писании.

Почему это? почему вторично? Первый раз, чтобы успокоить их... Это ясно... И они постепенно успокоились... А далее Господь им преподает Духа и власть прощать грехи... Момент – чрезвычайный! И тут весьма уместно сказать вторично: мир вам... То есть приготовить уже к будущему; а первое мир вам относилось к прошлому и проходящему.

И мы теперь на богослужении при важных моментах говорим это «мирное» приветствие: пред чтением Апостола, Евангелия; пред совершением Евхаристии; пред причащением; пред расходом из церкви...

И действительно, Воскресший Господь в первое же явление апостолам не только открыл тайну Свою – Воскресения, – а следовательно, и существование иной жизни, – но и дал полномочие и других приготовлять к ней.

Как же? Уполномочил их на посольство в мир... У протестантов, сектантов, баптистов и др. нет этих полномочий, и их проповедники такие же обыкновенные люди, как и все миряне. Иное дело – православные [священники]: они восприемлют благодать хиротонии от епископа; а те преемственно – от самих апостолов; апостолы же – от Самого Христа; Христос же – от Отца Своего.

Эту власть Воскресший Господь и передает теперь апостолам: как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. И в знамение этого полномочия Христос, сказав сие, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго.

Толковники останавливаются на том: какую благодать Святого Духа даровал Христос ученикам? И чем она отличается от сошествия Святого Духа на многих христиан в день Пятидесятницы? Но мы остановимся на простом объяснении: в Пятидесятницу дарована благодать Святого Духа на всех верующих. Тогда были там не одни апостолы, а и другие.

Исполнились все Духа Святаго... (Деян. 2, 4). «Не сказал бы вси, – говорит Златоуст о дееписателе Луке, – если б и остальные не участвовали», «хотя тут были и апостолы». А «если там, где нужно было сказать только, что тут апостолы (одни), – он упоминает о них отдельно, – то тем больше упомянул бы об этом здесь» (Иоанн Златоуст, свт. Полн. собр. твор. Т. 9. С. 43). А по Воскресении были собраны ученики; и им одним дана благодать Святого Духа. Следовательно, здесь разуметь нужно благодать апостольства, специально для них нужную, и тот же святой Златоуст в объяснении этого действия Христова говорит: «...будем со всею почтительностию обращаться с теми, кому вверена власть действовать благодатными дарами. Подлинно, велико достоинство священников!» (Иоанн Златоуст, свт. Полн. собр. твор. Т. 8. С. 589). И далее он посвящает все свое рассуждение на это действие и слова Господа – священству: «Он сделает с Своей стороны все, что нужно, и ниспошлет Духа Святого, – хотя бы и крайне порочны были священники. Ведь и чистый (священник) не своею собственною чистотою привлекает Духа Святого; но все совершает благодать. <...> Все, что вверено священнику, есть единственно Божий дар». «...Здесь все устрояет Отец и Сын и Святый Дух, а священник только ссужает свой язык и простирает свою руку» (Иоанн Златоуст, свт. Полн. собр. твор. Т. 8. С. 591).

Итак, Воскресший дарует здесь благодать апостольства, священства. Это видно из последующего стиха: кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите (по-славянски лучше: «удержите», – слово о власти) останутся (слав.: держа́тся). Эта власть «отпущать грехи» дана только священникам (и епископам), но никак – не мирянам. И эту власть Христос передал апостолам потому, что Крестом и Воскресением Он «совершил» все Свое, как Он и сказал пред Своею смертью: совершилось (Ин. 19, 30).

Теперь Он продолжать Свое дело уполномочивает учеников; и потому первым делом дает им (или, точнее: передает им от Отца, потому и не просит у Него, а Сам посылает их и Сам [дает] этого Духа апостольства, Святого Духа... Правда, Он будет являться ученикам еще в течение сорока дней; но будет лишь учить их – о Царствии Божием – до Вознесения (Деян. 1, 2-3).

Но нас еще удивляет этот дар прощать грехи... Иной раз приходили мысли: почему Господь даровал эту власть? Он мог бы научить апостолов об аде, где Он был; о Рае, который Он обещал разбойнику: днесь со Мною будеши в раи́ (в Раю) (Лк. 23, 43); о самом Воскресении Своем. Но Он обо всем этом умолчал. И только дал апостолам власть над грехами. И еще скажу: не дал силу творить чудеса (это – после будет), изгонять демонов и т.п.; а только – о грехах вспомнил и дал на них власть... Почему же так?

