Влияние Святой Горы Афон на формирование духовных традиций Свято-Троицкой Сергиевой Лавры и Гефсиманского скита

Влияние Святой Горы Афон на формирование духовных традиций Свято-Троицкой Сергиевой Лавры и Гефсиманского скита

Статья посвящена комплексному исследованию многогранных связей афонских монастырей и Лавры, на основе архивных данных анализируются взаимовлияния обителей на формирование духовной жизни. Основное внимание сконцентрировано на преемственности аскетических традиций Святого Афона Лаврой и Гефсиманским скитом.

Русская Земля, с момента своего просвещения Святым Крещением, приобретает духовные ориентиры своего развития. Тремя основными духовными и мистическими центрами, притягивающими внимание вновь просвещенного народа, становятся: Святая Земля, Царьград (Константинополь) и Святая Гора Афон. Святой Афон, прославленный строгим аскетизмом своих насельников, явился ориентиром в построении духовной жизни русских обителей, в том числе и Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

В настоящей работе мы ограничимся рассмотрением влияния Святой Горы на духовную жизнь русских обителей на примере Свято-Троицкой Сергиевой Лавры и одного из ее центров старчества - Гефсиманского скита. Рассмотрение связи и взаимовлияния монашеских обителей Афона и России неслучайно, так как сама русская монашеская традиция является отростком афонского монашества, с Божией помощью перенесенным на Русь и давшим благодатные плоды.

Начало русской монашеской традиции было положено благословением старцев Афона иноку Антонию (прп. Антонию Печерскому, † 1073) вернуться на родину для основания монастыря. По прибытии прп. Антония на Русь основывается Киево-Печерский монастырь, известный в дальнейшем во всем мире как Лавра в честь Успения Пресвятой Богородицы. В возведении Великой Успенской церкви обители можно увидеть и мистическую связь двух монашеских традиций, положившую начало воззрения на Святую Русь как Удел Царицы Небесной, каким является и Святая Гора. Этим была установлена прочная связь монашеских традиций, которая с веками только упрочнялась и стала двусторонней, поскольку не только Святой Афон являлся для русских монастырей источником традиций, но и окрепшее православие Руси стало оказывать не только материальную помощь афонским монастырям, но и явилось источником пополнения братии монастырей Святой Горы.

Не была исключением и образованная в XIV в. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, ставшая главным духовным центром Русской православной церкви и всей Руси, которой принадлежала особая роль в углублении афоно-русских взаимосвязей. Духовная связь русской обители и Святой Горы была положена самим основателем Лавры прп. Сергием Радонежским (†1392), продолжена и расширена его учениками. Вновь основанный монастырь становится центром старчества и исихазма (безмолвия), основатель которого сам «Божественныя сладости безмолвиа вкусив». Сам прп. Сергий Радонежский не посетил Афонских монастырей лично, о чем свидетельствует его агиограф прп. Епифаний Премудрый († после 1443?): «Не взыска (прп. Сергий - Е. Б.) царствующего града, ни Святыя Горы или Иерусалима...». Тем не менее духовная связь преподобного Сергия и Святого Афона была установлена посредством духовных детей и собеседников. Например, свт. Алексий Московский, чудотворец († 1378), духовный друг и собеседник прп. Сергия был близок Патриархам Константинопольским – Каллисту I († 1363/64?), ученику прп. Григория Синаита (†1346), и свт. Филофею Коккину († 1377/79?), духовному сыну свт. Григория Паламы (†1359), что способствовало восприятию опыта старческого окормления и безмолвия, который был сохранен и приумножен на Афонской Горе Святыми Отцами. Да и сами насельники афонских монастырей были наслышаны о подвигах Радонежского Чудотворца Сергия, о чем нам свидетельствуют прп. Епифаний и русские летописи. Прп. Сергий большое внимание уделял собиранию и переписыванию творений Святых Отцов, их житий, многие из которых были приобретены на Афонской Горе – хранительнице древних рукописей и дошли до наших дней, среди которых содержатся творения прпп. аввы Дорофея, Симеона Нового Богослова, Григория Синаита, Филофея Синаита и многих других подвижников благочестия, в полной мере раскрывающих идеи старческого окормления и исихазма. Продолжили дело своего Аввы Сергия и его ученики. Так, прп. Афанасий Высоцкий Старший († приблиз. 1412) составляет «Око церковное», ставшее общеупотребительным Уставом Русской Православной Церкви, которое явилось переводом как с греческих Типиков, так и включало в себя редакцию, выполненную Патриархом Филофеем на Святом Афоне. Рукопись, присланная на Русь в 1401 г., была скопирована в том числе и в Троице-Сергиевом монастыре. Продолжается русскими иноками переписывание и других книг афонских библиотек.

