Церковно-историческая школа Московской духовной академии

Церковно-историческая школа Московской духовной академии

А.П. Жамков

В летопись Московской духовной академии заслуженно включены ведущие специалисты своего времени в области церковной и гражданской истории — преподавате­ли, профессора архиепископ Филарет (Гумилевский), про­тоиерей Александр Горский, протоиерей Сергий Смирнов, В. О. Ключевский, Е. Е. Голубинский и др., составившие целую эпоху. Трудами этих замечательных людей происходило ста­новление русский церковно-исторической школы, углубление историзма в отечественных трудах по патрологии и догмати­ческому богословию, формирование научно-богословского мировоззрения многих видных специалистов и ученых до­революционной школы.

Архиепископ Филарет (Гумилевский; 1812-1866)

Крупный церковный историк, в миру Дмитрий Григорьевич Конобеевский, родился в селе Конобеево. Впоследствии, будучи семинаристом, видимо, за свой малый рост и смире­ние получил новую фамилию — Гумилевский [1], а в 1830 году одновременно с окончанием Московской духовной академии принял монашество с именем Филарет. Он единственный, кто в годы управления Московской епархией святителем Филаретом (Дроздовым) получил при постриге такое же имя. Перед постригом Дмитрий Гумилевский проходил монаше­ский искус под руководством опытного монаха, но затосковал и бежал. Митрополиту Филарету донесли об этом происше­ствии. Вскоре Гумилевский был обнаружен в трактире. Однако мудрый московский архипастырь повелел не сообщать про­винившемуся юноше о том, что ему все известно. Постриг был совершен, и в дальнейшем святитель Филарет Московский неизменно покровительствовал Филарету (Гумилевскому), или Малому, как его стали называть. По завершении акаде­мического курса молодой инок был оставлен при академии бакалавром церковной истории. Преподавал он этот предмет всего лишь полтора года, однако любовь к нему пронес через всю жизнь, умел заинтересовать своими лекциями студентов. Он и сам так увлекался, что забывал, порой, обо всем, даже о собственных лекциях, так что студенты должны были бежать за ним. Вскоре Филарет стал инспектором, затем и ректором Московской духовной академии. Исполняя ректорское по­слушание, Филарет основал при академии общепризнан­ный впоследствии журнал — «Прибавление к творениям святых отцов». В его ректорство также был построен новый учебно-административный корпус академии. Между про­чим, именно по его предложению, во изменение Высочайше утвержденного проекта этого здания, здесь была устроена со­хранившаяся доныне чугунная лестница. С 1847 года Филарет (Гумилевский), уже в сане архиерея, занимает последовательно кафедры Рижскую, Харьковскую и, наконец, Черниговскую. В 1860 году становится доктором богословия. Его заслуги признают в нескольких ученых обществах, почетным членом которых он становится.

img021.jpg

Архиепископ Филарет (Гумилевский)

Архиепископ Филарет был очень плодовитым писате­лем. Он является автором знаменитой «Истории Русской Церкви», «Догматического богословия» — трактата, в основу которого впервые в отечественной церковной науке был по­ложен исторический метод. Им составлен систематический каталог — «Отцы Церкви», во многом уже устаревший, но все же не потерявший до сих пор своей научной значимости. В 1862-1865 годах владыка издал многотомный труд «Жития русских святых», читающийся легко, но имеющий немало ошибок в датах и фактах. Во всех своих работах он явил себя настоящим исследователем, внимательно изучавшим первоисточники и стремившимся к обобщению.

«История Русской Церкви» святителя издавалась в 40-е годы XIX века отдельными томами, сильно пострадавшими от цензуры. «История» доведена до начала царствования императора Николая I. Последняя ее часть (Синодальный период) выделяется смелостью суждений и констатацией негативных фактов. По отзыву И. К. Смолича, «уже первое издание доставило автору неприятности в Святейшем Синоде, вызванные тем, что архиепископ Филарет позволил себе упрекнуть составителя «Духовного регламента» Феофана Прокоповича в протестантских симпатиях. Филарет обещал изменить свои оценки во 2-м издании, что не помешало этому последнему пролежать почти 10 лет в отделе цензуры Святейшего Синода. Оно увидело свет лишь в 1859 году, когда цензура несколько смягчилась. Предвидя эти препятствия, историк во втором издании не стал касаться деятельности Синода. Он отказался также от сколько-нибудь ответственных или критических высказываний о положении приходского духовенства или епископата, потому что и здесь историка под­стерегало немало подводных камней. Само собой разумеется, что Филарет с его строго православными взглядами не одобрял мистических увлечений и идей «всеобщего христианства», распространившихся при Александре I, поэтому о них ему пришлось умолчать. Позднее, во II томе своего «Обзора русской духовной литературы», вышедшего уже в 1862 году, владыка очень резко отзывался об этих явлениях и критиковал Феофана Прокоповича» [2].

Филарет (Гумилевский) при изложении русской цер­ковной истории придерживался ряда принципов, а именно стремился: 1) соблюдать единство предмета; 2) устанавливать причины исторических явлений; 3) опираться на источ­ники (при этом предлагалась их классификация). Вместе с тем он различал в ней пять периодов и, рассматривая каждый, последовательно акцентировал свое внимание на пяти темах: 1) распространении христианства; 2) учении; 3) богослужении; 4) церковном правлении; 5) христианской жизни. Подобная рубрикация, впоследствии заимствован­ная при написании исторических трудов профессорами других духовных академий, с одной стороны, помогала лучше ориентироваться в изложении, с другой, — делала его излишне дробным. Повествования о некоторых событиях и лицах под пером историка по причине указанного тематиче­ского разделения искусственно разрубались или усекались. Например, в его «Истории» мало сказано о христианстве до святого князя Владимира, совсем ничего не говорится о русском язычестве, много места уделено полемике. В част­ности, резко критикуются решения Стоглавого Собора, критически оценивается период патриаршества в целом и особенно неодобрительно — личность и деятельность патриарха Никона.

