Воскресение Христово как прообраз и откровение нашей будущей жизни

Вострубит, и мертвии воскреснут нетленными.

1 Кор. 15, 52.


Итак, все изложенный выше данные логически приводят всякий непредубежденный ум к заключению, что Воскресение Христово есть исторический факт: имея за себя неопровержимые свидетельства со стороны неподкупных свидетелей, не только не увлекавшихся каким-либо мечтательством и образами туманной фантазии, как хочет указать новейший критический рационализм, но приступавших к нему со всею трезвостью и рассудительностью людей здравого смысла и не раньше принимавших его действительность, как после тщательного и всестороннего исследования всех относившихся к нему подробностей, вплоть до осязания ран гвоздевых на теле; оно принадлежит к достовернейшим событиям вceмиpнoй истории в роде того, что в I веке царствовал римский император Тиверий. В то же время оно есть чудо и притом величайшее из чудес, потому что перед ним блекнут все другие чудеса и от него именно получают свое освящение и подтверждение, так как оно впервые с небывалою широтою и ясностью открыло пред взорами людей ту тесную и неразрывную связь, которая существует между двумя, на первый взгляд, разобщенными мирами – миром Небесным и миром земным. Оно показало, что между этими мирами существует постоянное взаимодействие и законы мира небесного постоянно оказывают влияние на законы круга земного, производят в нем явления, которые и называются чудесными. С этой точки зрения, всякое отрицание теряет свой смысл и может выступить лишь с риском стать в очевидное противоречие с точной наукой, с строгой логикой и наконец просто с здравым смыслом. Поэтому, не входя больше в пререкание с представителями рационализма и предоставляя им путаться в новоизмышленных ими и самопротиворечивых теориях (которыми особенно плодовито наше время), мы сделаем в заключение еще лишь нисколько замечаний касательно того значения, какое Воскресение Христово имеет в смысле откровения для нас некоторых тайн ожидающей нас будущей жизни – по воскресении из мертвых.

Воскресение Христово служит залогом и нашей надежды на воскресение из мертвых, а также и блаженную славную жизнь. Это основная идея всего Новозаветного Писания, и она нашла ce6е особенно ясное и наглядное выражение у ап. Павла, который с полнейшею уверенностью обещает личную жизнь по воскресении, неизмеримою своею славою превосходящую нашу теперешнюю земную жизнь [1]. И доказав эту истину, как он радуется тому, что, «когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище па небесах, дом нерукотворенный, вечный» [2]. Равным образом в Послании к Римляном он проводит ту мысль, что мы, сораспявшись и будучи погребены со Христом, с Ним же и воскреснем и будем ходить в обновленной жизни [3]. Сам Иисус Христос также неоднократно говорил об этой жизни, когда Он грозно обличал неверие саддукеев, утверждавших, что есть только эта, земная, жизнь и, кроме нее, нет никакой другой [4]. И с какою ясностью и выразительностью Он часто заявлял, что пришел для того, чтобы чрез искупление верующих в Него дать им жизнь вечную [5].

Приведенных данных вполне достаточно для того, чтобы убедиться, что идея вечной жизни есть основная идея всего христианского мировоззрения. Но что же разуметь под этой жизнью? Есть ли это, как понимают некоторые, жизнь, безусловно, духовная, совершенно лишенная телесности, или и эта вечная жизнь будет иметь известную телесность, только очищенную от всякой нечистоты и греховности? По идее св. Писания, эта жизнь, несомненно, должна быть сознательной, личной, индивидуальной жизнью; а раз это так, то эта жизнь непременно должна сосредоточиваться в теле как органе проявления личных мыслей, чувств и желаний, и мы уже достаточно доказали выше, что таким органом будет служить то же земное тело, в котором обитала душа вовремя своей земной жизни, но только прославленное чрез воскресение и притом настолько, чтобы по своим качествам вполне соответствовать потребностям новой, высшей ступени жизни души по воскресении. Эта высшая стадия жизни, будучи продолжением и развитием теперешней жизни, конечно, и в своих формах будет представлять некоторое подобие земной – будет жизнью Церкви, хотя уже не воинствующей или страждущей, а Церкви торжествующей, а потому и составляющие ее члены будут такими же самосознающими личностями, какими они были и на земле, хотя и достигшими высшей степени бытия. Давая нам обетование столь славной жизни на небе, христианство тем самым окрыляет людей в их стремлении к высшему совершенству и уже здесь, на земле, внушая сладостную надежду на бесконечное блаженство, укрепляет дух в перенесении всех тягостей и бедствий этой временной жизни.

