Вечерня Великой Пятницы

Священник Геннадий Орлов

Снятие со креста и погребение пречистого и живоносного тела Господа нашего Иисуса Христа Иосифом и Никодимом последовало, по указанию евангелиста, уже позде бывшу (Мк. 15, 42). Поэтому и вечернее богослужение установлено совершать в этот день «о десятом часе дня», то есть в четыре часа пополудни. Оно прославляет и ублажает страдания, смерть и погребение Спасителя. В первые века христианства Святая и Великая Пятница называлась Пасхой Распятия или Пасхой крестной, по слову апостола Павла: ибо Пасха наша за ны пожрен бысть Христос (1 Кор. 5, 7). Лишь со II века начала отделяться от этой Пасхи Пасха Воскресения, Пасха общего торжества и радости.


Снятие с креста. Икона середины XVI века. 

На вечернем богослужении Церковь вспоминает уже совершившиеся и прославившие Господа спасительные Его страдания и смерть. Первые же песнопения вечерни переносят нас к событиям, происходившим на Голгофе. «Страшное и преславное таинство днесь действуемо зрится: Неосязаемый удержавается; вяжется разрешаяй Адама от клятвы; испытуяй сердца и утробы неправедно испытуется: в темнице затворяется, Иже бездну Затворивый; Пилату предстоит, Емуже трепетом предстоят Небесные силы; заушается рукою создания Создатель; на древо осуждается Судяй живым и мертвым; во гробе заключается Разоритель ада»[1] (ТП. Л. 461).

Стихиры на Господи воззвах содержат две основные мысли: прославление крестных страданий Спасителя как величайшего и в своем существе непостижимого чуда и изображение страданий Божией Матери, Которою уготованы для верующих драгоценное тело и животворящая Кровь Господа. На примере Богоматери Святая Церковь преподает нам очень важный урок: «Подобно тому, как Бог Отец посылает невещественного Сына и Слово, рожденное Им без матери, для спасения на землю, так и Мать Богочеловека отдает на заклание единородного и единственного Сына Своего первенца, рожденного Ею без отца. Бог Отец дает пример полной противоположности грешникам, готовым погубить весь мир, чтобы дать детям своим грешное и преходящее плотское “счастье”. По примеру Бога Отца, всевышнего Владыки, поступает и осененная Его славой Божия Матерь: Она отдает на распятие и в снедь верным возлюбленного Сына Своего — в противоположность другим матерям, готовым для грешного плотского счастья детей своих отдавать им на жестокое растерзание и съедение плоть и кровь “чужих”. Для Бога и Божией Матери нет чужих. Через сказанное со креста слово: Жено, се, сын Твой и Се, Мати твоя (Ин. 19, 26–27) — усыновлено Ею все верующее в Нее человечество»[2].

На входе с Евангелием возглашается прокимен: Разделиша ризы моя себе, и о одежди моей меташа жребий (Пс.21, 19) со стихом: Боже, Боже мой, вонми ми, вскую оставил мя еси? [3] (Пс. 21, 2). Последний предсмертный возглас Сына Божия, умиравшего на кресте, пронзает наше сердце нестерпимой болью: Боже, Боже Мой, вонми Ми, вскую оставил Мя еси. Сын Божий был оставлен Своим Небесным Отцом. Богооставленность Его полна великого трагизма. Все это должно напоминать нам, как страдал и что перенес Господь ради нас. Эти муки должен был пройти каждый человек, каждый из нас, но Спаситель все мучение и всю смерть взял на Себя — ради всех нас, ради меня. Можем ли мы сознательно грешить после того, что сделал Бог ради нас, можем ли мы сознательно нарушать постановления Божии и противиться Его святой воле? Конечно же нет!..

На паремиях восстают перед нами ветхозаветные праведники: Моисей, молящийся за преступный народ израильский, как прообраз Великого Ходатая за весь род человеческий (см.: Исх.33, 11–23), и Иов, после лишений и страданий своих увенчанный великими милостями Божиими и прообразующий Божественного Страдальца, страданиями восшедшего в славу Свою и возвратившего нас к Богу (см.: Иов. 42, 12–16). В третьем чтении из Ветхого Завета пророк Исаия, снова описывая страдания Христовы, говорит уже и о Его прославлении: Тако глаголет Господь: <…> се, уразумеет Отрок Мой и вознесется и прославится зело. Якоже ужаснутся о Тебе мнози <…> Тако удивятся языцы мнози о Нем, и заградят царие уста своя. Яко, имже не возвестися о Нем, узрят, и иже не слышаша, уразумеют [4] (Ис. 52, 4, 13–15).