Несомненное достоинство «Истории» Филарета (Гумилевского) — большое количество использованных им рукописных материалов, широкий круг научной литературы и наличие попутных примечаний.

Профессор Петербургской духовной академии М. О. Коялович указывает на то, что в «Истории» Филарета Гумилевского «излагаются главным образом и излагаются обстоятельно, стройно, два, так сказать, крайние проявления религиозной жизни, — самые светлые и самые мрачные. Добрые дела и злые, святые люди и грешники, раскольники, еретики выделяются ясно и отчетливо. Но та середина, из которой выходят добрые и злые люди, и праведники, и разного рода грешники, т. е. русское общество в "Истории" архиепископа Филарета отсутствует, как предмет особого, постоянного внимания и является лишь случайно, в особо выдающиеся времена, как например, во времена еретиков, жидовствовавших или во времена раскола. Вместо этого автор указывает русским идеалы в виде поучительных, назидательных заметок» [3].

Протоиерей Александр Васильевич Горский (1812-1875)

Протоиерей Александр Горский — ученик и друг преосвя­щенного Филарета (Гумилевского), который очень высоко ценил его как ученого. Горский родился в Костроме в семье профессора российской словесности и красноречия мест­ной семинарии и затем священника. С детства он был очень талантлив. В 1828 году во время ревизии Костромской семи­нарии его заметил бакалавр Московской духовной академии иеромонах Афанасий (Дроздов), рекомендовавший допустить Александра до экзамена в Московскую духовную академию.

img022.jpg

Профессор церковной истории А.В. Горский. 

Рисунок Д.И. Кастальского

В это время Горский находился еще в философском классе семинарии, а не в высшем — богословском, и ему было всего лишь 16 лет. Горский успешно выдержал экзамены и был зачислен в академию. Отец Александра не хотел его отпускать, но затем все же отпустил. В академии Александр познакомился с Димитрием Гумилевским, серьезным и благочестивым юношей. Монашеский постриг Гумилевского произвел на Горского сильнейшее впечатление. Он тоже захотел стать монахом и просил благословения родителей на постриг. Родители его выбранили и запретили принимать монашество. В 1832 году Александр Горский окончил академию со степенью магистра и был назначен профессором Церковной и "гражданской истории в Московскую духовную семинарию, которая находилась тогда в Перервинском монастыре. Здесь он также исполнял должность библиотекаря. Именно в это время началось увлечение Горского древними рукописями. В следующем году в Московской духовной академии освобо­дилось место бакалавра словесности. Горский получил пред­ложение занять эту должность. Однако родители были против возвращения Александра в академию. Сравнивая Москву и Лавру, отец Горского утверждал, что в Лавре Александра встретят: «после света — мрачность, после шума — уны­лость глухая, после людскости — дикость, после пестроты и разнообразия — односторонняя загрубелость» [4]. Однако в том же 1833 году Александр Горский был все-таки переве­ден в академию бакалавром церковной истории. В 1834 году он стал также помощником библиотекаря академической библиотеки, иеромонаха Филарета (Гумилевского), вслед за которым и сам стал библиотекарем. Горский был велико­лепным ее знатоком, мог на память указать литературу по любому вопросу, и помнил, на каких полках находятся со­ответствующие книги. В 1837 году 24-летний Горский стал экстраординарным профессором академии. Произошло это после того, как митрополит Филарет (Дроздов) во время экзамена имел полемику с Горским по целому ряду вопросов. Горский во многом не соглашался с мнением преосвященного и весьма аргументированно ему возражал. Отношения между ними вскоре сделались близкими и доверительными.

В 1830-е годы Александр Васильевич Горский подгото­вил «Историческое описание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры» — серьезный научный труд. Эта книга впервые была издана в 1842 году с изменениями, внесенными святителем Филаретом. Впоследствии «Историческое описание» из­давалось как в первоначальном, авторском варианте, так и в переработанном виде, с дополнениями. Всего книга вы­держала одиннадцать изданий.

В 1840 году Горский предпринял поездку по древним мо­настырям для изучения монастырских библиотек. Особенно плодотворным оказалось изучение библиотеки Иосифо-Волоколамского монастыря. В том же году А. В. Горский вновь просил родительского благословения на принятие монашеского пострига. Однако родители вновь решительно воспротивились. Больше Горский этот вопрос не поднимал.

Горский является автором трудов о святых отцах: Афанасии и Василии Великом, Епифании Кипрском, Феодорите Кирском. Он опубликовал также ряд жизнеопи­саний русских митрополитов: Кирилла II, свт. Петра, свт. Алексия, свт. Фотия, свт. Ионы, св. Феодосия и св. Филиппа I. Но природная скромность мешала ему полностью раскрыть свое дарование историка. Александр Васильевич стал зани­маться нейтральными предметами. Главным его сочинением является «Описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки» [5].

Протоиерей Сергий Константинович Смирнов (1818-1889)

Крупный церковный историк, ректор Московской духовной академии (1878-1886), член-корреспондент Императорской академии наук. Родился в семье московского священника. Его отец до своего рукоположения в священный сан преподавал в Вифанской духовной семинарии.

Сергей Константинович получил традиционное для детей духовенства образование — в духовном училище и семинарии. После окончания в 1840 году Московской духовной семина­рии он поступил в Московскую духовную академию, которую окончил в 1844 году. В этом же году началась его продолжи­тельная 42-летняя преподавательская деятельность в акаде­мии. Смирнов получил должность бакалавра по Кафедрам русской гражданской истории и греческого языка. С 1855 года он преподавал также историю русского раскола и полемику против него. К составлению лекций Сергей Константинович относился с большой тщательностью. Преподавание всех трех предметов, порученных ему, Смирнов поднял на новую высоту. Им составлен солидный по объему курс русской гражданской истории и не менее значительный курс лекций по истории и обличению раскола старообрядчества.