Нетрудно ответить на это. Все расстройство в мире произошло от греха. Все дело Христово – от воплощения до Воскресения и Пятидесятницы – объясняется падением человечества. Это – корень всей истории человечества! И, в частности, жизни каждого из нас! И этот корень и нужно было вырвать (ср.: 1 Тим. 6, 10; Евр. 12, 15). Это и совершается благодатию Божиею в Христианской Церкви. Значит, самой важной задачей Христа и было спасение от греха! А это началось с соблазна Евы змием; но мы сами повинны во грехе. Грех – единственное зло в мире! С ним и уполномочиваются апостолы бороться в мире! Это и восполняет евангелист Иоанн; у других повествователей об этом не было сказано...

Воскресший Христос, как пришел, так и исчез... Дальше – молчание об этом.

Явление Фоме

Почему не было Фомы вместе с другими апостолами, когда Господь явился им в первый день, – не сказано в Евангелии. Но можно объяснить это тем, что он был характера тяжелого и недоверчивого. Впрочем, одно событие из его жизни говорит о решительности его – даже до смерти! Когда Лазарь умер и Господь решил идти в Иерусалим, то ученики стали отговаривать Его от этого: Равви, давно ли иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда?! (Ин. 11, 8). Но Фома, видя решимость

Господа, говорит им: пойдем и мы (с Ним): умрем с Ним! (Ин. 11, 16). Ни о каком Воскресении Христа ни другие, ни тем более он не помышлял, конечно. А любовь и верность Господу побуждали Фому – хоть умереть вместе с Ним!.. Он думал, что иудеи перебьют вместе со Христом и всех учеников Его. В этом выразилась жертвенность и твердость Фомы...

И действительно, Христа распяли... И Он погребен. Фоме казалось, что все дело Господне этим и окончилось... Правда, ученики остались целы. Но для чего теперь им жизнь?! Он погиб, как и некоторые другие «мессии»... С Ним погибло и все дело.

Поэтому, разочарованный, он скрылся... Не из-за страха, а от полной разочарованности... Все сразу оборвалось... Умер... А без Него – что могут они?! И его не тянуло даже к другим последователям Христа... Зачем? Чтобы всем вместе испытывать то же самое чувство неудачи? даже неудачи самого Равви? Ведь же Он тоже верил в Свою миссию Мессии? И вот конец...

Прошла первая встреча учеников с Господом по Воскресении... Случайно, в один из дней, – неизвестно в какой, – ученики поведали Фоме: мы видели Господа! (Ин. 20, 25).

Как? Что такое?! Невозможное дело! Ведь Он же умер?! Кого же они видали?! – Фома еще более уперся... И первое, что вылетело из уст его, было отрицание Воскресения: если не увижу на руках Его ран от гвоздей... и не вложу руки моей в бок Его, не поверю! Не поверю, – как и сейчас – не верю!

Это – не Лука с Клеопой, в душе которых была борьба на пути в Эммаус... И не апостолы, которые еще на что-то надеются... И уж, конечно, не падкие ко всяким чудесам женщины... Он – Фома – не таков! Он – не из мечтателей и легковеров! Не поверю... Невозможное дело! Кого-нибудь иного приняли за Равви!.. И с этим твердым решением Фома опять скрылся...

Но мысли о «Нем» не могли не приходить к нему... Да разве можно об этом не думать? Ведь все апостолы уверяют: мы видели Господа... Странно... Невозможно... а говорят... Нет, нет: кто-нибудь другой выдал себя за Христа. Выдал: да разве они не узнали бы Господа, с которым ходили три с половиной года... И это невозможно!.. Призрак?.. Но странно: все видали...

И Фома не знает: как же думать?

Ведь если в самом деле «Он» Воскрес, – то ясно, что «Он» не человек... А кто же?.. Не знаю...

...А мысли все идут и идут.

Нужно, пожалуй, сходить к «ним»... Вероятно, они сами теперь тоже разочаровались?

...Пойду! это ни к чему меня не обязывает...

...Хуже не будет... Не вешаться же мне, как Иуде?!

Да я и сам обещался испытать руки и ребро... Вот пойду... Наступил уже восьмой день... И Фома пошел...