После пророчески прообразовательного прокимна: «Положиша Мя в рове преисподнем, в темных и сени смертней»[5] (ТП. Л. 463), также взятого из жизни ветхозаветного праведника Иосифа Прекрасного, читается апостольское слово о Кресте как силе и славе христиан: Мы же проповедуем Христа распята, иудеем убо соблазн, еллином же безумие; самем же званным иудеем же и еллином Христа, Божию силу и Божию премудрость [6](1 Кор. 1, 23–24). Смысл этого чтения заключается в признании ничтожества мирской, сугубо человеческой мудрости перед распятым Богочеловеком, «Божией силой и Божией премудростью».

Далее читается Евангелие, составленное из повествований разных евангелистов, в котором повторяется и сосредотачивается все важнейшее, что сказано в Евангелии о страданиях и смерти Господа Спасителя. Это евангельское чтение принято слушать с зажженными свечами. В следующей за ним стихире изображается Иосиф Аримафейский, снимающий пречистое тело Господне с креста. И непосредственно за этим раздается стих: Господь воцарися, в лепоту облечеся [7]. Господь воцаряется, и «ад всесмехливый» (следующая стихира) при виде Его ужасается: затворы его сокрушаются, гробы отверзаются и мертвые восстают радуясь. Этому таинственному снисхождению Господа во ад и прославлению Его и посвящены 2-я и 3-я стихиры. Получив таким образом назидание, верующие призываются вновь следовать за Спасителем, распятым, но страшным для сил ада.

Последняя стихира от горних высот и из адской преисподней приводит нас снова ко гробу нашего Спасителя. Святая Церковь как бы мысленно переносит нас в то время и в то место, где происходили эти священные события нашего спасения — на Голгофу и в сад Иосифа Аримафейского, подготавливая нас пением умилительной стихиры: «Тебе одеющагося светом яко ризою, снем Иосиф с древа с Никодимом, и видев мертва нага непогребена, благосердный плач восприим, рыдая глаголаше: увы мне Сладчайший Иисусе, Егоже вмале солнце на кресте висима узревшее мраком облагашеся, и земля страхом колебашеся, и раздирашеся церковная завеса: но се ныне вижу Тя, мене ради волею подъемша смерть. Како погребу Тя Боже мой, или какою плащаницею обвию; коима ли рукама прикоснуся нетленному Твоему телу, или кия песни воспою Твоему исходу Щедре; величаю страсти Твоя, песнословлю и погребение твое со воскресением, зовый: Господи, слава Тебе»[8] (ТП. Л. 464). В этих стихирах, заканчивающих Великий Пяток и начинающих Великую Субботу, уже слышны и события наступающего дня: пребывание Христа плотью во гробе, душой же во аде и победа над ним: «Егда во гробе плотски хотя заключился еси, иже естеством Божества пребываяй неописанный, и неопределенный, смерти заключил еси сокровища, и адова вся истощил еси, Христе, царствия; тогда и субботу сию Божественнаго благословения и славы, и Твоея светлости сподобил еси» (ТП. Л. 463–464).

По окончании этих песнопений, перед выносом Плащаницы, изображающим снятие умершего Богочеловека со креста и положение Его во гроб, поется или читается предсмертная песнь праведного Симеона Богоприимца, предрекшего Пречистой Богоматери и тот страшный час, когда душу Ее «пройдет оружие».

После этого при пении тропаря «Благообразный Иосиф» священнослужители, сопровождаемые мирянами (изображающими Иосифа с Никодимом), поднимают Плащаницу с Престола и выносят ее на средину церкви. Во время выноса Плащаницы хор поет тропарь: «Благообразный Иосиф с древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонями во гробе нове покрыв, положи» [9] (ТП. Л. 464) [10]. По окончании этого песнопения совершается целование Плащаницы, вокруг которой уже зрится веяние ангельских крыл: «Мироносицам женам при гробе представ ангел вопияше: мира мертвым суть прилична, Христос же истления явися чуждь» [11] (ТП. Л. 464).