В 1845 году Сергей Константинович был удостоен степени магистра богословия за труд «Предизображение Господа нашего Иисуса Христа и Церкви Его в Ветхом Завете». В 1854 году Смирнов назначен секретарем комитета по изданию «Творений святых отцов в русском переводе» с выходящими в качестве журнала «Приложениями» к ним. Эту должность он занимал до 1871 года. В 1857 году Сергей Константинович становится экстраординарным, а в 1859 году — ординарным профессором. В 1870 году произошло преобразование Московской духовной академии по уставу 1869 года. Новый устав запрещал совмещение одним преподавателем разных предметов. Сергей Константинович по собственному желанию избрал Кафедру греческого языка. В том же году он избран инспектором академии. В 1873 году С. К. Смирнов защитил диссертацию на тему «Филологические замечания о языке новозаветном в сличении с классическим при чтении послания апостола Павла к Ефесянам» и стал доктором богословия. В 1874 году избран помощником ректора по церковно-практическому отделению. В 1875 году удостоен звания заслуженного ординарного профессора. В 1878 году Сергей Константинович рукоположен в священный сан и назначен ректором академии с возведением в сан протоиерея. Однако должность помощника ректора по церковно-практическому отделению оставалась за ним до ее упразднения в 1884 году. В 1880 году при академии было открыто Братство препо­добного Сергия для вспомоществования нуждающимся студентам. Тогда же, по предложению ректора, открылся Церковно-археологический музей, а также было возобнов­лено издание «Творений святых отцов в русском перево­де» с «Прибавлениями», прекращенное еще в 1872 году. О. Сергий до конца своего ректорства являлся редактором этого издания. В 1884 году был принят новый устав духовных академий, согласно которому ректору академии надлежало преподавать один из богословских предметов. Поэтому отец Сергий оставил преподавание греческого языка и принял Кафедру Священного Писания Нового Завета. В 1886 году отец Сергий подал прошение об увольнении со службы. Здоровье его к тому времени ухудшилось. Кроме того, и оберпрокурор Святейшего Синода К. П. Победоносцев стремил­ся к замещению административных должностей в духовных академиях монашествующими. Определением Святейшего Синода от 30 июля протоиерей Сергий Смирнов был осво­божден от должностей ректора и профессора академии. Но 1 октября того же года Московская духовная академия избрала его своим почетным членом. Последний период жизни отец Сергий провел в семейном кругу, продолжая свои научные занятия. Скончался С. К. Смирнов после быстротекущей тяжелой болезни, погребен на кладбище Московской духовной академии, на выбранном им самим месте, возле могилы протоиерея Александра Горского.

Печатное наследие протоиерея Сергия Смирнова весьма велико. Славу ему принесли, прежде всего, исследования по истории духовного образования. Первым его капитальным вкладом в развитие этой области стала «История Московской славяно-греко-латинской академии». Инициатива написа­ния этой книги принадлежала А. В. Горскому. Он же указал Смирнову источники для работы над ней. Труд, проделанный ученым, вызывает уважение уже своим объемом. Этот неболь­шой по внешнему объему, но громадный по своему содержа­нию и значению труд составлен на основании тщательного изучения не только многочисленных печатных первоисточ­ников на языках русском, немецком, французском, греческом и латинском, но главным образом рукописных: Московской духовной академии, Вифанской семинарии, Главного Архива Министерства иностранных дел, Московской Синодальной библиотеки, Архива Оружейной палаты, Императорской Публичной библиотеки, Новгородской Софийской, Хутынского и Чудовского монастырей, Архивов Московской консистории, Заиконоспасского монастыря, Святейшего Синода, Московского Сенатского, Демидовской библиотеки, графа Муравьева и некоторых других.

«История» печаталась с 1852 года в сокращенном варианте в академическом журнале «Прибавления к творениям святых отцов». В 1855 году «История» была издана отдельной книгой и вызвала весьма благожелательные отзывы. Автору было объявлено Высочайшее благоволение от имени императора. Императорская академия наук по отзыву архиепископа Филарета (Гумилевского) удостоила его Демидовской премии. Следующий труд С. К. Смирнова — «История Троицкой лаврской семинарии». Это исследование также первоначально печаталось в ПрибТСО (1861-1864), а в 1867 году вышло отдельной книгой, встретив столь же теплый прием. По высочайшему повелению автору была пожалована денежная сумма, а Академия наук присудила ему Уваровскую премию. Оба труда перед выходом в печать были прочитаны святителем Филаретом (Дроздовым) и изданы с учетом его замечаний. В 1864 году праздновалось 50-летие существования Московской духовной академии в Троице-Сергиевой Лавре. С.К.Смирнов подготовил к юбилею «Историческую записку о Московской духовной академии по случаю празднования ее 50-летия». Записка перед публикацией также редактировалась Московским митрополитом. В сокращенном виде она была прочитана автором на юбилейном торжественном акте. Третий капитальный труд С. К.Смирнова—«История Московской духовной академии до ее преобразования (1814-1870)» посвящен автором памяти святителя Филарета. Издана эта книга в 1879 году. Исследование имеет значение не только для истории Московской духовной академии, но и как материал для характеристики жизни и деятельности митрополита Филарета. За этот труд автору была объявлена Высочайшая благодарность, а Академия наук вторично присудила ему Уваровскую премию.

С. К. Смирновым написано и издано большое количество не менее значительных произведений в области истории — церковной и гражданской. Из их числа можно выделить описания ряда монастырей и святых мест и путеводители по ним. Стоит также отметить написанные протоиереем С. К. Смирновым воспоминания о церковных ученых и их некрологи. Особенную ценность имеют воспоминания о протоиерее Александре Горском. Смирнов издал (с соб­ственными примечаниями) дневник протоиерея Александра Горского, а также письма Филарета (Гумилевского) к протоиерею А. В. Горскому, письма митрополита Филарета Московского к Филарету (Гумилевскому) и наместнику Троице-Сергиевой Лавры архимандриту Афанасию, четыре письма святителя Димитрия Ростовского в переводе с латинского, письма ми­трополита Платона (Левшина) к преосвященным Амвросию (Подобедову) и Августину (Виноградскому), письма к митро­политу Платону императора Павла и других Высочайших особ. Протоиерей С. К. Смирнов вел обширную переписку с духовными и светскими лицами. Некоторые его письма опубликованы. Это, в частности, письма к архиепископу Савве (Тихомирову), вошедшие в состав его знаменитого мемуарного труда «Хроника моей жизни».