Господь, зная это по Своему всеведению, явился.

Двери были заперты, как и неделю тому назад... По-прежнему, Он стал посреди учеников, и по-прежнему сказал им: мир вам! Фома видит... «Он». Но не успел он этого обдумать, как «Он» обращается к нему и говорит: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в бок Мой. И не будь неверующим, а верующим!

«Он» знает мой ответ апостолам...

Но думать уже было некогда... Зовет... Я обещал.

...И прикоснулся... И вдруг из его уст вырвалось: Господь мой и Бог мой!.. Крайне трудно понять: что произошло в этот момент в душе Фомы... Церковь в своих песнопениях говорит много раз, что «благодать» Божия озарила Фому... Но когда действует благодать, ум должен молчать!

А Господь говорит ему с упреком: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие. Кто же эти блаженные? Петр – ушел от пустого гроба и лишь дивился. Ученики выслушали упрек, что они тоже не верили... Да и им нужно было тоже увидеть Воскресшего; и даже, для удостоверения в истинности, требовалось, чтобы Господь показал им руки и ноги Свои. И потом еще спросил у них какой-либо пищи... Они дали Ему часть печеной рыбы, оставшейся от их ужина, и сотового меда. И Он, взяв, пред ними ел (Лк. 24, 43).

Кто же эти блаженные, невидевшие? Обычно указывают на Иоанна... Он увидел пустой гроб и пелены, – и уверовал... А теперь невидевшими являются миллионы христиан.

Затем евангелист делает заключение к Евангелию: много и других чудес Господь сотворил пред учениками, – о которых не написано в книге сей. А что написано, то лишь для того, чтобы вы, читающие, уверовали, что Иисус есть Христос (Мессия), Сын Божий; и, веруя, имели жизнь во имя Его. Евангелие было закончено. Следующая, двадцать первая, глава была подписана потом.

Христос воскресе! Воистину воскресе!


Источник: Вениамин (Федченков), митр. Царство Святой Троицы. – М.: Правило веры, 2006. С. 666-676.


ПРИМЕЧАНИЕ

[*] Имеются ввиду евангельские зачала, читаемые на утрени за каждым воскресным вечерним богослужением, начиная с праздника Пасхи.

Зача́ло (греч. περικοπή) – нечто отделенное со всех сторон) – пронумерованные фрагменты текстов Евангелия и Апостол (раздел, объединяющий книгу Деяний апостолов и апостольские послания), на которые они разделены для прочтения при совершении богослужений.

Существуют:

· Рядовые зачала – на каждый день в течение года;

· Праздничные зачала – для праздничных служб;

· Постовые зачала – для богослужений во время Великого поста;

· Общие зачала – для «общих служб» святы;

· Требные зачала – «на всяку потребу» (для таинств и треб) и другие.

Счет зачал начинается с Пасхи, открывающей «новый год» подвижного годового цикла. Первое евангельское зачало – «В начале было Слово…» (Ин. 1, 1-17); первое апостольское – «Первую книгу написал я к тебе…» (Деян. 1, 1-8).

В Евангелии по Матфею церковных зачал 116, по Марку – 71, по Луке – 114, по Иоанну – 67. В Апостоле зачала суммарно просчитаны сплошь, всего их 355. Книга Апокалипсис разделения на зачала не имеет, т.к. за богослужением не читается. Если одно и то же зачало относится сразу к нескольким событиям, то оно может быть разделено на части. Когда написано «зачало …, от полу», это значит, что зачало следует читать не с начала, а немного ниже.


14 Октября 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Пожар в Гостином дворе
Пожар в Гостином дворе

27 июня (ст. ст.) (9 июля нов. ст.) 1838& года в верхнем конце Переславской улицы, севернее Троице-Сергиевой лавры, начался пожар. Огонь уничтожил почти всю северо-восточную и восточную часть города вплоть до Рождественской церкви рядом с Красногорской площадью.

Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость
Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость

В годы правления Ивана Грозного придавалось большое значение превращению Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость, имевшую важное значение на северных подступах к Москве.

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.

Новая паперть Успенского собора
Новая паперть Успенского собора

28 июня (н. ст.) 1781 года началась разборка старой паперти перед Успенским собором. Ее планировалось заменить каменным крыльцом в соответствии с фасадом, утвержденным владыкой Платоном. Строительство крыльца завершилось в сентябре того же года