Но если будущая жизнь по воскресении будет во многих отношениях представлять собою подобие этой земной жизни, только в высших, более совершенных формах, то этим самым разрешаются многие недоумения, связанные с этим вопросом. Наше теперешнее тело, как и все земное, ограничено тесными пределами пространства и времени. Это крайне стесняет и затрудняет нас во взаимообщении с другими. Мы можем прямо входить во взаимообщение только с теми, которые находятся с нами в одном и том же ограниченном пространстве, да и в нем нередко встречаем препятствие в недостатке времени, так как один и тот же человек не может одновременно быть занят общением с разными лицами. Затем, как ограничено самое взаимообщение! Не говоря уже о трудностях, неудобствах взаимообщения посредством письменности, требующей излишнего времени и напряжения, как недостаточно собственно устное и личное взаимообщение! Вследствие всего этого мы часто только с трудом, а иногда и совсем не можем с надлежащею полностью выразить то, что думаем, чувствуем и желаем. Также и тон голоса, взгляд глаз, движения рук, сами по себе приспособленные к тому, чтобы и усиливать, и облегчать взаимообщение, часто оказываются недостаточными для этого и нередко приводят как раз к противоположной цели. Отсюда нередко возникают недоразумения, охлаждение, вражда. И на этой почве пышно вырастает грех и разделяет людей на враждебные партии. Не так будет с прославленным телом. Освобожденное от тесноты границ пространства и времени и обладая усовершенствованными органами, оно даст возможность к более совершенному взаимообщению, как и вообще к болеe совершенному созерцанию вещей и всего великого мироздания Божия. Ведь в нашей природе заложены задатки высокого развития, которые, однако, были в самом начале задавлены грехопадением. Если и под тяжким игом греха и смерти человек, однако, успел в значительной степени усовершить свои ограниченные способности и вывести их из узких пределов своей слабой природы в область почти сверхъестественного (напр., добившись возможности при посредстве подзорной грубы или телескопа ясно видеть предметы на таком огромном пространстве, которого, безусловно, не может преодолеть простой невооруженный глаз, или с помощью телефона слышать голос со всеми его оттенками на таком расстоянии, которое, безусловно, непреодолимо для простого уха); то понятно, какой простор взаимообщения ожидается для воскресших в прославленном теле, которое будет обладать усовершенными органами как своею естественною принадлежностью и потому не будет нуждаться ни в каких искусственных орудиях, всегда страдающих недостатками и несовершенствами. Не отменяемые узкими пределами пространства., они не будут ограничены и временем, и будут, подобно воскресшему Xристу, внезапно появляться по своему желанно и вступать в непосредственное взаимообщение между собою. Обладая же такими усовершенными способностями, они достигнут высшего состояния и блаженства в том, что получат возможность непосредственно созерцать Бога по Его сущности. Если и на земле «чистые сердцем» полечили высокое обетование, что они «узрят Бога», то по воскресении это созерцание Бога сделается неотъемлемым достоянием всех праведных обитателей Небесного жилища. Созерцая же Бога по Его существу, мы 6oлее, чем когда-либо, будем понимать Его святые законы и беспрепятственно исполнять их, и это взаимоотношение между Богом и обыкновенным человечеством найдет себе закрепление и завершение в той безграничной любви, которая есть цель и завершение всего бытия и источник всякого блаженства.