С. К. Смирновым написаны и опубликованы ряд трудов в области патристики, греческой филологии и философии, истории старообрядческого раскола и сектантства, большое количество проповедей и статьи на актуальные темы. Немало он потрудился и в деле перевода на русский язык творений святых отцов. Им сделаны и опубликованы также переводы некоторых иностранных источников по истории России.

С. К. Смирнов оставил и небольшое поэтическое на­следие. Это стихотворение на день прибытия в Троице- Сергиеву Лавру в 1841 году наследника престола великого князя Александра Николаевича (впоследствии импера­тор Александр II) и его супруги. В 1856 году Александр II с супругой короновались в Москве и вновь посетили Лавру. Смирнов опять-таки посвятил этому событию сти­хотворение «На пришествие в Троице-Сергиеву Лавру их Величеств после коронования». Наконец, в 1871 году он написал и произнес стихотворение, посвященное 40-летию служения в должности наместника Лавры архимандрита Антония (Медведева).

За свои ученые заслуги С. К. Смирнов неоднократно награждался. Среди его наград орден Святой Анны I сте­пени. В 1883 году протоиерей Сергий Смирнов принимал в качестве священнослужителя участие в коронации импе­ратора Александра III. Он был в числе награжденных по случаю этого события — удостоен права ношения пали­цы и митры. С. К. Смирнов являлся членом ряда научных обществ. В 1851 году он был избран действительным членом Императорского Общества истории и древностей россий­ских при Московском университете; с 1871 года являлся действительным, а с 1879 года почетным членом Общества любителей духовного просвещения; в 1874 году избран членом-корреспондентом Императорской академии наук по отде­лению русского языка и словесности; с 1879 года являлся непременным членом Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете.

Василий Осипович Ключевский (1841-1911)

В. О. Ключевский происходил из духовного сословия. Его отец священствовал в Пензенской губернии. Первоначальная жиз­ненная обстановка — русская деревня с ее укладом, оказала благотворное влияние на формирование будущего историка. В 1850 году семья Ключевского в связи с кончиной отца переселилась в Пензу, где жила в больших трудностях. Юный Василий по совету матери поступил в Пензенское духовное училище. Показав хорошие результаты и способности на экзаменах, он был принят на казенное содержание. Училище закончил первым учеником, затем, поступив в семинарию, также оставался в числе первых. Особенно он выделялся своими сочинениями. Источником такой литературности явилась его необыкновенная любовь к книгам. По воспомина­ниям сестры, его очень редко можно было увидеть без книги: обедал, пил чай, ложился спать всегда с книгой. В семинарии он несколько раз перечитал труды Татищева и Карамзина по русской истории. В 1860 году, когда окончание семинарии было уже близко, Василий Ключевский подал прошение об увольнении из нее, мотивируя его стеснительными до­машними обстоятельствами и слабостью здоровья. На са­мом деле он пожелал перейти в университет. Начальство семинарии категорически отвергло прошение: Ключевский содержался за счет казны, поэтому должен был отслужить в духовном ведомстве, как тогда было заведено, не менее 4 лет. Строгий епископ Пензенский Варлаам пригрозил исключить из духовного сословия за переход в университет сестру Ключевского, но впоследствии смягчился и изменил свое намерение. В июле 1864 года Василий Осипович подал прошение ректору Московского университета о зачислении его на историко-филологический факультет. Вступительные экзамены сдал успешно и был зачислен на 1 курс. Большое впечатление на В. Ключевского оказал преподаватель истории С. М. Соловьев, предлагавший ученикам удивительно цельный, четко выстроенный, систематизированный материал. Новая концепция русской истории, заключающаяся во внутренней связи новой истории (со времен Петра I) с древней, выстраиваемая С. М. Соловьевым, оказала решающее значение в формировании научных взглядов молодого ученого. Василий Осипович всегда работал с цельным взглядом на свой предмет. Ему приходилось этот взгляд углублять, дополнять, но не вырабатывать заново. Уже на студенческой скамье Ключевский стал продолжать дело своего учителя. На 4 курсе он написал кандидатское сочинение «Сказание иностранцев о Московском государстве», введя в научное пользование достаточное количество нового или плохо изученного материала. Сочинение отличалось превосходным стилем, общедоступностью и занимательностью, вследствие чего было издано для широкой публики и мгновенно распродано. Магистерская диссертация Ключевского была посвящена древнерусским житиям святых как историческому источнику. В ходе работы над ней диссертант явил ученому миру 250 редакций житий русских святых (в большей степени, Северной Руси), обработал около 5000 их редакций. Этот колоссальный труд был отмечен в ходе диспута на защите диссертации в Московском университете, привлек­шей многочисленную публику и имевшей широкий резонанс в общественных и научных кругах центра России.

img025.jpg

Академик, профессор МДА В.О. Ключевский

С 1872 года Василий Осипович состоял преподавателем трех учебных заведений: Александровского военного училища, Московской духовной академии и Высших женских курсов. После кончины С. М. Соловьева он занял Кафедру русской истории Московского университета. Особенность его преподавания заключалась в том, что Ключевский излагал не столько содержание литературы по поставленному вопросу, сколько плоды своей неустанной работы над источниками. Ему удалось преодолеть в научных кругах устойчивый стереотип, что новейшая история не может быть предметом изучения. Органично сочетая деятельность преподавателя с исследовательской работой, Ключевский быстро добился высоких результатов, превзойдя, по утверждениям современников, своих учителей. Его лекции посещали студенты других фа­культетов, пропуская положенные свои, так что другим пре­подавателям читать вместе с ним в один час стало немыслимо.