Господь положен во гроб. Место казни опустело. Ученики, кроме возлюбленного Иоанна, рассеялись в страхе. И сейчас, как бы восполняя то, о чем умолчало евангельское повествование, Церковь на малом повечерии, которое принято совершать сразу же после вечерни, предлагает своим чадам канон «О распятии Господни, и на плач Пресвятыя Богородицы», творение Симеона Логофета. Богочеловек Иисус Христос во время Своих внутренних страданий скорбел так глубоко, что явился ангел для укрепления Его (см.: Лк.22, 43). Владыка жизни и смерти говорил ученикам Своим: Прискорбна есть душа Моя до смерти (Мф. 26, 38). Жены, сопровождавшие Господа на Голгофу, так горько плакали и рыдали, что страждущий Господь утешал их:Дщери иерусалимски, не плачитеся о Мне, обаче себе плачите и чад ваших(Лк. 23, 28). Могла ли Пресвятая Дева Мария оставаться равнодушною и спокойною, взирая на невыразимо ужасные мучения Своего Сына? В это страшное время во всей силе исполнилось над Нею пророчество Праведного Симеона Богоприимца, произнесенное им еще во дни младенчества Ее Божественного Сына: и Тебе же Самой душу пройдет оружие (Лк. 2, 35) — оружие неизреченной скорби и печали. Эту глубочайшую скорбь и плач Божией Матери и выразил Симеон Логофет в каноне повечерия Великой Пятницы. В тропарях этого канона Святая Церковь влагает в пречистые уста Богоматери скорбные слова, которые могли исходить только из глубины уязвленного материнского сердца при виде Сына и Бога, «к заколению влекома», а потом — «мертва и бездыханна»: «Камо идеши, Чадо, чесо ради скорое течение совершаеши? Еда другий брак паки есть в Кане?.. иду ли с Тобою, Чадо, или паче пожду Тебе? Даждь ми слово, Слове, не молча мимоиди Мене чисту соблюдый Мя: Ты бо еси Сын и Бог Мой» (ТП. Л. 466).

«Вижду Тя ныне, возлюбленное Мое Чадо и любимое, на кресте висяща, и уязвляюся горько сердцем», ибо «Ныне Моего чаяния, радости и веселия, Сына Моего и Господа лишена бых. Увы Мне, болезную сердцем» (ТП. Л. 464).

В Евангелии мало сказано о страданиях Божией Матери при кресте. При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина (Ин. 19, 25). И все. Только по словам усыновления любимому ученику, которому поручалась Богородица: Жено, се, сын Твой (Ин.19, 26), видно, какую скорбь Богородица терпела, лишавшаяся со Своим Сыном всего. Большего сказать евангелист, всецело поглощенный центральным образом Христа, не мог. Но и в том, что им сказано, скрыта глубина страдания Приснодевы.

Божия Матерь хотя и видела Сына Своего умершим на кресте и по-человечески терзалась, но, как когда-то в Кане Галилейской, верила в Божественность Своего Сына: «Душевную Мою язву ныне исцели, Чадо Мое, Пречистая вопияше слезящи: воскресни, и утоли Мою болезнь и печаль, можеши бо Владыко, елико хощеши, и твориши, аще и погреблся еси волею» (ТП. Л. 466–467). И в самом конце канона, который весь является монологом Божией Матери, слышится ответ Ее Божественного Сына: «О како утаилася Тебе есть бездна щедрот, Матери в тайне изрече Господь; тварь бо Мою хотя спасти, изволих умрети. Но и воскресну, и Тебе возвеличу, яко Бог небесе и земли» (ТП. Л. 467). Услышав «в тайне» этот ответ, Приснодева восклицает: «Воспою милосерде Твое Человеколюбче: и покланяюся богатству милости Твоея Владыко: создание бо Твое хотя спасти, смерть подъял еси, рече Пречистая, но воскресением Твоим Спасе, помилуй всех нас» (ТП. Л. 467). Этой таинственной беседой Сына и Матери заканчивается канон. Заканчивается и повечерие, а вместе с ним и богослужения Великого Пятка.


Источник: Свящ. Г. Орлов. Нравственный смысл песнопений Страстной седмицы. - М.: «Артос-Медиа», 2009.