Если воскресшие из мертвых, обладая прославленным телом, будут обладать вместе с тем и свойственными ему качествами, дающими возможность не только превозмогать все затруднения и препятствия, представляемые условиями теперешней жизни, но и непосредственно созерцать Бога, то этим самым разрешается и часто выдвигаемый вопрос: узнаем ли мы друг друга в Царстве Небесном? Несомненно, узнаем: это логически вытекает из того Положения, что загробная жизнь будет жизнь личная, со всеми принадлежащими ей свойствами самосознания и личного восприятия. Мы будем так же узнавать друг друга, как ученики узнавали своего воскресшего Господа, и даже яснее и глубже, насколько прославленные тела будут обладать более утонченною способностью созерцания и восприятия, чем какою обладали апостолы с их еще земными телами. Если мы и здесь способны познавать человека не только по его внешности, но и по внутреннему существу, то тем более будем способны проникать во внутренность друг друга в будущей жизни. Ведь если и здесь, на земле, есть люди, которые духовным подвигом очистив и возвысив свое тело, бывают способны проникать во внутреннюю жизнь других глубже и яснее, чем это возможно для обыденных людей, – именно знаменитые подвижники-прозорливцы, прозорливость которых есть доказанный научно факт и находит себе подтверждение и объяснение в научной психологии; то тем более это возможно будет для обитателей Царства Небесного, доступ в Которое только и получат те, кто «подвигом добрым подвизались». Мы узнаем там друг друга во всей полноте своего внешнего и внутреннего существа, и именно при этом может оказаться, что многие из них,. кого мы считали наиболее близкими к себе., будут дальше от нас, чем другие, которых мы считали на земле чуждыми себе. Там вполне скажется то сродство душ, полному проявлению которого в земной жизни так часто препятствуют немощи плоти с ее отуманивающими ум страстями. Такие люди будут достойными членами Церкви Небесной.

Но как представлять себе самую жизнь в Царстве Небесном? Некоторые представляют себе ее как безусловный вечный покой, причем в основание такого представления ссылаются и некоторые места св. Писания, послужившие источником и для церковных песнопений. Так, в Откровении св. Иоанна Богослова мы читаем «Отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе»… Они успокоятся от трудов своих» [6]. Равным образом в Послании к Евреям Царство Божие видимо отождествляется с покоем, как, напр., в таком месте: кто вошел в покой Его, тот и сам успокоится от дел своих, как и Бог от своих» [7]. Св. Церковь, напутствуя своих умерших в загробный мир, поет: «Со святыми упокой». Но выводить отсюда заключение, что будущая жизнь состоит в безусловном покое, еще нет оснований. Ведь тайновидец Иоанн говорит не о будущей жизни по воскресении, а об умерших, которые, действительно, успокаиваются от всех треволнений земной жизни по смерти, а в Послании ко Евреям под покоем разумеется внутренний покой, проистекающий от примирения с Богом, а не бездеятельное успокоение. Да и как можно думать, что когда наша здешняя жизнь закончена и достигнута та цель, для которой мы собственно и существовали здесь, вдруг по переходе в другую жизнь наступит полное успокоение? Неужели та крохотная работка, которую мы сделали на земле, и притом часто сопровождавшаяся недовольством и леностью, обремененная грехами всякого рода, неужели она бывает так напряженна, чтобы нам после этого уже на веки успокоиться от нее? Не вернее ли представлять себе дело так, что здесь, на земле, мы в сущности только воспитываемся и подготовляемся к истинной работе, которая предстоит нам в будущей жизни. Как школа воспитывает и подготовляет детей к предстоящей им действительной жизни, имеющей начаться именно по окончании школьного периода, так и земная жизнь есть только школа, которая воспитывает и подготовляет нас к истинной, т.е. будущей, жизни. И св. Писание с достаточною ясностью указывает на то, что это будет жизнь, исполненная труда. Так в притче о десяти минах [8] говорится, что раб, который сумел деятельным трудом приобрести на вверенные ему десять мин еще столько же, получил высшее одобрение от господина, и ему отдано было в управление десять городов; рабу, сделавшему приобретение на вверенные ему пять мин еще столько же, было отдано в управление пять городов; третий же раб, который не потрудился ничего приобрести на вверенную ему одну мину, а предпочел успокоиться и зарыл ее в землю, навлек на себя гнев господина и лишен был и этой единственной мины. Равным образом в подобной притче в Евангелии от Матфея [9] потрудившийся над преумножением имущества господина удостоился высшей похвалы от него: «Хорошо, добрый и верный раб! В малом ты был верен; над многим тебя поставлю: войди в радость господина твоего». Всё это ясно указывает на то, что от нас потребуется напряженный труд в исполнении поручений Владыки Царства Небесного. И как возвышенна самая мысль о том, что некогда, освободившись от всех обременений теперешнего земного тела, обладая совершеннейшими способностями тела, прославленного, чуждого всяких греховных немощей, мы в состоянии будем всю полноту своих чистейших и лучших сил всецело и без малейшей тени себялюбия посвятить на служение Богу, беспрекословно исполнять Его святую волю! Если уже здесь нас охватывает безграничная радость, когда нам, вопреки всем и внутренним, и внешним препятствиям, удается совершить какое-либо истинно доброе дело, полезное людям и благоугодное Богу, то какое блаженство будем испытывать мы, когда получим возможность постоянно и вечно совершать такие дела, только ими и наполнять свою жизнь! Такой труд будет истинным блаженством для трудящихся. В св. Писании не определяется с точностью, в чем будет состоять этот труд; но, конечно, он будет состоять именно в труде для Бога, в труде по бесконечному созиданию Его Царства. Когда мы с своей крохотной земли смотрим на бесчисленные рои звезд и пытаемся мысленно проникнуть в эти загадочные для нас лиры, то нас невольно объемлет трепет сознания вечности, неизмеримо превосходящей узкие пределы пространства и времени. И вот в этих неизмеримых мирах, быть может, и заключается то бесконечное поприще для высшего духовного труда, который предстоит нам исполнять в будущей жизни во славу Превечного Творца и Вседержителя, все их содержащего дланию Своего всемогущества.