В 1882 году Ключевский защищал докторскую диссер­тацию. Начало и конец защиты сопровождались продолжи­тельными овациями разношерстной публики (с криками «браво!»). На защиту пришли не только профессора уни­верситета, духовной академии, но и вице-губернатор, глава Москвы, все, кому было интересно и кому посчастливилось присутствовать в переполненном зале. Диспут имел более характер дружеской беседы, нежели научного суда. В том же году его назначили деканом историко-филологического факультета в трудный момент перемен в университетской жизни, связанных с введением устава 1884 года, которому Ключевский не сочувствовал. В 1889 году короткое время он даже побывал в должности помощника ректора университета. Тяготясь всеми административными обязанностями, вскоре он получил увольнение от них и сосредоточился ис­ключительно на преподавательской и научной деятельности в университете и духовной академии. Василий Осипович читал юристам и филологам первый год совместно древне­русскую историю (до Смутного времени включительно), второй год — новейшую (до обзора реформ Александра II). Студентам 3 и 4 курсов он предлагал самостоятельную работу: читать "Историю России" С. М. Соловьева, готовить рефераты и устные сообщения. В конце 1880-х годов 3 и 4 курсу он стал преподавать обзор русской историографии и источников русской истории с выдержками из них. Отдавая много времени преподаванию, Ключевский совершенствовал его разработкой научного метода. В 1880-х и 1890-х годах он напечатал целый ряд фундаментальных работ по экономиче­ской, социальной и политической истории России. Василий Осипович был деятельным членом Общества любителей рос­сийской словесности, в котором читал сообщения о русских поэтах и писателях, о связи их творчества с историей («"Борис Годунов" А. С. Пушкина с исторической точки зрения»). Его охотно приглашали на многие официальные мероприятия произносить речи по поводу различных торжеств. Газеты и журналы дорожили сотрудничеством с Ключевским и уси­ленно добивались от него статей. Большей частью эти старания оказывались напрасными, т. к. автор не любил писать по заказу и давал только то, что было готово, независимо от требований. В 1899 году по настоянию друзей он написал «Краткое по­собие по русской истории». Популярность этого учебного пособия была так велика, что оно расходилось мгновенно и в 1900-1909 годах переиздавалось 6 раз. Василию Осиповичу выпало на долю редкое счастье по­лучить при жизни со всех сторон полную и справедливую оценку своим ученым и преподавательским трудам. 27 октября 1896 года Московская духовная академия торжественным молебном и приемом отметила 25-летие его профессорской службы в академии. В 1900 году исследовательские заслуги В.О. Ключевского были отмечены Императорской академией наук, избравшей его ординарным академиком по истории. Современники в юбилейные дни отмечали нравственную чистоту Ключевского, необыкновенную содержательность и доступность для любых лиц его устного и письменного материала, пожелания не только учить, но и понимать историю, извлекать нравственные выводы. На 30-летие профессорской службы ученики и почитатели Ключевского выпустили 2 тома статей учителя и собственных научных работ и воспоминаний. Василий Осипович стал почетным членом и академии, и университета, и ученых обществ, членами которых состоял. Долгое время он отказывался от звания почетного члена Московского университета на том основании, что звание почетного члена несовместимо со званием действительного. Оказалось, что при жизни ему не было суждено носить это звание: распоряжение о присвоении звания почетного члена Московского университета пришлось разместить прямо в его некрологе, поскольку голосование профессоров совпало с кончиной историка.

В последние годы Василию Осиповичу пришлось при­нимать участие в устройстве академической и общественно-политической жизни империи. Он принимал участие в обсуждении проектов и мер к обновлению университет­ского строя, в совещании под председательством св. импе­ратора Николая II о выработке положения учреждаемой Государственной Думы.

В российской науке, в истории высших учебных заведений (Московской духовной академии, Московского университета и др.) имя В. О. Ключевского долгое время остается незабвен­ным. На примере своей личной жизни он показал, насколько плодотворно может работать ученый в высшей школе, в живом общении с учащимися, разрабатывать истинную науку, про­никнутую девизом: поп scholae, sed vitae [6].

Евгений Евсигнеевич Голубинский (1834-1912)

Крупнейшим историком Русской Православной Церкви является профессор Московской духовной академии, действительный член Российской академии наук Евгений Евсигнеевич Голубинский.

Родился Евгений Евсигнеевич 28 февраля 1834 года в селе Матвеево Кологривского уезда Костромской губернии, в се­мье священника Евсигнея Пескова. Когда отец Евсигней отдавал своего сына в духовное училище, он записал его под фамилией Голубинский, в честь своего земляка, профессо­ра Московской духовной академии протоиерея Феодора Голубинского. Евгений Голубинский окончил Солигаличское духовное училище, затем Костромскую духовную семинарию и, в 1858 году, Московскую духовную академию. К выходу из академии он приготовил магистерское сочинение «Образ действования императоров греко-римских против еретиков и раскольников в IV, V и VI веках». Тема для указанного со­чинения была прислана из Синода митрополиту Московскому Филарету (Дроздову). Святитель переслал ее в академию, и здесь А. В. Горский поручил ее разработку Голубинскому. Последнему тема не понравилась, но подчиниться пришлось. В итоге в 1859 году Святейший Синод утвердил Голубинского в звании магистра богословия. Первый свой преподава­тельский опыт Евгений Евсигнеевич получил в Вифанской духовной семинарии, где после окончания академии пре­подавал три года. С 1861 года, однако, он начал трудиться в Московской духовной академии как бакалавр по Кафедре Русской церковной истории. Эта Кафедра только недавно стала самостоятельной. Голубинский был крайне увлечен наукой. Известен, например, случай, когда студенты в пас­хальную ночь нашли его за работой. Еще в начале своей научной деятельности он выработал критический подход к изложению истории. В 1869 году ученый удостоился боль­шой Уваровской премии за сочинение «Святые Константин (Кирилл) и Мефодий, апостолы славянские», весьма похваль­ную рецензию на которое написал, между прочим, известный славист Измаил Иванович Срезневский. [7]. Однако этот труд так и не был опубликован. Его сочли чересчур критичным. В 1870 году Голубинский стал экстраординарным профес­сором Московской духовной академии. В 1871 году вышла в свет его книга «Краткий очерк православных церквей: Болгарской, Сербской и Румынской». Это исследование было высоко оценено протоиереем А. В. Горским. Сам Евгений Евсигнеевич писал впоследствии, что этим сочинением он «покрытую дотоле мраком неведения историю славянских церквей озарил светом ведения, на что употребил огром­ный труд». Однако, по его же признанию, книга оказалась очень неудачной в коммерческом отношении. «Я, — писал Голубинский, — предполагал, что в великой Российской стране найдется 1200 человек, которые пожелают узнать церковную историю родственных нам славян — болгар и сербов — и напечатал сочинение в 1200 экземпляров, но я совершенно ошибся в своих предположениях. Тотчас по напечатании сочинения было продано его экземпляров сто два с половиной, а потом распродажа его пошла до крайности туго, так что и теперь, через 38 лет, довольно значительное количество экземпляров остается у меня на руках».