Среди учеников прп. Сергия Радонежского, посетивших Святой Афон, был прп. Епифаний Премудрый, духовник Троице-Сергиева монастыря и агиограф своего наставника. Посещение им Афона состоялось во второй половине XIV – начале XV в., по возвращении же его со Святой Горы в Троице-Сергиевом монастыре активизировалась работа переписчиков, пополнявших монастырскую библиотеку святоотеческими творениями.

В 1419-22 гг. совершил паломничество в Царьград, Иерусалим и Афон иеродиакон Троице-Сергиева монастыря Зосима († 1-я пол. XV в.), автор повествования о своем паломничестве: «Книга, глаголемая Ксенос, сиречь Странник, списанный Зосимом диаконом о русском пути до Царяграда и от Царяграда до Иерусалима».

Среди насельников обители были и воспитанники святогорских монастырей. Среди наиболее известных можно отметить Пахомия Серба (Логофета) († после 1484) и прп. Максима Грека († 1556). Иеромонах, ученый Пахомий Серб в 1440 г. приходит в Московское княжество и около двадцати лет подвизается в Троицком Сергиевом монастыре, где его занятием является составление житий и списывание книг. Прп. Максим Грек более десяти лет подвизался в Ватопедском монастыре Афона. Прибыв в Московское княжество в 1518 г., прп. Максим занимается переводом духовных книг, редактированием и правкой богослужебных текстов, оставил после себя многочисленные богословские, духовно-нравственные, богослужебные, апологетические сочинения. В Троице-Сергиевом монастыре преподобный подвизался с 1551 г. до своего преставления.

Много потрудились для духовного сближения обители прп. Сергия и подчиненных ей скитов и пустыней со Святой Горой Афон настоятели и наместники Свято-Троицкого Сергиева монастыря (с 1744 г. удостоен почетного титула Лавры). Так, в одном из патристических сборников указано, что он написан на Афоне в 1431 г. Афанасием Русином по распоряжению игумена Зиновия, настоятеля Троице-Сергиева монастыря. В сборник включено как часть житие прп. Сергия Радонежского. Много потрудился для установления духовного единства обителей наместник Лавры прп. Антоний Медведев († 1877) – устроитель духовной жизни Троице-Сергиевой Лавры и Гефсиманского скита. Устав Гефсиманского скита составлялся по образу Уставов афонских монастырей. Как и на Святой Горе, духовная жизнь Гефсиманского скита была сосредоточена на богослужении, молитве, послушании и старческом окормлении. Прп. Антоний вел также и переписку с насельниками святогорских монастырей.

Большой вклад в развитие и упрочение духовных связей афонских монастырей и обители прп. Сергия внес наместник Лавры архимандрит Леонид (Кавелин, † 1891). Знакомство с традицией афонского аскетизма у о. Леонида произошло при духовном окормлении его подвижниками благочестия Козельской Введенской Оптиной пустыни, преемниками афонской традиции старчества. Не малую роль в ознакомлении с монашеской жизнью Афона сыграло его участие в работе по переводу творений Отцов Церкви, в частности по переработке творений афонских подвижников. Первое посещение им Святой Горы состоялось в 1859 г., еще четыре продолжительных пребывания на Афоне были в 1865-69 гг. За время посещений афонских обителей у о. Леонида складывается впечатление о Святом Афоне как о месте, удобном для духовного роста, зарождается почитание афонских традиций, здесь он приобретает наставников и духовных друзей в лице старцев. Особенно его привлекали частое приобщение Святых Христовых Таин и предшествовавшие ему исповедь и откровение помыслов. Архимандрит Леонид пишет свт. митрополиту Филарету Дроздову († 1877): «...Причащение Св. Христовых Таин однажды в неделю обязательно для всего братства, а некоторые старцы причащаются и двукратно в седмицу. А как причащению всегда предшествует исповедь, то самая необходимость бывать на ней еженедельно побуждает к самоуглублению, и по замечанию старцев, для немощных служит спасительной уздою, поддерживает внимание к себе и в таких, которые склонны к некоторой беспечности...». Возгорев желанием остаться на Афоне и принять схиму, о. Леонид неоднократно обращается к священноначалию с прошением о переводе его в одну из афонских обителей. Несмотря на полученные отказы, о. архимандрит сохраняет любовь к Святой Горе и ее традиции старчества, что находит выражение в его научных трудах, посвященных монашеству Афона. Переписка же с афонскими старцами будет поддерживаться им до конца жизни. Полученные на Афоне знания духовной жизни о. Леонид применял в дальнейшем в руководстве Троице-Сергиевой Лаврой и Гефсиманским скитом, ревностно защищал старчество, всесторонне способствовал его укреплению.