И когда мы войдем в свое будущее жилище и сделаемся полноправными гражданами Царства Небесного, то сколько тайн, откроется пред нашим умственным кругозором, уже не стесняемым ни слепотою неверия, ни ограниченность полуверия! Все тайны природы и духа будут открыты нам, и все недоумения, который здесь, на земле, возникали вследствие ограниченности наших способностей, найдут себе полнейшее разрешение в высших законах бытия и весь мира будет представлять собою ту чудную гармонию, какою только он и должен быть как совершеннейшее создание всесовершенного Творца. Как же не стремиться в это Царство, дающее столь богатые обетования всякому разумному, духовно возвышенному существу, каким должен быть человек! Недаром величайший просветитель человечества ап. Павел молился и воздыхал, желая поскорее сложить с себя свое бренное земное тело и облечься в нетление, т.е. перейти в загробную истинную жизнь, о которой написано: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» [10]. Но этот град Божий окружен высокой недоступной стеной и имеет двенадцать ворот со стерегущими их двенадцатью ангелами [11]. Кто же открыл нам вход в этот славный град Божий? Никто иной, как только со славою

ВОСКРЕСШИЙ ХРИСТОС.


Источник: Воскресение Христово как величайшее и достовернейшее из чудес. Апологетический тракт. Петроградъ, бесплатное приложение к духовному журналу "Странник" за 1903 год.


Примечания

[1] 1 Кор. 15 гл.

[2] 2 Кор. 5, 1

[3] Рим. 6, 4 и сл. Ср. также 1 Фес. 4, 14; Фил. 3, 10 и 11; 1 Петр. 1, 3 и 4.

[4] Мф. 22, 29–33.

[5] См., напр., Ин. 5, 24–29; 6, 47–54; 11, 25; 14, 2–8, 19.

[6] Откр. 14, 13.

[7] Евр. 4, 10 и др.

[8] Лк. 19, 16 и 17.

[9] Мф. 25, 14 и сл.

[10] Кор. 2, 9.

[11] 1 Откр. 21, 12.


28 Апреля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...