img026.jpg

Академик, профессор МДА Е,Е. Голубинский

После издания «Краткого очерка» Голубинский совершил заграничное путешествие с научной целью. Оно началось в июне 1872 года. Через Петербург, Вильну и Варшаву ученый прибыл в Вену и некоторое время проживал там, посещая одновременно южную Польшу, Галицию и Буковину. Затем он отправился в Константинополь, но попутно посетил Сербию, Болгарию и Румынию. Прожив в Константинополе несколько месяцев и съездив в Иерусалим, Евгений Евсигнеевич отбыл в Солунь. После посещения Афона переехал в Афины, далее в Рим, посетив по дороге Корфу и Бари. Из Рима он совершил несколько кратких поездок по Италии: побывал в Неаполе, осмотрел раскопки Помпеи, древние церкви Равенны, древности Венеции и Флоренции. К Рождеству Христову (25 декабря) 1874 года Голубинский возвратился в Россию. «Я был чрезвычайно рад, — вспоминал ученый впоследствии, — что осуществились мои мечты о заграничном путешествии. Собственными глазами я увидел сохраняющиеся древние памятники церковного зодчества, видеть которые мне было желательно для моей науки. Не видев их сам, а зная только по рисункам, я бы никогда не составил желаемого мне совершенно ясного и отчетливого о них представления (на первом месте должна быть поставлена здесь св. София Константинопольская). Собственными глазами я видел церковную жизнь и церковные нравы и обычаи у греков и южных православных славян, иных из которых (нравов и обычаев) нет у нас. Вообще я возвратился из-за границы с чувством полного удовлетворения» [8]. Поездка за границу дала ученому много сведений о Византии и Руси.

В 1880-1881 годах вышел в свет в двух частях первый том «Истории Русской Церкви» Е. Е. Голубинского. Деньги на издание этого труда дал митрополит Московский Макарий (Булгаков). По замыслу автора, он должен был предваряться посвящением скончавшемуся к тому времени протоиерею Александру Горскому: «Посвящается памяти Александра Васильевича Горского, покойного ректора Московской ду­ховной академии. Настоящий том нашей истории позволяем посвятить памяти незабвенного человека. Быв учеником по­койного Александра Васильевича в том собственном смысле, что мы учились у него в академии, мы не можем совсем себя назвать его учениками в том несобственном смысле, чтобы были продолжателями его идей, взглядов и мнений и вообще направления. Но он был для нас учителем еще и в другом несобственном смысле: его самоотверженная преданность науке и его без всякой риторики, а по самой истине, неусыпное трудолюбие воодушевляли нас и вызывали нас на подражание и соревнование. 31 дек. 1879» [9]. Однако это посвящение не было напечатано. Позднее Евгений Евсигнеевич объяснил причину отказа от него в предисловии ко второму тому ис­следования: «Первый том моей "Истории Русской церкви" я намеревался посвятить памяти Александра Васильевича Горского, примером которого я одушевлялся и которому я соревновал в научном труде. Но намерение осталось не исполненным, потому что против составленного мной посвящения, неожиданным для меня образом восстали некоторые почитатели памяти Александра Васильевича» [10]. Более подробно это обстоятельство Голубинский разъясняет в своих воспоминаниях. «Мои научные воззрения и вообще моя научная настроенность, как это смело обнаружилось в первом томе "Истории", значительно расходятся с воззрениями и на­строенностью Александра Васильевича. Но так как я ученик его академии, то я имел основания опасаться, что иные люди, смотря на мои особенности как на мои недостатки, поставят их в вину ему как моему учителю. Не желая, чтобы это случилось, я сделал было в посвящении относительно моих научных воззрений и моей научной настроенности соответственную оговорку. А когда выбранное в типографии и оттиснутое для корректуры посвящение я показал покойному Е. А. Викторову, у которого я останавливался в Москве, то он, совершенно неожиданным для меня образом перетолковывая меня, сильно обиделся за Александра Васильевича, от которого будто бы я отрекся, и осыпал меня жестокой бранью. Испугавшись мысли, что и другие могут понять меня так же превратно, как понял Викторов, я увидел себя вынужденным отказаться от печатания посвящения». [11].

В 1880 году за первый том «Истории» Голубинский получил докторскую степень. С 1886 года он — заслуженный профессор Московской духовной академии. В 1903 году избран членом Академии наук, через два года ушел на пенсию. В1906 году, будучи приглашен в Предсоборное Присутствие, ученый издал известную брошюру о церковной реформе и тогда же ослеп. Умер Евгений Евсигнеевич Голубинский в 1912 году на Крещение Господне. Чувствуя приближение смерти, он попросил зажечь свечу перед образом преподобного Сергия, голову накрыл книгой о Радонежском чудотворце и тихо скончался. Похоронен на академическом кладбище. Библиотека его осталась в Московской духовной академии (ныне в рассеянном виде пребывает в Российской Государственной библиотеке).