Духовная связь со Святой Горой была установлена и подчиненными Свято-Троицкой Сергиевой Лавре обителями, которую можно проследить на примере основанного в конце первой половины XIX в. Гефсиманского скита. Его отцы-основатели много позаботились о создании в скиту подвижнического духа, общего жития и старчества. Старчество рассматривалось ими как основа духовной жизни монастыря, было приложено много усилий для передачи духовного наследия от духовного отца к сыну и от учителя к ученику. Одним из примеров для создания условий существования старчества явилось русское старчество Афона. Несколько лет спустя после основания скита, в 1852 г., в нем вводится форма схимы «Как такия же точно употребляются и в Святой Горе Афонской».

Упрочением духовно-мистической связи российских и афонских обителей было почитание Афона и России как Уделов Пресвятой Богородицы. Все известные афонские чудотворные образы Божией Матери были особо почитаемы на Руси с момента просвещения ее Святым Крещением, множественные копии икон разошлись по русским монастырям. Прп. Варнава Гефсиманский, великий старец Гефсиманского скита, имел особенное внутреннее расположение к образу Божией Матери, известному как Иверская икона.

Насельники Гефсиманского скита поддерживали духовные отношения с афонскими монахами, а некоторые из постриженников Святого Афона перешли в скит, ища спасения души и неся с собой традиции Святой Горы, например монах Парфений (в миру – Петр Агеев), игумен Иоиль (в миру Иван Иванов), иеромонах Иеремия (в миру – Иван Турбин) и другие.

Нередки были среди насельников скита многолетние паломничества в афонские обители, где они могли ознакомиться с традициями духовной жизни, старчества. В 1868-69 гг. осуществилась давняя мечта старца Гефсиманского скита Аввы Исидора Козина († 1908) посетить Афон. И только за отсутствием средств на приобретение личной келии (как это было принято в афонских монастырях) иеромонаху Исидору пришлось оставить «монашеское государство» и вернуться на родину в Россию. В 1857 г. двухлетнее паломничество на Святую Гору совершил рясофорный послушник Филипп Экельн, а с 1859 г., сроком на три года, монах Тихон.

Были и переходы насельников скита в обители Святого Афона, например, был переведен в монастырь Святого Пантелеимона рясофорный послушник Макарий Сычевский, впоследствии принявший монашество в новой обители с именем Мелетий, что служило прочности духовных взаимосвязей двух центров старчества.

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

Между Святой Горой Афон и Свято-Троицкой Сергиевой Лаврой, с момента ее основания, установились прочные духовные связи посредством:

1) мистической связи двух монашеских традиций на основе воззрения на Святую Русь как Удел Царицы Небесной, каким является и Святая Г ора;

2) духовного общения насельников Лавры и обителей Афона. Здесь можно отметить личное общение при паломничестве, переходе иноков из афонских обителей в Лавру и подчиненные ей обители и обратный процесс. Причем, это общение охватывало всех иноков, начиная с послушников и заканчивая настоятелями и наместниками обителей. Духовное общение существовало и на уровне переписки иноков;

3) пополнения библиотеки Лавры творениями Отцов Церкви, получаемыми со Святого Афона, хранителя большого числа рукописей святоотеческого наследия;

4) положения в основу уставов российских монастырей, в том числе Свято-Троицкой Сергиевой Лавры и Гефсиманского скита, устава афонских обителей. При этом старчество явилось одной из основ обителей Афона, традиции которого были перенесены в Лавру и Гефсиманский скит. Заимствование традиций происходило и при духовном общении насельников Лавры и скита с воспитанниками обителей, в которых принят и сохранен опыт афонского старчества, например Козельской Введенской Оптиной пустыни.

Е. Н. Богачев

Источник: Манускрипт: рецензир. науч. ежемес. журнал откр. доступа. Тамбов: Грамота, 2017. - № 2 (76). - C. 42-44.


11 Мая 2020

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.

Новая паперть Успенского собора
Новая паперть Успенского собора

28 июня (н. ст.) 1781 года началась разборка старой паперти перед Успенским собором. Ее планировалось заменить каменным крыльцом в соответствии с фасадом, утвержденным владыкой Платоном. Строительство крыльца завершилось в сентябре того же года

В память о спасении императора
В память о спасении императора

28 июня (н. ст.) 1868 года наместник Лавры архимандрит Антоний освятил устроенный в Вифании при митрополичьих покоях домовый храм в честь Нерукотворенного Спасова образа. Надпись над входом гласит: «Устроися храм Всемилостивого Спаса в память двукратного дивного сохранения от опасности Государя Императора Александра Николаевича 1866 г. Апреля 4-го и 1887 г. Мая 25-го дня».

Пожар в Деулине
Пожар в Деулине

15 (27) июня 1865 года в селе Деулино сгорела деревянная церковь во имя преподобного Сергия Радонежского. Она была сооружена в 1619–1620 годах архимандритом Троицкого монастыря преподобным Дионисием (Зобниновским) в память заключенного в селе в 1618 году перемирия между Россией и Польшей.