Примечания


[1] «Страшная и невероятная тайна сегодня видимо совершается: Неосязаемый задерживается, связывается Освобождающий Адама от проклятия, Испытующий сердца и сокровенные мысли подвергается неправедному допросу, в темнице замыкается Замкнувший бездну ада, Пилату предстоит Тот, Кому с трепетом предстоят Небесные Силы, Создатель истязается рукой создания (Своего), к распятию приговаривается Судящий живых и мертвых, во гроб полагается Победитель ада».

[2] Ильин В. Н. Указ. соч. С. 66.

[3] «…Боже Мой, услышь Меня! Почему Ты Меня оставил?».

[4] «Так говорит Господь: “Вот, раб Мой будет благоуспешен, и возвысится, и возвеличится”. (…) Так многие народы приведет Он в изумление; цари закроют пред Ним уста свои, ибо они увидят то, о чем не было говорено им, и узнают то, чего не слыхали».

[5] «Поместили Меня в глубины ада, с людьми, осужденными на муки».

[6] «А мы проповедуем Христа распятого, для иудеев соблазн, а для язычников безумие, для самих же призванных, иудеев и язычников, Христа — Божию силу и Божию премудрость».

[7] «Царствует Господь, облечен великолепием».

[8] «Тебя, одевающегося светом, как одеждою, Иосиф с Никодимом, сняв с Креста и видя мертвым, нагим, непогребенным, в глубоком сострадании заплакал и рыдая говорил: “Горе мне, дражайший Иисусе! Солнце не смогло долго смотреть на Тебя, висящего на Кресте, и вскоре померкло, и земля от страха задрожала, и разодралась церковная завеса. Но вот теперь я вижу Тебя добровольно ради меня принявшим смерть. Как я буду погребать Тебя, Боже мой? Какой плащаницей обовью? Какими руками прикоснусь к Твоему нетленному телу? Какие песни буду петь я на кончину Твою, Милосердный? Я прославляю страдания Твои и воспеваю погребение Твое (вместе) с Воскресением, восклицая: Господи, слава Тебе!”».

[9] «Именитый Иосиф, сняв с Креста пречистое Твое Тело, обвив (Его) чистой плащаницей и умастив благовониями, положил в новом гробе».

[10] Тропарь “Благообразный Иосиф” произносится тайно священником в алтаре после великого входа на каждой литургии святителя Иоанна Златоуста и Василия Великого, так как великий вход означает Крестный вход Спасителя, а поставление Даров на престоле и покрытие их воздухом — погребение Его».

[11] «Ангел, представ у гроба женам-мироносицам, возгласил: “Миро (подобает) приносить мертвым, но Христос оказался чуждым тления”».



26 Апреля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Дом культуры в здании лаврской трапезной
Дом культуры в здании лаврской трапезной

7 апреля 1931 года Загорский райисполком одобрил решение Президиума Горсовета об организации районного Дома культуры в здании лаврской трапезной, занятой краеведческим музеем.

Троице-Сергиеву Лавру посетила супруга английского премьер-министра Уинстона Черчилля
Троице-Сергиеву Лавру посетила супруга английского премьер-министра Уинстона Черчилля

6 апреля 1945 года Троице-Сергиеву Лавру посетила супруга английского премьер-министра Уинстона Черчилля - Клементина Огилви Спенсер-Черчилль, баронесса Спенсер-Черчилль.



Вместо Академии – курсы
Вместо Академии – курсы
В начале апреля 1919 года новая советская власть распустила Московскую духовную академию. В ее стенах разместились электротехнические курсы. Покровский храм был закрыт и опечатан, а его причт переведен в Пятницкую церковь.
Забота императора Павла I Петровича о Троицкой семинарии
Забота императора Павла I Петровича о Троицкой семинарии

4 апреля (н. ст.) 1797 года Павел I Петрович издал указ об учреждении больницы при Троицкой семинарии и пожертвовал на ее содержание 2000 руб. Он также выделил 2100 руб. семинаристам.

Кощунственный приказ
Кощунственный приказ

Несмотря на просьбу Патриарха Тихона, 4 апреля 1919 года Московский губисполком утвердил решение Сергиевского совета депутатов от 1 апреля 1919 года о вскрытии мощей преподобного Сергия.