Характер ученого отличался прямотой, даже резкостью, манеры — грубоватостью. Голубинский не боялся говорить то, что думал. В глазах студентов это делало его героем. Но, тем не менее, лекции его не пользовались популярностью, ибо он не обладал способностями преподавателя, и слушать его было очень тяжело. С подозрением относилось к профессору и высокое начальство. Так, его история была изъята из семинарских ученических библиотек. Он сталкивался с цензурными затруднениями при печати своих трудов, по­тому что его взгляды противоречили официальной церковно-исторической концепции. Именно поэтому первую часть второго тома своего исследования по истории Русской Церкви Евгений Евсигнеевич сумел напечатать лишь в 1900 году, и то благодаря содействию обер-прокурора Святейшего Синода К. П. Победоносцева. Влиятельнейший государственный деятель собирался ехать на курорт, ему дали почитать этот труд, он сначала не хотел брать его с собой, но потом согла­сился и даже прочитал. Вернулся он другом историка. Дело в том, что в это время в церковном обществе все сильней стали раздаваться голоса в пользу восстановления патриаршества. Победоносцев был против этого, Голубинский же, как вы­яснилось, вполне разделял его взгляды.

Этот замечательный ученый, по отзыву протоиерея Г. Флоровского, «принадлежал к тому поколению, из ко­торого выходили вожди нигилизма. Есть что-то от этого не-исторического обличительства и у него, в самом его историческом методе, в самой психологии его исторической работы. Это, прежде всего, его мнительная недоверчивость, почти подозрительность в отношении к источникам. Он точно удивляется всякий раз, когда убеждается в надеж­ности и достоверности своих источников или памятников. Он всюду ожидает встретить подделки, подлоги, искажения. Недостоверные сказания, суеверные слухи, поверия, леген­ды <...> Он всегда предполагает возможность намеренного обмана. Это у него очень яркая черточка от просветитель­ства <...> Житейскую недоверчивость и подозрительность Голубинский превращает в исторический метод». «Истории лгущей», которая других обманывает, сама обманываясь, он хочет противопоставить «историю настоящую», правдивую и трезвую. Голубинский поставил себе задачу написать исто­рию Русской церкви «критическим» методом. Это означало, прежде всего, критику источников. Но Голубинский никогда не разделял критики источников от критики самой жизни, событий и порядков. «Критический» для него означало «обличительный» [12].

В своих исследованиях историк использовал немало новых материалов и источников, в частности западного про­исхождения. Однако он совсем не привлекал ценнейшие арабские источники. У него не было непосредственных уче­ников. И все же он создал новую школу сугубо критичного отношения к истории. В этом Голубинский видел очищение ее от разных домыслов и догадок. Особенно внимателен он был к спорным вопросам, разбирая их весьма тщательно и подробно. Ученый отрицал предание и фольклор как исто­рические источники, игнорировал все факты и сведения, не находившие письменного подтверждения; факты агиографии не считал историческим материалом. Минимальное значение придавал он и запискам путешественников. Голубинский был ярко выраженным норманистом, именно через призму норманистской теории интерпретируя все факты ранней исто­рии Руси и Русской Церкви. Отсюда у него иной раз и столь резкие оценки, как например, в предисловии к «Истории», где он говорит, что мы, русские, не писали своей истории удовлетворительно, «потому что были неспособны написать. А были неспособны написать потому, что были неспособны, потому что в нашем прошлом грустный или не грустный, но действительный факт, — мы представляли из себя народ, весьма невысокого достоинства...»

Николай Федорович Каптерев (1847-1918)

Современником Е. Е. Голубинского был известнейший историк Русской Православной Церкви Николай Федорович Каптерев. Родился в Москве в семье священника. После Вифанской духовной семинарии учился в Московской духовной акаде­мии, которую окончил в 1872 году по историческому отде­лению и в которой был оставлен в качестве преподавателя. С мая 1872 до конца 1873 года Каптерев читал здесь исто­рию Русской Церкви вместо командированного за границу Е. Е. Голубинского. С сентября 1872 года он носил звание приват-доцента. Но поскольку Кафедра истории Русской Церкви была занята Голубинским, Каптерев принял предложение занять Кафедру Древней гражданской истории и вел этот предмет с 1874 по 1906 год. Однако сферой научных интересов Каптерева оставалась история Русской Церкви. Он стал крупнейшим специалистом по эпохе патриарха Никона, а также по исто­рии отношений Русской Православной Церкви и русского правительства с православным Востоком b XVI-XVIII веках. В 1874 году Каптерев защитил магистерскую диссертацию на тему: «Светские архиерейские чиновники в древней Руси» и был утвержден доцентом академии. В 1883 году Каптерев был избран экстраординарным профессором академии. В 1885 году он представил в Совет Московской духовной академии текст докторской диссертации на тему: «Характер отношения России к православному Востоку в XVI-XVII столетиях». Эта монография была сразу напечатана и, получив высокую оценку специалистов, была удостоена премии митрополита Макария. Однако выводы Каптерева вызвали критику профессора Н. И. Субботина. В результате Каптереву пришлось подать на защиту второй, исправленной диссертации. Отзыв на нее подал Е. Е. Голубинский. Синод не принимал решения по этому вопросу в течение трех лет. Наконец, в ноябре 1888 года ходатайство академии о присуждении Каптереву степени доктора церковной истории было отклонено Синодом по настоянию К. П. Победоносцева. Каптереву пришлось писать новую диссертацию. В декабре 1891 года он был удостоен степени доктора церковной истории за исследование «Сношения Иерусалимского патриарха Досифея с русским правительством: в 1669-1707 годах». Лишь в 1896 году Каптерев становится ор­динарным профессором академии. С 1896 по 1905 год Каптерев являлся членом Правления академии.

img030.jpg

Профессор Н.Ф. Каптерев

Свой обширный труд «Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович» Н. Ф. Каптерев опубликовал в журнале «Богословский вестник» в течение 1908-1911 годов. Эта публикация вследствие его новых воззрений на время патри­аршества предшественника Никона — Иосифа и на проис­хождение так называемых старообрядческих особенностей, вызвала нападения приверженцев старинных воззрений на историю нашего старообрядства.

Помимо научной и преподавательской деятельности в Московской духовной академии Каптерев преподавал также в Сергиево-Посадской мужской гимназии (1876-1878). Он триж­ды избирался старостой Сергиева Посада. В 1905 году Николай Федорович Каптерев был уволен, по собственному прошению, на пенсию и избран почетным членом академии. Чтение лекций в академии он продолжал до 1906 года. Заслуги Каптерева для исторической науки были отмечены избранием его в 1910 году членом-корреспондентом Российской академии наук. Патриарх Иерусалимский в 1900 году пожаловал Каптереву Золотой Крест с частицей Животворящего Креста Господня и звание кавалера Всесвятого и Животворящего Гроба Господня.

В последние годы жизни Каптерев активно занимался общественно-политической деятельностью. Он являлся членом IV Государственной Думы от партии прогрессистов (1912-1917), был председателем Сергиево-Посадского ко­митета оказания помощи беженцам. В 1917 году Николай Федорович Каптерев был избран членом Всероссийского Церковного Собора от Государственной Думы.

Сергей Иванович Смирнов (1870-1916)


Профессор С.И. Смирнов

Сергей Иванович Смирнов родился в селе Большая Брембола Переславского уезда Владимирской губернии в семье священника. После учебы в Вифанской духовной семинарии окончил в 1895 году Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия и оставлен при ней профессорским стипендиатом. Будучи еще студентом IV курса академии Смирнов был отмечен начальством как преемник Голубинского по Кафедре истории Русской Церкви. И действительно, в августе 1896 года он стал и. о. доцента Московской духовной академии по указанной Кафедре. Как историк Сергей Иванович специализировался по довольно узкой теме — истории духовничества. В мае 1906 года он защитил магистерскую диссертацию на тему: «Духовный отец древней восточной Церкви. (История духовничества на Востоке). — Ч. 1: Эпоха Вселенских Соборов». В июне того же года был утвержден в должности доцента академии. В октябре 1906 года становится экстраординарным профессором академии. Параллельно, с 1907 года, начинает преподавать в Московском университете в качестве приват-доцента по Кафедре истории Церкви. В 1914 году Сергей Иванович Смирнов был удостоен степени доктора церковной истории за диссертацию на тему: «Древнерусский духовник», и тогда же получил звание ординарного профессора академии. В июне 1916 года Смирнов подал прошение о выходе на пенсию по болезни. 4 июня 1916 года он скончался. Погребен на академическом кладбище.

Николай Ильич Серебрянский (1872-1940)

После кончины С. И. Смирнова Кафедру истории Русской Церкви в Московской духовной академии занял Николай Ильич Серебрянский. Сын протоиерея Псковской епархии, в 1898 году он закончил Московскую духовную академию со степенью кандидата богословия. После окончания академии Серебрянский служил помощником инспектора Смоленской духовной семинарии (1899), преподавал в Торопецком духов­ном училище (1899-1903) и Псковской духовной семинарии (1903-1909). В 1909 году Серебрянский защитил в Московской духовной академии магистерскую диссертацию на тему: «Очерки по истории монастырской жизни в Псковской земле с критико-библиографическим обзором литературы и источников по истории псковского монашества». С 1909 по 1914 год служил справщиком Московской Синодальной типо­графии. В 1914-1916 годах преподавал в Костромской духов­ной семинарии. В ноябре 1916 года Н. И. Серебрянский был избран доцентом Московской духовной академии по Кафедре истории Русской Церкви, тогда же удостоен степени доктора церковной истории за диссертацию на тему: «Древнерусские княжеские жития». В апреле 1917 года Серебрянский был избран ординарным профессором Московской духовной академии.

В 1929 году он был уволен из Академии наук при чистке ее сотрудников. В 1930 году его арестовали в связи с делом С. Ф. Платонова. По этому сфабрикованному делу было привлечено 115 историков. В 1931 году Николая Ильича приговорили к 10 годам каторги на Соловках с конфискацией имущества. В 1932 году это наказание ему заменили на ссыл­ку в город Судиславль Костромской области. С 1936 года Серебрянский проживал в Костроме. В 1938 году он был вновь арестован, теперь уже по делу епископа Костромского Никодима (Кроткова), осужден и приговорен к пяти годам исправительно-трудовых лагерей. Скончался Николай Ильич Серебрянский 23 мая 1940 года в Сиблаге.


Примечания

[1] От латинского humilus— «малый», «смирный».

[2] Смолич И. К. История Русской Церкви: 1700-1917 // Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. М., 1994-1998. Кн. 8.4.1.С. 50-51.

[3] Коялович М. О. История русского самосознания. Минск, 1997. I С. 543-544.

[4] Геннадий (Гоголев), архим. Великан учености: Жизнь и труды протоиерея Александра Горского. М„ 2004. С. 22.

[5] Кириллин В. М. Научные труды протоиерея Александра Горского и развитие русской археографии // «Честному и гроз­ному Ивану Васильевичу»: к 70-летию Ивана Васильевича Левочкина / Сб. статей. М., 2004; Гайдаренко П. Протоиерей Александр Васильевич Горский как исследователь славяно­русской книжности и литературы / Диссертация на соискание ученой степени кандидата богословских наук (Машинопись). СП, 2004;Мельков А. С. Жизненный путь и научное наследие протоиерея А. В. Горского. М., 2006.

[6] Любавский М. В. О. Ключевский (12 мая 1911) // В. О. Ключев­ский. Биографический очерк, речи, произнесенные в торжествен­ном заседании 12 ноября 1911 г. и материалы для биографии. М„ 1914. С. 34.

[7] Рецензию Срезневского см.: Отчет о 12-м присуждении на­град графа Уварова 25 сентября 1869 г. - СПб., 1870. С. 227-233.

[8] Голубинский, 1998. С. 209.

[9] Голубинский, 1998. С. 210.

[10] Голубинский, 1998. С. 210-211.

[11] Голубинский, 1998. С. 211.

[12] Флоровский Г., прот. Пути русского богословия. - Париж, 1937. С. 372.

Цитированная литература

Голубинский, 1998 — Голубинский Е.Е. Воспоминания // Полунов А.Ю., Соловьев И.В. Жизнь и труды академика Е.Е. Голубинского. - М., 1998.


STSL.Ru


1 Июня 2017

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...